||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 ноября 2002 года

 

Дело N 11-Г02-27

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Василевской В.П.,

                                                    Потапенко С.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 ноября 2002 г. дело по заявлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об установлении факта уклонения Государственного Совета Республики Татарстан от исполнения решений Верховного Суда Республики Татарстан от 3 октября 2001 г. и 7 февраля 2002 г., определения Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2001 г., постановления Конституционного Суда РСФСР от 13 марта 1992 г. N П-РЗ-1, постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. N 10-П, определений Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. N 92-О, от 19 апреля 2001 г. N 65-О, от 13 ноября 2001 г. N 260-О по кассационному протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Верховного Суда Республики Татарстан от 10 сентября 2002 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения представителей Государственного Совета Республики Татарстан К. и С., возражавших против доводов кассационного протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в Верховный Суд Республики Татарстан с заявлением в порядке статьи 9 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" об установлении факта уклонения Государственного Совета Республики Татарстан от исполнения решений и определений Верховного Суда Республики Татарстан и Верховного Суда Российской Федерации, постановлений и определений Конституционного Суда РСФСР и Российской Федерации, указав в обоснование своего заявления, что решениями Верховного суда Республики Татарстан от 3 октября 2001 года и 7 февраля 2002 года по заявлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ряд статей Конституции Республики Татарстан от 6 ноября 1992 года (в редакции Закона Республики Татарстан от 3 марта 2000 года) были признаны противоречащими федеральному законодательству.

Государственным Советом Республики Татарстан был принят опубликованный 19 апреля 2002 года Закон Республики Татарстан "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Татарстан". Данным Законом Конституция республики была изложена в новой редакции, однако некоторые нормы, ранее признанные решениями судов противоречащими федеральному законодательству, по мнению прокурора, Государственным Советом были сохранены. В частности, в новой редакции Конституции в статье 63 предусмотрено, что граждане в Республике Татарстан обязаны нести военную службу в соответствии с федеральным законом. В статье 112 определено, что Арбитражный суд Республики Татарстан является судебным органом, осуществляющим правосудие путем разрешения экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Полномочия, порядок образования и деятельности Арбитражного суда Республики Татарстан устанавливаются федеральным конституционным законом.

В статье 114 новой редакции Конституции Республики Татарстан прокурор Республики Татарстан и подчиненные ему прокуроры в соответствии с федеральным законом осуществляют надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Татарстан, федеральных законов, законов Республики Татарстан. Полномочия, порядок организации и деятельности прокуратуры Республики Татарстан устанавливается федеральным законом.

Данные положения, содержащиеся в прежней редакции Конституции и признанные решениями судов противоречащими федеральному законодательству сохранены, как указывает прокурор в своем заявлении, в новой редакции Конституции Республики Татарстан.

В частности, в части 1 статьи 91 новой редакции Конституции республики сохранены положения, ранее признанные решением Верховного Суда Республики Татарстан от 3 октября 2001 года противоречащими федеральному законодательству, предусматривающие для кандидата в Президенты Республики Татарстан владение государственными языками Республики Татарстан.

Также в статьях 1, 11, 13, 121 Конституции РТ республика вновь провозглашена демократическим, правовым, светским и социальным государством, объединенным с Российской Федерацией и обладающим суверенитетом, который выражается в обладании всей полнотой государственной власти вне пределов ведения РФ, совместного ведения РФ и субъектов РФ. Статьей 89 Конституции РТ предусмотрено, что Президент Республики Татарстан является главой государства. Статьей 3 Конституции республики установлено, что носителем суверенитета и единственным источником власти в РТ является ее многонациональный народ.

Данные нормы новой редакции Конституции республики не соответствуют положениям постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 года, постановления Конституционного Суда РСФСР от 13 марта 1992 года, являются по сути идентичными положениями и не должны были включаться в новую редакцию Конституции Республики Татарстан.

Вышеназванные нормы вновь принятой Конституции Республики Татарстан, по мнению прокурора, являются основой для создания препятствий по реализации на территории республики суверенных прав Российской Федерации, нарушение конституционного права граждан Российской Федерации быть избранными в органы государственной власти республики.

