||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 ноября 2002 г. N 86-о02-31

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Колоколова Н.А. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных С., С.Д., М., М.М., П., П.М., К., защитников Добровольской Е.Ю., Денисова О.Ю., Медведева А.И., Пекиной В.М., Плотникова В.А., Шишканова В.А. на приговор Владимирского областного суда от 11 марта 2002 года, которым

С., <...>, русский, со средним образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ на четыре года с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на семь лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на четыре года, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на семь лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 167 УК РФ на один год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание С. назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. п. "б", "в", "ж", 325 ч. 2, 167 ч. 2 УК РФ С. оправдан.

С.Д., <...>, русский, со средним специальным образованием, разведенный, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 167 УК РФ на один год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание С.Д. назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. п. "б", "в", "ж", 325 ч. 2, 167 ч. 2 УК РФ С.Д. оправдан.

М., <...>, русский, со средним образованием, женатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на семь лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. п. "б", "в", "ж", 325 ч. 2, 167 ч. ч. 1 и 2 УК РФ М. оправдан.

М.М., <...>, русский, со средним специальным образованием, разведенный, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на семь лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на четыре года, по ч. 1 ст. 167 УК РФ на один год, по п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на тринадцать лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание М.М. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 325 ч. 2, 167 ч. 2 УК РФ М.М. оправдан.

П., <...>, русский, с высшим образованием, разведенный, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 167 УК РФ на один год, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на пять лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание П. назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п. п. "б", "в", "ж" УК РФ П. оправдан.

П.М., <...>, русский, со средним специальным образованием, холостой, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на пять лет с конфискацией имущества, по п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на десять лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание П.М. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 325 ч. 2, 167 ч. ч. 1 и 2 УК РФ П.М. оправдан.

К., <...>, русский, с высшим образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ на шесть лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 290 УК РФ на три года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание К. назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества и с лишением права занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

Постановлено взыскать: в счет возмещения ущерба с М.М. и П.М. в пользу Б. 1900 рублей солидарно, с С., С.Д., М., М.М., П.М. в пользу ОАО АПФ "Россия" в д. Уляхино Гусь-Хрустального района Владимирской области 61225 рублей солидарно, с С., С.Д., М.М., П. в пользу Курловского потребительского общества Гусь-Хрустального района Владимирской области 42453 рубля 45 копеек солидарно, с С., С.Д., М. в пользу Курловского потребительского общества 55239 рублей 75 копеек солидарно, с С., С.Д. и М.М. в пользу ОАО "Электросвязь" г. Гусь-Хрустального Владимирской области 13125 рублей 11 копеек солидарно.

Постановлено взыскать с М.М. в пользу Б. 20000 рублей, с П.М. в пользу Б. 15000 рублей; с С., С.Д., М., М.М., П., П.М. и К. в доход государства судебные издержки по 92 рубля 58 копеек с каждого.

Признаны виновными и осуждены:

- С. за вымогательство денег у К.С. под угрозой применения насилия и с применением насилия в отношении потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно;

- С., С.Д., М. за тайные хищения чужого имущества из магазинов N 56, 22, 23, расположенных соответственно в деревнях Долбино, Цыкул, Окатово Гусь-Хрустального района Владимирской области, организованной группой, с незаконным проникновением в помещения, С. неоднократно по всем этим эпизодам, С.Д. и М. неоднократно, за исключением эпизода обвинения, связанного с кражей из магазина N 56;

- С., С.Д., М., П., М.М. за тайное хищение чужого имущества из магазина N 60, расположенного в д. Ново-Дурово Гусь-Хрустального района Владимирской области, организованной группой, с незаконным проникновением в помещение, неоднократно;

- С., С.Д., М., М.М., П.М. за тайное хищение чужого имущества в крупном размере из здания АПФ "Россия", расположенного в д. Уляхино Гусь-Хрустального района Владимирской области, организованной группой, с незаконным проникновением в помещение, всеми, за исключением П.М., неоднократно;

- С., С.Д., М.М., П., К. за открытое хищение чужого имущества из магазина М.А. и кафе-бара "Закусочная" ООО "Дикси", расположенных в г. Гусь-Хрустальном Владимирской области, в крупном размере, организованной группой, с применением в отношении сторожа С.Д.Е. насилия, неопасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в помещение, С. и С.Д. неоднократно;

- С. и М.М. за незаконное лишение С.Д.Е. свободы, не связанное с его похищением, организованной группой;

- С., С.Д., М.М., П. за умышленное повреждение имущества М.А., повлекшее причинение потерпевшему значительного ущерба;

- К. за получение взятки;

- М.М. и П.М. за убийство Б.Г. группой лиц, в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, - совершенные в указанное в приговоре время и при изложенных в нем обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения адвокатов Добровольской Е.Ю., Плотникова В.А., Медведева А.И., Пекиной В.М., Шишканова В.Н., поддержавших свои и своих подзащитных жалобы, мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей необходимым приговор в части осуждения П. по ч. 1 ст. 167 УК РФ отменить, дело прекратить, в отношении С. и М.М. в части осуждения их по ст. 127 ч. 3 УК РФ изменить, П. смягчить наказание, а в остальном в отношении них и других осужденных оставить без изменения, коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С. находит приговор незаконным и необоснованным. С его точки зрения, в основу приговора положены противоречивые и недопустимые доказательства.

Позиция потерпевшего К.С. в ходе предварительного следствия и в суде носит "противоположный" характер. Ссылка суда на то, что заявление К.С. в прокуратуру поступило под давлением П.У., несостоятельна. По факту воспрепятствования П.У. производству предварительного следствия и принуждения К.С. к даче ложных показаний в возбуждении уголовного дела отказано, что, как указывает С., свидетельствует о том, что факта давления на К.С. не было.

По эпизоду кражи из магазина N 56 обращает внимание на то, что количество похищенного, перечисленное в обвинении, не соответствует возможности его перевозки. Показания М. на предварительном следствии считает самооговором последнего и оговором им других. Пояснения им даны без участия защитника, с его слов в результате оказанного на него насилия.

Излагает, что по эпизоду кражи из магазина N 22 имеются аналогичные обстоятельства, что и по краже из магазина N 56. В данном случае суд "основывался на предположениях и догадках", занял обвинительную позицию. Показания М. в судебном заседании не подтверждены.

По эпизоду кражи из магазина N 60 ссылка суда на заключение экспертизы N 392 необоснованна, ибо след с места преступления (гипсовый слепок) и след, зафиксированный на фото, подходят лишь по общеродовым признакам к изъятым у них (осужденных) автомобилям.

Утверждает, как и по другим эпизодам обвинения, что количество похищенного по своему объему и весу не соответствует возможностям его перевозки в автомашине "ВАЗ-2109", признательные показания М. получены без защитника и не подтверждены в суде.

Как считает С., суд занял обвинительный уклон. Ходатайство о проведении повторной экспертизы по ножовке и навесным замкам суд отклонил.

Указанное им алиби по двум эпизодам обвинения (по каким конкретно не называет) не опорочено.

Ссылаясь на показания Ш., З., С.М., И. и М.И., С. указывает, что насилие к ним (осужденным) в ходе предварительного следствия имело место. Проверку прокуратуры в этой части считает необъективной.

Просит приговор в отношении него отменить, дело прекратить за отсутствием доказательств.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С.Д. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, выводы суда находит не соответствующими фактическим материалам дела, в основу приговора, как он считает, положены недопустимые и противоречивые показания.

Адвокат Добровольская Е.Ю. выступающая в защиту осужденных С. и С.Д., в кассационной жалобе указывает, что приговор она считает необоснованным, подлежащим отмене, уголовное дело в отношении своих подзащитных - прекращению в связи с отсутствием допустимых доказательств, подтверждающих предъявленное обвинение.

В дополнениях к жалобе Добровольская считает, что вывод суда о наличии между осужденными организованной группы не нашел подтверждения в ходе предварительного и судебного следствий. С ее точки зрения, нет доводов устойчивости группы, в которую вошли разные по возрасту, степени знакомства, образования, профессии люди. "Доводы следствия о том, что в 8 эпизодах, якобы, принимали участие братья С. и С.Д., недостаточны для вывода о наличии организованной группы". "Следствие не заботилось, чтобы определить и расписать роли С. и С.Д. и всех остальных подсудимых". Это не было сделано из-за невозможности подобного определения. Квалифицирующий признак -совершение преступлений организованной группой, по мнению защитника, отсутствует.

М. заявил, что показания на следствии он дал под психическим и физическим воздействием. Утверждает, что показаниям М. по краже из магазина N 56 следователем допущена произвольная трактовка, в материалах дела нет упоминаний ни об одном очевидце преступления, ни о вещественном доказательстве.

По эпизоду кражи из магазина N 22 суд изменил фабулу обвинения, не указав на автомобиль, на котором, якобы, была совершена кража, поменяв лицо, оставшееся на улице с С.Д. на М. Показания М. на предварительном следствии адвокат считает недопустимыми доказательствами. Согласно графику дежурств С. 1 сентября 1999 года был в составе дежурной оперативной группы на работе в помещении Гусь-Хрустального УВД. Находит показаниям Ш.А., К.У., Л., М.Л. судом дана произвольная трактовка. Полагает, что достаточных доказательств, определенно подтверждающих виновность С. и С.Д. в совершении этого преступления, нет.

По эпизоду кражи из магазина N 60 адвокат М. в судебном заседании просил исключить из числа допустимых доказательств показания М. на следствии, считая отказ последнего от адвоката вынужденным, что свидетельствует о нарушении права М. на защиту. Показания свидетелей П.А. и С.А., акт ревизии не свидетельствуют о совершении преступления братьями С. и С.Д. Ссылки суда на наличие в доме С. стирального порошка, лампочек и т.п., сходного по ассортименту с похищенным товаром из магазина, не могут служить достаточным доказательством причастности С. к краже. Показания свидетеля С.А. С.А. на следствии не могут быть положены в основу приговора. Дав анализ доказательствам по эпизоду кражи из магазина N 23, адвокат полагает, что и по этому эпизоду обвинения недостаточно достоверных и допустимых доказательств, позволяющих обвинить С. и С.Д. в совершении преступления.

Признать показания М. на следствии по эпизоду кражи из здания правления АПФ "Россия", полученными без нарушения его права на защиту, как излагает адвокат Добровольская в жалобе, нельзя.

Показания свидетелей Ч. и Т. судом были "проигнорированы". Заключения проведенных по делу экспертиз, по мнению защиты, не могут считаться допустимыми доказательствами. Отмечает, что размер ущерба определен произвольно. Стоимость наград П.Е. определена на основании показаний потерпевшей. Оглашение показаний Г.И. в судебном заседании незаконно. Согласно графика дежурств 16 января 2000 года С. исполнял свои обязанности помощника оперативного дежурного по УВД.

С точки зрения адвоката, алиби С. не опорочено в ходе судебного заседания.

Все сомнения по делу должны трактоваться в пользу подсудимых, что по делу не сделано.

Как указывает адвокат, вывод суда о причастности С. к совершению преступлений по эпизоду, связанному с магазином N 20 и кафе-баром ООО "Дикси", основан на предположениях. Заявление защиты о наличии у С. алиби не проверено. Полагает, что в обвинении и в приговоре суда нет упоминаний на то, что С. и М.М. по незаконному лишению свободы С.Д.Е. действовали в составе организованной группы. Имеется лишь указание суда о квалификации их действий по ч. 3 ст. 127 УК РФ по этому признаку преступления.

Заключения экспертиз адвокат находит недопустимыми доказательствами (N 627, 314, 256).

Делает вывод о недоказанности участия С. и С.Д. в данном преступлении.

В судебном заседании К.С. отказался от ранее данных показаний, объяснил этому причины. Работник милиции Л.Ш. убедил его в том, что к похищению его автомашины причастен С., обещал помочь с решением многих личных проблем. Показания К.С. противоречивы и непоследовательны. Показания П.Р. и Л.Ш., которые они давали в ходе предварительного расследования, оглашены судом в нарушение ст. 286 УПК РСФСР.

Адвокат Добровольская полагает, что доводы осужденных и их защитников о применении к подсудимым в процессе предварительного расследования физического и психического насилия судом отвергнуты необоснованно.

Просит приговор в отношении С. и С.Д. в части их осуждения отменить, дело прекратить.

В своих жалобах осужденные С. и С.Д. указывают, что с доводами жалобы адвоката Добровольской они согласны, поддерживают их, просят удовлетворить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что приговор в отношении него является необоснованным и незаконным.