Представители Государственного Совета Республики Татарстан К., Х., С. с заявлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации не согласились, пояснив, что во исполнение решений Верховного Суда Республики Татарстан, Верховного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации Государственным Советом Республики Татарстан была принята новая редакция Конституции Республики Татарстан, в которой были устранены или изменены положения, признанные противоречащими Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству решениями судов. Новая редакция Конституции республики не была предметом рассмотрения судебных органов, указанные прокурором в своем заявлении нормы республиканской конституции не содержат положения, не соответствующие федеральному законодательству, и оснований для удовлетворения заявления прокурора не имеется.

Решением Верховного Суда Республики Татарстан от 10 сентября 2002 г. заявление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставлено без удовлетворения.

В кассационном протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене решения и об удовлетворении заявленных требований по тем основаниям, что судом первой инстанции неправильно применен материальный закон, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 4 статьи 9 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации" в случае, если соответствующим судом установлено, что законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации приняты конституция (устав), закон субъекта Российской Федерации или иной нормативный правовой акт, противоречащие Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам, а законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в течение шести месяцев со дня вступления в силу решения суда не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, в том числе не отменил нормативный правовой акт, признанный соответствующим судом противоречащим федеральному закону и недействующим, и после истечения данного срока судом установлено, что в результате уклонения законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц, Президент Российской Федерации выносит предупреждение законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, решением Верховного Суда Республики Татарстан от 3 октября 2001 года, оставленным без изменения определением Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2001 года, и решением Верховного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2002 года по заявлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ряд статей Конституции Республики Татарстан от 6 ноября 1992 года (в редакции Закона Республики Татарстан от 3 марта 2005 года) признаны противоречащими федеральному законодательству, в том числе:

- часть 1 статьи 58 Конституции Республики Татарстан, согласно которой граждане Республики Татарстан обязаны нести воинскую службу в соответствии с законом. Воинская обязанность исполняется на территории Республики Татарстан или вне ее на основе договорных обязательств Республики Татарстан;

- статья 152 Конституции РТ, в соответствии с которой Высший арбитражный суд Республики Татарстан является высшим судебным органом, осуществляющим правосудие по экономическим спорам: в сфере управления, между предприятиями, учреждениями и организациями, а также гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в установленном законом порядке. Компетенция, порядок организации и деятельности Высшего арбитражного суда Республики Татарстан определяются Законом о Высшем арбитражном суде Республики Татарстан;

- статьи 150, 153, 155 и 156 Конституции РТ, определяющие полномочия, порядок организации и деятельности органов прокуратуры;

- часть 1 статьи 108 Конституции РТ, которой устанавливалось требование к кандидату на должность Президента Республики Татарстан по владению государственными языками Республики Татарстан.

В новой редакции Конституции Республики Татарстан, опубликованной 19 апреля 2002 года, по утверждению заявителя, указанные выше нормы, в нарушение решения суда, были сохранены.

Суд первой инстанции не согласился с этим, посчитав, что в Конституцию Республики Татарстан внесены изменения, указывающие на регулирование вышеназванных отношений в соответствии с федеральным законом, отдельные положения которого воспроизведены в Конституции Республики Татарстан.

Однако, несмотря на то, что в силу ст. ст. 71, 76 Конституции Российской Федерации конституция, закон или иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации не могут содержать нормы по вопросам исключительного ведения Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводам, противоречащим фактическим обстоятельствам дела, поскольку в новой редакции Конституции Республики сохранены нормы относительно военной службы, Арбитражного суда, прокуратуры Республики Татарстан, ранее признанные решением суда противоречащими федеральному законодательству.

То есть Государственный Совет Республики Татарстан в новой редакции Конституции Республики Татарстан повторно принял положения, которые по своему смыслу являются такими же, какие ранее решениями судов признаны не соответствующими федеральному законодательству.

В части 1 статьи 91 новой редакции Конституции предусмотрено, что Президентом Республики Татарстан может быть избран гражданин в Республике Татарстан не моложе тридцати лет, обладающий избирательным правом и владеющий государственными языками Республики Татарстан.

Решением Верховного Суда Республики Татарстан от 3 октября 2001 года была признана противоречащей федеральному законодательству часть 1 статьи 108 Конституции РТ, которой устанавливалось требование к кандидату на должность Президента Республики Татарстан по владению государственными языками Республики Татарстан. Указанная норма судом была признана противоречащей пункту 2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", так как гражданам Российской Федерации гарантируется право избирать и быть избранными независимо от знания языка.