В судебном заседании не установлена его причастность к совершению преступлений, в которых он обвиняется.

Его показания на следствии получены с нарушением закона, с применением физической силы и психического воздействия, о чем он заявлял в суде. Эти показания - недопустимы, не могут быть положены в основу приговора.

Доводы, на которые ссылается суд в приговоре, как считает М., свидетельствуют об обвинительном уклоне.

Приговор в части его осуждения по ст. 158 ч. 3 УК РФ - незаконен и необоснован.

Адвокат Денисов О.Ю., выступающий в защиту осужденного М., в кассационной жалобе указывает, что с приговором в части осуждения своего подзащитного по ст. 158 ч. 3 УК РФ он не согласен. По его мнению, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд односторонне оценил собранные по делу доказательства. Выводы суда основаны на материалах предварительного следствия, не получивших подтверждения в судебном заседании. В судебном заседании не установлена причастность М. к совершению преступлений, инкриминируемых следствием. Признательные показания М. взяты в большинстве своем с нарушением закона, без адвоката. В суде М. от них отказался, заявил, что они им были даны под физическим и психологическим давлением со стороны сокамерников и работников милиции. В связи с этим адвокат считает, что показания М. на следствии являются недопустимыми, не могут быть положены в основу приговора, поскольку их достоверность вызывает сомнение.

Суд вышел за рамки предъявленного М. обвинения, предположив, что преступление по магазину N 22 было совершено организованной группой лиц с использованием автомашины "УАЗ", а не на автомашине "ВАЗ-2109".

При оглашении показаний М. в судебном заседании не была достигнута цель устранения противоречий с другими доказательствами по делу.

Полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном.

Устойчивая связь между С. и С.Д. и М. не установлена.

При назначении наказания М. по ст. 158 ч. 3 УК РФ не учтены смягчающие обстоятельства, установленные в ходе судебного заседания - М. не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые, к административной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства и работы, характеризуется положительно, имеет ребенка. Наказание, назначенное М., является несправедливым.

Адвокат Денисов просит приговор отменить, дело в отношении М. прекратить.

Осужденный М.М. в кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что с приговором он не согласен, считая его незаконным и необоснованным. Ссылаясь на показания свидетелей С.М., И., Ш., З., М.И., М.М. утверждает, что имели место факты применения к ним (осужденным) физического и психического насилия. Его пытались поместить в "пресс-хату", в общую камеру, хотя он бывший сотрудник милиции. Когда от М. были получены признательные показания, адвоката к нему не допускали. По их заявлениям (осужденных) о незаконных методах ведения следствия проверка проведена неполно и необъективно.

С точки зрения М.М., предварительное и судебное следствия проведены неполно, односторонне, требования ст. 20 УПК РСФСР не выполнены. В судебном заседании не допрошен Б.Р., в связи с чем он (М.М.) был лишен права на защиту от обвинения. Показания Б.Р. находит противоречивыми; его пояснения, признанные судом доказательством, вызывают сомнение в своей достоверности. Приводит показания П., М., П.М., Б.Р. на следствии, дает им анализ и делает вывод, что в них по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим Б.Г., имеются противоречия, которые не были устранены. Утверждает, что показания Б.Р. противоречат показаниям свидетелей С.С., Н., Б.И. и другим материалам дела. Пояснения Б.И. противоречивы. Излагает, что в день убийства Б.Г. он (М.М.) находился на амбулаторном лечении, переносить труп Б.Г. и выполнять земляные работы он не мог физически. Все доводы следствия построены "на фальсифицированных фактах". Обсуждения у них (осужденных) плана, места и способа воздействия на Б.Г. не было. Не подтверждено рассмотренными в судебном заседании доказательствами, что все заведомо знали о том, что в связи с болезнью его (М.М.) назначенное к слушанию в тот день дело не состоится. Мотив убийства Б.Г., установленный судом, не логичен, основан на предположениях. Показаниям П., как считает М.М., доверять нельзя. О мотиве убийства пояснил свидетель Ж., однако мать и брат погибшего не указывали на то, что Б.Г. просили изменить показания. На Б.Г., как излагает М.М., никакого воздействия никто не оказывал. Показания его (М.М.), М.В., С.С., Д., Н., Б.И., Л.В., а также М. в судебном заседании судом во внимание не приняты, что, по мнению М.М., является необоснованным.

Свидетель С.К. в суде не допрошен.

Показания М., П., К., Б.Р. не могут быть положены в основу приговора, поскольку на следствии они были получены с нарушением закона и являются недопустимыми.

Просит приговор отменить, дело в отношении него прекратить или направить его на новое судебное рассмотрение, а на период повторного рассмотрения дела меру пресечения ему изменить на не связанную с содержанием под стражей.

В кассационной жалобе адвокат Медведев А.И. в защиту М.М. указывает, что приговор в отношении его подзащитного вынесен необоснованно, без учета обстоятельств, смягчающих ответственность, влияющих на меру наказания, нарушений норм УПК РСФСР при производстве предварительного следствия.

Излагает, что М., Б.Р., П., К., П.М. на предварительном следствии давали показания в результате незаконных методов ведения следствия. Других доказательств, как считает адвокат, виновности М.М. в ходе судебных заседаний не установлено.

Оценка доказательствам судом дана субъективно, предвзято. Показания Б.Р., потерпевшего С.Д.Е. - противоречивы. Б.Р. в судебном заседании не допрошен. В качестве доказательства в приговоре указывается на след заднего колеса автомобиля "Газель", зафиксированный в гипсовом слепке и изъятом от магазина N 20, хотя заключение эксперта предположительно лишь по отношению к марке автомобиля. Адвокат полагает, что показания М. не соответствуют действительным обстоятельствам происшедших событий. Последний в суде заявлял, что показания на предварительном следствии им даны под физическим воздействием. С.А. и Т.А. допрошены на следствии с нарушением норм УПК РСФСР. Наличие в доме М.М. лампочек, туалетной бумаги и т.п. не может служить доказательством того, что именно эти предметы были похищены из магазина N 60, аналогично изъятые стиральный порошок и ведра, изъятые в доме С. Нет оснований утверждать, что следы были оставлены у магазина именно автомобилями М.М.

По эпизоду, связанному с убийством Б.Г., в показаниях осужденных П., П.М., М., а также Б.Р., с точки зрения адвоката, нет логики и последовательности.

Противоречия по делу органами следствия и судом не устранены. По мнению защитника, все доказательства относительности вины М.М. фальсифицированы. Судом не была установлена виновность М.М. в инкриминируемых ему преступлениях.

Адвокат просит приговор в отношении М.М. отменить, дело направить на новое расследование либо уголовное преследование в отношении его подзащитного прекратить.

Осужденный П. в кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что с приговором он не согласен, считает его необоснованным и "бездоказательным". Предварительное и судебное следствия проведены с обвинительным уклоном. Б.Р. давал показания на следствии под моральным и физическим воздействием. К. заявил в суде, что на следствии он давал ложные признательные показания в связи с тем, что следователь обещал ему изменить меру пресечения на подписку о невыезде. В камере К. избивали "обычные уголовники". В результате он был вынужден давать лживые показания, нужные следователю, оговаривать себя и других. Показаниям З., указанному К. алиби судом дана неверная оценка. Его (П.) показания, признанные судом доказательствами, таковыми не являются. Он - бывший сотрудник милиции, был помещен в общеуголовную камеру учреждения ОД-1/Т-2 г. Владимира, где заключенные избивали его с целью написания им явок с повинной и дачи ложных показаний, нужных следователю. Из-за этого он (П.) давал такие показания на следствии. Полагает, что в суде нашло подтверждение алиби С., который заявлял в судебном заседании, что на момент совершения преступлений он находился на работе. Выводы экспертизы N 314 предположительны, по ним нельзя определить, какому конкретному автомобилю принадлежит отпечаток следа протектора. М. давал на следствии показания без участия адвоката. Заявил в суде, что оговаривал себя и других, так как к нему применялись незаконные методы ведения следствия. Показания С.Д. получены с нарушением норм УПК РСФСР. В ассортименте магазина N 60 туалетной бумаги не было, изъятые при обыске сигареты были другими, чем те, которые имелись в магазине. Стиральный порошок, ведра продавались во многих магазинах. Заключение эксперта N 392, как и N 314, по мнению П., не может быть признано доказательством.

Просит приговор отменить, дело в отношении него прекратить.

В кассационной жалобе в защиту П. адвокат Пекина В.М. указывает, что рассмотренными судом доказательствами предъявленное П. обвинение не подтверждено. Вывод суда о наличии организованной группы, участии в ней ее подзащитного является предположительным. Указав, что организованная группа отмечалась устойчивостью формирования, наличием установившихся связей, специализацией отдельных ее членов на выполнении конкретных действий, суд не указал и не описал обстоятельств этого по каждому эпизоду обвинения. По мнению адвоката, данных о сплоченности и организованности участников преступлений, указанных в приговоре, по делу нет. Для вывода о наличии организованной группы оснований не было. В случае доказанности обстоятельств, описанных в приговоре, могло свидетельствовать о совершении преступлений группой лиц по предварительному сговору. Суд не учел, что хищения совершены из магазина М.А. и кафе-бара "Закусочная", что не давало оснований для вывода о крупном размере ущерба. О наличии сторожа С.Д.Е. П. не знал, не был осведомлен о действиях других лиц, в том числе в отношении сторожа.

Полагает, что в действиях П. - соучастие в краже в форме пособничества. В его действиях не содержится состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 167 УК РФ. Сумма ущерба в этом случае для М.А. не может быть признана значительной.

Как считает адвокат, к совершению преступлений П. непричастен. Последний заявил в суде, что признательные показания на следствии у него были получены с использованием незаконных методов воздействия, в результате чего он оговорил себя и других в совершении преступлений. С точки зрения адвоката, теми же причинами вызваны признательные показания на следствии Б.Р., М., К. Без учета этих обстоятельств суд положил в основу приговора показания названных лиц, тем самым нарушив требования ст. ст. 69 - 71 УПК РФ. Преступление было совершено другими лицами, материалы дела свидетельствуют, как утверждает адвокат Пекина, о непричастности к нему П.

Просит приговор в части осуждения П. по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161, ч. 1 ст. 167, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный П.М. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. Приводит свои показания, которые им были даны в судебном заседании. Утверждает, что на следствии в отношении него применялись незаконные методы, в связи с чем он при допросе следователем дал показания, аналогичные изложенным им в явке с повинной. "Путем шантажа он оговорил себя и лиц, которые проходят с ним по данному делу". "Отказаться от убийства Б.Г. он смог только при закрытии дела". По его заявлениям о незаконных методах следствия проверка проведена фиктивно.

Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Доказательства по делу оценены судом односторонне, с обвинительным уклоном. Алиби его и проходящих с ним лиц не опровергнуты. П. в похищении Б.Г. и его убийстве принимать участия не мог, а потому и о нем (П.М.) рассказать ничего не мог. Показания П., Б.Р., С., К. на следствии получены в результате незаконных методов. М. давал показания без своего адвоката. В суде М. заявил, что его заставили их (осужденных) оговорить.

По эпизоду кражи из магазина д. Уляхино свидетели "путаются" в показаниях.

Сам он написал явку с повинной по этому эпизоду обвинения под давлением оперативного работника Т.

Считает, что дактилопленка с его отпечатками пальцев с места преступления не изымалась. Первая дактилоскопическая экспертиза была проведена в нарушение требований закона. Повторную экспертизу следователь не назначил. Предполагает, что по дактилопленке мог быть подлог.

В суде свидетель Н.В. пояснила, что на момент кражи он (П.М.) был в г. Москве.

П.М. делает вывод, что по делу не добыто достаточных доказательств, допустимых с точки зрения уголовно-процессуального закона, о его виновности в совершении преступлений.

Просит приговор в отношении него в части осуждения отменить, назначить новое судебное разбирательство.