Суд первой инстанции признал в своем решении, что действительно в новой редакции Конституции Республики Татарстан норма о необходимости владения государственными языками Республики Татарстан кандидатом в Президенты Республики Татарстан, ранее признанная противоречащей федеральному законодательству решением суда, сохранена.

Однако отказал и в этой части в удовлетворении требований прокурора, посчитав, что им в обоснование своего заявления не указано, какие массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина, угроза единству и территориальной целостности Российской Федерации и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства Российской Федерации в соответствии со статьей 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" наступили в результате неисполнения решений судов Государственным Советом Республики Татарстан.

Однако в заявлении прокурора указано, что неисполнение указанных решений судов влечет за собой массовое нарушение конституционного права граждан Российской Федерации быть избранными в органы государственной власти республики независимо от знания языка, ограничивая возможность для тысяч россиян выдвигать свою кандидатуру на должность Президента республики.

В нарушение требований ст. ст. 141 - 142 ГПК РСФСР суд первой инстанции не провел подготовку настоящего дела к судебному разбирательству. Между тем в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судья опрашивает истца по существу заявленных им требований, выясняет у него возможные со стороны ответчика возражения, предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства (п. 1 ст. 142 ГПК РСФСР). Суду следовало предложить прокурору дополнительно обосновать свое заявление в части массовых и грубых нарушений прав и свобод человека и гражданина, угрозы единству и территориальной целостности Российской Федерации и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства Российской Федерации, которые наступили в результате неисполнения решений судов Государственным Советом Республики Татарстан.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть это юридически значимое обстоятельство, исходя при этом из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации по делу N 8-П от 4 апреля 2002 г. о том, что само по себе бездействие законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации в случаях, когда его акт признан противоречащим федеральному законодательству, еще не дает оснований для начала процедуры досрочного прекращения полномочий. Вмешательство Российской Федерации может быть оправдано только указанными существенными последствиями нарушения конституционной обязанности субъектов Российской Федерации соблюдать федеральные нормативные предписания.

В обоснование заявления Заместителем Генерального прокурора также указано, что при принятии новой редакции Конституции Республики Татарстан Государственным Советом республики не исполнены постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 07.06.2000 N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и определение от 27.06.2000 N 92-О по запросу группы депутатов Государственной Думы РФ о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан, касающихся провозглашения государственного суверенитета, в том числе ограниченного.

Статьями 1, 11, 13, 121 Конституции РТ республика вновь провозглашена демократическим правовым, светским и социальным государством, объединенным с Российской Федерацией и обладающим суверенитетом, который выражается в обладании всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Статьей 89 Конституции РТ предусмотрено, что Президент Республики Татарстан является главой государства. Статьей 3 Конституции Республики установлено, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Татарстан является ее многонациональный народ.

Согласно п. 2.1 постановления Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 N 10-П суверенитет Российской Федерации как демократического федеративного государства, распространяющийся на всю ее территорию, закреплен Конституцией РФ в качестве одной из основ конституционного строя (статья 4, часть 1). Носителем суверенитета и единственным источником государственной власти в Российской Федерации, согласно Конституции РФ, является ее многонациональный народ (статья 3, часть 1), который, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов и возрождая суверенную государственность России, принял Конституцию РФ (преамбула).

Конституция РФ не допускает какого-либо носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России.

По смыслу преамбулы, ст. ст. 3, 4, 5, 15, 65, 66 и 71 Конституции РФ в их взаимосвязи, республики как субъекты РФ не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства - даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.

Суд первой инстанции без должных оснований не дал вышеприведенным доводам надлежащей оценки.

Между тем с таким подходом суда нельзя согласиться, поскольку, как уже отмечалось, федеральным законодательством установлен принцип неделимости суверенитета Российской Федерации, соответственно любые действия отдельных органов государственной власти в субъектах Российской Федерации, волеизъявление народа, составляющего лишь часть многонационального народа России, не могут считаться суверенными акциями, совершаемыми абсолютно самостоятельно и независимо от конституционного строя, установленного Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

При новом рассмотрении следует учесть изложенное, разрешить спор в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 10 сентября 2002 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"