Адвокат Плотников В.А. в защиту П.М. в кассационной жалобе находит приговор вынесенным необоснованно, без учета обстоятельств, смягчающих ответственность виновного, влияющих на меру наказания, нарушений норм УПК РСФСР на стадии предварительного расследования. Суд не устранил противоречия, имевшиеся в деле, выводы обвинительного заключения в ходе судебного заседания не нашли подтверждения. Вывод суда о виновности П.М. и "других фигурантов по делу основан на показаниях М., Б.Р., П., однако, как излагает адвокат, эти лица давали показания на следствии под влиянием психологического и психического воздействия в "пресс-хатах". Имеют место субъективный подход суда к оценке доказательств, предположения. Считает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона. По мнению защитника, лопаты в автомобиль были подброшены. М. в суде "правоподобно" пояснил, что Б.Г. в автомобиль посадили двое незнакомых ему мужчин по его просьбе, убийство Б.Г. он совершил один, П.М. и другие к убийству потерпевшего отношения не имеют. На следствии П.М. и М.М. он оговорил, поскольку такие показания хотели получить от него работники оперативно-розыскных служб. За кражу из здания правления ОАО АПФ "Россия" П.М. осужден необоснованно. Свидетели Ч.И. и Т.И. не указывали на причастность П.М. к краже. В тот день П.М. находился в г. Москве и кражу совершить не мог. Следы пальцев рук на месте преступления его подзащитный не мог оставить.

Просит приговор в отношении П.М. отменить, дело направить на новое расследование либо уголовное преследование в отношении последнего прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. приговор находит незаконным и необоснованным. Выводы суда не соответствуют результатам судебного следствия. Приговор, по его мнению, основан на противоречивых и недопустимых доказательствах. Доказательств по использованию при совершении преступления автомобиля "Газель" госномер <...> не добыто. Показания П. - противоречивы, в суде последний вины своей не признал, от показаний на следствии отказался, заявил, что дал их по причине насилия над ним. Допросить Б.Р. в судебном заседании не представилось возможным. Правдивость показаний Б.Р. вызывает сомнение. Из показаний П. и Б.Р. нельзя сделать категорический вывод о его (К.) участии в хищении, о сговоре с кем-либо на это, об участии в организованной группе. Сам он (К.) дал показания в качестве подозреваемого после его избиения в камере. Следователь предложил ему в обмен на освобождение дать показания, которые необходимы следствию. Он (К.) дал показания, которые ему стали известны из постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Из его показаний нельзя сделать вывод о том, что он был осведомлен о хищении, об умысле на совершение преступления, о предварительном сговоре на это и о нахождении его в организованной преступной группе.

Вывод экспертизы N 314 не является доказательством его вины. Доказательств о наличии организованной группы не добыто. Считает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Доказательства по делу имеют неустранимые сомнения. По его мнению, указанное им алиби не опровергнуто. Показания Ф. трактуются неверно. Пояснения Т.О. правильные, в суде они носили расширенный характер. Показания З., Ш. отвергнуты необоснованно, хотя их показания косвенно подтвердили С.М., И., М.И.

Показания супругов Л.Ю. и Л.Б. не соответствуют фактическим материалам дела, противоречивы, их противоречия не устранены. Показания С.О., Ш.У., А. и М.Д. не являются доказательствами его виновности в инкриминируемом ему преступлении. В показаниях М.Д. имеются противоречия. Пояснения Л. судом отвергнуты, хотя они согласуются с его (К.) показаниями в суде.

Указывает, что по делу были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Просит приговор отменить по основаниям ст. 349 УПК РСФСР.

В кассационной жалобе адвокат Шишканов В.А., выступающий в защиту К., указывает, что с приговором он не согласен, так как он обоснован фактами, не нашедшими подтверждения в материалах дела.

Показания Л.Д. и Л.Б., с точки зрения адвоката, нельзя "назвать" последовательными. Противоречия устранить не удалось, так как они (Л.Ю. и Л.Б.) "по надуманной" причине на последнее судебное заседание не явились. Показания М.Д., С.О., А. виновность его подзащитного не подтверждают.

Адвокат ссылается на заявления К. о применении к нему незаконных методов следствия. Утверждает, что виновность К. не доказана.

В суде П. и К. от признательных показаний на следствии отказались, сообщив, что дали их в результате примененного насилия. Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание письмо Б.Р., имеющееся в деле. Ссылка суда на заключение эксперта, согласно которому след колеса на месте происшествия мог быть оставлен одним из колес автомашины "Газель", которой пользовался К., некорректна, так как с той же долей уверенности можно сказать, что изъятый след оставлен колесом любой из машин этой марки.

Адвокат указывает, что если предположить, что К. действительно вывозил похищенное, то его действия не могут быть квалифицированы по ст. 161 УК РФ. О том, что умысел К. был направлен на открытое хищение имущества, именно в крупном размере, что он совершил преступление в составе организованной группы, доказательств нет. Если он участвовал в хищении, то его действия должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В то же время адвокат излагает, что в момент совершения преступления К. находился в гостях у родственников в г.Костроме. Считает, что показания его подзащитного, жены последнего и Т.О. в этой части не опровергнуты.

Просит приговор в отношении К. отменить по основаниям, предусмотренным ст. 349 УПК РСФСР.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина С., С.Д., М., М.М., П., П.М., К. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, потерпевший К.С. в ходе предварительного следствия пояснял, что в марте 1997 года он поменял свою автомашину на принадлежащую П.У. автомашину "ВАЗ-21099", доплатил последнему две тысячи долларов США. Передали друг другу машины. Однако через неделю автомашину "ВАЗ-21099" у него (К.С.) угнали.

Через некоторое время П.У. заявил ему, что на машине, которую он передал П.У., два колеса в плохом состоянии, стал требовать с него 800 деноминированных рублей. Выполнить требование П.У. он отказался, так как об этом при обмене автомашинами у них договора не было, кроме того, он произвел доплату. После этого П.У. никаких претензий ему не предъявлял.

Спустя несколько дней позвонил С., сказал, что 800 рублей он (К.С.) должен передать ему (С.). Он ответил, что с П.У. все вопросы решил, отдавать ему (С.) деньги не будет. Тогда С. стал угрожать ему физической расправой, говорил, что на него "наедут", "включат счетчик". Опасаясь реального осуществления угроз С., он (К.С.) сходил к своему знакомому М.С. и передал ему 300 рублей для С. После этого С. неоднократно продолжал звонить по телефону ему домой, угрожая расправой и увеличением долга, требовал передачи остальных 500 рублей. Он не соглашался, ссылался на отсутствие денег. Высказывая угрозы, С. устанавливал ему срок передачи денег. В мае 1997 года, выходя вечером с работы из проходной Хрустального завода, у проходной увидел стоявшую автомашину С. "ВАЗ-2109" вишневого цвета. Находившимся с ним (К.С.) Ц. и Т.Т. сказал, чтобы они обратили внимание на эту машину, запомнили ее и находившихся в ней лиц. Боясь применения к нему физического насилия, сел в автомашину С., где, кроме последнего, находились Б.Ч. и неизвестный мужчина. На машине его привезли на площадку перед мостом по дороге в сторону спасательной станции, остановились. С. предупредил его, что в случае побега он его (К.С.) застрелит, а труп они выбросят в озеро. Стал требовать с него деньги. Он пытался объяснить, что денег у него (К.С.) нет, спрашивал, за что он должен платить ему деньги. Тогда Б.Ч. вставил ему (К.С.) в рот пистолет, а второй мужчина приставил к шее нож, надавил лезвием, порезав немного, потекла кровь. С. заявил, что теперь он должен передать им 2000 рублей, которые он должен передать на следующий день одному из братьев Б.Ч. и Б.К. За деньгами тот подъедет к проходной завода на автомашине "ВАЗ-2108" голубого цвета. В случае невыполнения их требований ему будет плохо. Если он будет скрываться или обратится в милицию, его они все равно найдут. Боясь за свою жизнь, он обещал им выполнить их требования. Они отвезли его в город.

На другой день в назначенное С. время он подошел к проходной завода, где стояла автомашина "ВАЗ-2108" голубого цвета, а в ней сидел Б.Ч., которому передал 2000 деноминированных рублей.

Указывал, что в милицию обращаться боялся, опасался за свою жизнь, так как знал, что С. работал в дежурной части УВД города Гусь-Хрустального и мог узнать о его заявлении.

На предварительном следствии потерпевший при опознании по фотографиям опознал лицо, уголовное дело в отношении которого в связи с его розыском выделено в отдельное производство, как принимавшее участие совместно с С. в вымогательстве у него (К.С.) денег.

Свидетель Т.Т. пояснял на следствии, что в один из дней конца апреля или начале мая 1997 года в 21 час 30 минут он, К.С. и Ц. после работы выходили с проходной завода. У проходной стояла автомашина "ВАЗ-2109" вишневого цвета. Увидев эту машину, К.С. сказал, что ждут в этой машине его. Позднее К.С. рассказал ему, что находившиеся в той машине лица вымогали у него деньги, угрожали применением пистолета.

В судебном заседании свидетель Т.Т. подтвердил, что эти обстоятельства имели место.

Из показаний свидетеля П.Р. видно, что в 1997 году К.С. рассказал ей о том, что С., работающий в милиции, вымогает у него деньги. Она сама ходила с К.С. на встречи последнего с С., где разговаривали К.С. и С. С. ругался на К.С. за то, что он приходит к нему с нею. Весной 1997 года с работы К.С. пришел поздно, был напуган. Объяснил, что С. с другими лицами вывезли его на машине к лесному массиву в район "Бариновой рощи", стали требовать деньги, при этом угрожали ножом и пистолетом, назначили время и место передачи денег на следующий день. Говорил, что деньги ему придется отдать, так как они угрожают его жизни. На следующий день она, К.З., К.С. и Ф.Д. на машине последнего подъехали к проходной Хрустального завода. К.С. из машины вышел чуть раньше, к проходной подошел пешком. Подошел к стоявшей там автомашине ВАЗ-2108" голубого цвета, в которой находился мужчина, сел в нее. Она вышла из машины Ф.Д., прошла мимо автомашины "ВАЗ-2108" голубого цвета, что сделала специально, видела как К.С. передал мужчине деньги. После этого К.С. вышел из машины и мужчина уехал.

Материалами дела установлено, что у Б.Ч. имелся автомобиль "ВАЗ-2108" голубого цвета.

Изложенные показания К.С. соответствуют пояснениям свидетеля Л.Ш., указанным в приговоре.

Проверив показания К.С., которые он давал на предварительном следствии и в судебном заседании, исследовав причины изменений им пояснений, дав им правильную юридическую оценку, суд обоснованно в основу обвинения С. по этому эпизоду положил отраженные выше показания К.С. на следствии, поскольку они подтверждены другими доказательствами по делу. Ранее К.С. с С. никаких отношений не имел. Оснований для оговора С. со стороны К.С. по делу не установлено.

Дав оценку доказательствам по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в совершении вымогательства в отношении К.С., по указанным в приговоре основаниям по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ его действия в этой части обвинения квалифицировал правильно.

На предварительном следствии осужденный М. при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката показывал, что в декабре 1998 года братья С. и С.Д. предложили ему совершить кражу из магазина, похищенное договорились поделить поровну. Он согласился. В тот день около 23 часов они втроем на автомашине С. "ВАЗ-2109" вишневого цвета поехали в дер. Долбино. Инструмент для взлома запорных устройств магазина находился в автомобиле. Приехав на место, объехали деревню, убедились, что на улице из жителей никого нет, за ними никто не наблюдает, оставили автомашину около поля. Взяв гвоздодер, ножовку по металлу, пошли к магазину. С. на окраине деревни на одном из столбов кусачками обрезал телефонный кабель, чтобы в случае их обнаружения жители села не смогли позвонить в милицию. В магазине они пытались взломать замки на двери, но у них это долго не получалось из-за приваренных уголков. Ножовкой спилили на двери нижнюю петлю. После долгих усилий им удалось вывернуть замки и ножовкой распилить их дужки. Проникли в тамбур, где находилась еще одна деревянная дверь с навесными замками. Они те замки спилили, проникли в торговый зал, взяли там пустые мешки и коробки, в которые складывали товар с витрин и стеллажей, брали шампанское, вино, водку, чай, тушенку, консервы рыбные, сгущенное молоко, мед, обувь, трико, носки и другие ценности. Наполненные мешки ставили к выходу. Затем С. подогнал автомашину к магазину, втроем они загрузили в нее похищенное и уехали в Гусь-Хрустальный, там выгрузили все в гараж С. Его долю С. на машине отвез к нему (М.) домой.

О проникновении в магазин N 56, расположенный в дер. Долбино, посторонних лиц ночью на 17 декабря 1998 года свидетельствуют показания свидетелей Г.Т., Ш.Л.

Изложенные М. обстоятельства проникновения в магазин N 56, хищения из него товара подтверждаются данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия от 17 декабря 1998 года.

Согласно акту ревизии по магазину N 56 недостача товароматериальных ценностей в нем после кражи составляла на 14771 рубль.

Из показаний свидетеля Л.Ю. видно, что о производстве в отношении него розыска по уголовному делу, которое находилось в производстве у следователя К., он узнал после возвращения из Белоруссии в апреле 1999 года. Решил встретиться с К., договориться, чтобы тот до суда его не арестовал. Узнал номер телефона К., созвонился с ним, договорился о встрече. В обусловленные место и время он подъехал на автомашине, куда к нему сел К. Стал выяснять у последнего возможность смягчения своей вины по делу, как это можно сделать. К. ответил, что во избежание ареста, для избрания в отношении него подписки о невыезде ему (К.) необходимо дать 15000 рублей. Он (Л.Ю.) согласился с предложенным К. вариантом. Договорились о повторной встрече. Об этом он (Л.Ю.) сообщил жене. Взяв 15000 рублей, в тот же день подъехал в назначенное К. время к зданию УВД, передал севшему

к нему в машину К. упакованные в газету 15000 рублей. К. сказал, что его делом ему заниматься пока некогда. Из разговора с ним понял, что К. прекратит производство по его (Л.Ю.) розыску, до суда он будет находиться на подписке о невыезде.

В апреле или мае 1999 года его (Л.Ю.) на посту ГИБДД у п. Великодворье задержали как находившегося в розыске, но после сообщения о задержании в УВД он вскоре был отпущен. В июне или июле 1999 года его повторно задержали в городе Гусь-Хрустальном, доставили в дежурную часть УВД, однако минут через 30 - 40 с извинениями отпустили, документы ему вернули.

Аналогичные показания давала свидетель Л.Б.

Свидетель С.О. показала в судебном заседании, что уголовное дело в отношении Л.Ю. и других лиц она передала в 1999 году следователю К. Ею уже был объявлен розыск Л.Ю., как скрывшегося от следствия. Какая ему была избрана мера пресечения, не помнит.

В ходе следствия С.О. поясняла, что в 1999 году К. отпустил находившегося в розыске Л.Ю., когда тот был задержан, а дело в отношении Л.А. находилось у него в производстве.

Свидетель Л.Б. указывала, что в начале июня 2000 года к ней домой неоднократно приезжал К., сообщил, что он осведомлен о ее и Л.Ю, показаниях относительно переданной ему взятки. Под угрозой увеличения наказания Л.Ю. просил написать жалобы в областную и генеральную прокуратуры на, якобы, незаконные действия работников УБОП при расследовании эпизода со взяткой. В этой просьбе она ему отказала. Однако на следующий день он привез ей и оставил проект такой жалобы.

Этот проект жалобы, написанный К., Л.Б. выдала органам следствия, он приобщен к материалам настоящего дела.

К. признал в суде, что этот образец жалобы изготовлен им.

Утверждения К. о том, что от Л.Б. он узнал о требовании под угрозой расправы от Л.Ю. показаний о даче им ему взятки, в связи с чем и написал ей образец жалобы, не соответствуют действительности, опровергаются показаниями свидетеля Л.Б., другими материалами дела.

О виновности К. в получении взятки от Л.Ю., достоверности показаний Л.Ю. об этих обстоятельствах свидетельствуют приведенные в приговоре пояснения свидетелей А., Ш.У., М.Д., а также Л., которые последний давал в ходе следствия.

Не доверять показаниям Л.Ю. и Л.Б. у суда оснований не было. Оба они давали последовательные показания. Их пояснения согласуются с другими доказательствами.

Совокупность собранных по делу доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод о том, что К., являясь должностным лицом, получил от Л.Ю. взятку в виде денег за действия в пользу взяткодателя, входящие в его (К.) служебные полномочия, указанные в приговоре. Действия К. в этой части обвинения по ч. 1 ст. 290 УК РФ судом квалифицированы верно.

Осужденный П. в ходе следствия в качестве обвиняемого при допросе с участием защитника в лице адвоката пояснял, что в августе 1999 года он, Б.Р., М.М. находились у него дома, потом приехал С., предложивший совершить кражу из магазина, расположенного на "Красном Химике" г. Гусь-Хрустального. Они согласились. Все сели в автомашину С., доехали до улицы Дзержинского, остановились около стоявшей автомашины "Газель". Он (П.), М.М., Б.Р., братья С. и С.Д. группами подошли к магазину N 20. У магазина находилась женщина. Он и Б.Р. остались у калитки, чтобы следить за появлением нежелательных лиц, а другие, в том числе женщина, Б.Ч., направились к зданию. Примерно 30 минут, проникнув в магазин, похищенное из него складывали в мешки, ставили их у заднего входа. Потом к магазину подъехала "Газель", в которую загрузили похищенное, после чего та машина уехала. Он и Б.Р. пошли пешком к железнодорожному переезду, а братья С. и С.Д., М.М. еще оставались у магазина. У переезда они их догнали на автомашине С. Все они подъехали к гаражам на улице Торфяной, где уже находилась "Газель". В гараже они начали распивать спиртное. Утром стали делить похищенное, в чем принимал участие и К. Как он (П.) помнит, ему достались: водка, вино, конфеты, мясные и рыбные консервы. Количество и ассортимент товара не помнит. В ходе дележа был разговор о похищенном телевизоре. Всем, в том числе К., похищенного досталось поровну; он сделал вывод, что К. участвовал с ними в краже.

При допросе в качестве подозреваемого с участием защитника в лице адвоката осужденный К. указывал, что в августе 1999 года около 22 часов С. сказал ему, что нужна грузовая автомашина, чтобы перевезти вещи. Он (К.) был на автомашине "Газель", согласился помочь С. Последний пояснил, что около часа ночи необходимо подъехать на улицу Тумскую, что он (К.) и сделал. Через некоторое время по указанию С. заехал в ворота, в машину были загружены вещи. По просьбе С. все загруженное он отвез к себе в гараж. Потом подъехал на своей автомашине С., а с ним - П., Б.Р., которые стали разгружать автомашину "Газель". Затем он (К.) уехал, в гараж пришел утром. С. сообщил ему, что оставшееся в гараже - его (К.). Там в коробках находились: водка, вино, печенье, макароны, конфеты - карамель и шоколадные, консервы, сок.

В тот день в 11 часов уехал в г. Кострому, а по возвращении коробки с указанными продуктами из гаража принес домой и использовал продукты.

О виновности осужденных по этому эпизоду обвинения свидетельствуют приведенные в приговоре показания Б.Р. при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката.

Потерпевший С.Д.Е. пояснил, что он работал сторожем в магазине ЧП "Мусихин", ООО "Дикси". На работу заступил в 20 часов 12 августа 1999 года. Примерно в 1 час. 30 минут в ночь на 13 августа 1999 года он находился в помещении магазина. В окно постучала женщина, назвала его по имени, попросила открыть ей дверь, чтобы она позвонила по телефону в "скорую помощь", так как у нее очень болит зуб. Он открыл дверь. Женщина зашла, прошла ближе к помещению кухни и остановилась. Он начал закрывать дверь, но тут она внезапно раскрылась, в магазин ворвался мужчина, у которого была на голове маска в виде шапки с прорезями для глаз, ударил его (С.Д.Е.) кулаком в лицо, сильно толкнул, отчего он упал. Забежал еще мужчина. Один из напавших схватил его сзади за одежду, потом преступники потащили его в кабинет директора, бросили в угол лицом вниз. Один сел на него и сказал, чтобы он не дергался. Другой взял в кабинете телевизор "Акай" и его (С.Д.Е.) новые кроссовки. Его накрыли куском кожи, находившимся в кабинете. Один из нападавших находился рядом с ним, а другие, как он понял по шуму, срывали замки. Охранявшие его лица менялись. Один из них был спокойный, другой - злой, наносил ему по телу удары ногами. Потом один стал раскладывать какое-то оружие, водил дулом около его головы, спрашивал, не хочет ли он (С.Д.Е.), чтобы он (напавший) отстрелил ему ногу. Он (потерпевший) сильно испугался.

Из кабинета директора мужчины взяли видеомагнитофон, телефоны, магнитофон "Русь". Было слышно, а также по разговору охранявших его мужчин было понятно, что другие с ними лица проникли в магазин и похищают оттуда продукты питания. Так продолжалось минут 30.

Потом, посоветовавшись между собой, один мужчина связал ему руки и ноги телефонным проводом. Мужчины стали говорить ему, что они будут за ним следить и если он что-нибудь расскажет, то они его убьют.

После этого мужчины ушли, все стихло. Он лежал связанным минут 30, а затем стал пытаться развязаться. Ему удалось разорвать на руках провод, развязал ноги, закрыл дверь магазина, сообщил о происшедшем в милицию и хозяину магазина.

Обстоятельства проникновения в магазин посторонних лиц со слов С.Д.Е. пояснили потерпевшие С.П., М.А., подтвердившие факт хищения товаров из кафе-бара ООО "Дикси", магазина N 20, описали обстановку в этих торговых точках, которую они обнаружили, прибыв на место преступления.

Материалами дела установлено, что ущерб от хищения из магазина N 20 и кафе-бара ООО "Дикси" составил в размере 59127 рублей.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения подтверждается данными протокола осмотра места происшествия от 13 августа 1999 года.

Из материалов дела видно, что у М.Н. имелся автомобиль "Газель" госномер <...> с кабиной синего цвета, кузовом серого цвета и тентом темно-синего цвета, который использовался осужденными при совершении преступления в ночь на 13 августа 1999 года.

По заключению эксперта след, зафиксированный в гипсовом слепке при осмотре места происшествия по факту грабежа в магазине N 20, принадлежащем ООО "Дикси" и ЧП "Мусихин", от 13 августа, мог быть оставлен одной из шин заднего колеса автомобиля "Газель" госномер <...>.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: С., С.Д., П., М.М. и К. в открытом хищении чужого имущества (ООО "Дикси", ЧП "Мусихин, кроссовки С.Д.Е.) в крупном размере с применением в отношении С.Д.Е. насилия, не опасного для его жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение, совершенном организованной группой, а С. и С.Д., кроме того, неоднократно; С. и М.М., в незаконном лишении свободы С.Д.Е., не связанного с похищением последнего, совершенном организованной группой.

Действия С. и М.М. по ст. ст. 127 ч. 3, 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ каждого, С.Д., П., К. по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ каждого в этой части обвинения судом квалифицированы правильно.

На следствии в качестве обвиняемого с участием защитника М. пояснял, что в сентябре 1999 года по договоренности с братьями С. и С.Д. в ночное время на автомашине "УАЗ" он поехал с ними на кражу. Автомашиной управлял он, а С. показывал дорогу. Ездили в несколько населенных пунктов, присматривали подходящие для кражи магазины, но ничего найти не могли, так как попадались на улицах люди, которые могли их заметить. Потом, проезжая деревню Цикуль, увидели здание магазина. На улице никого не было. Они остановились. Братья С. и С.Д., взяв ножовку по металлу, пошли к магазину, а он оставался в машине. Через несколько минут С. и С.Д. возвратились, сообщили, что они входные двери магазина открыли. Втроем зашли в помещение магазина, осмотрелись там. С. вышел наблюдать за окружающей обстановкой, чтобы в случае опасности их предупредить, а он (М.) и С.Д., найдя пустые мешки, стали складывать в них товар, находившийся в магазине, брали консервы, вино, водку, шоколад, сгущенку чай, конфеты и другие вещи. Наполненные мешки подтащили к выходу. Он сходил за машиной, подогнал ее к магазину, втроем загрузили в нее похищенное и оттуда уехали. Совершая кражу, чтобы не оставлять следов, пользовались перчатками. Похищенный товар привезли в г. Гусь-Хрустальный, выгрузили в гараж С., впоследствии поделили между собой.

Показания М. соответствуют данным, указанным в протоколе осмотра места происшествия от 1 сентября 1999 года.

Заключением трасологической экспертизы установлено, что два следа транспортного средства, зафиксированные на фотоснимке при осмотре места происшествия по факту кражи из магазина N 22 в селе Цикуль, были оставлены шиной модели "Я-245" и шиной модели "Я-192". Шины данных моделей эксплуатируются на автомобилях марки "УАЗ".

Актом ревизии по магазину N 22 Курловского потребительского общества недостача от кражи установлена в размере 12936 рублей.

На следствии в качестве обвиняемого С. показывал, что, решив совершить кражу из магазина в д. Ново-Дурово Гусь-Хрустального района, в один из дней ноября 1999 года попросил у М.М. автомашину "Газель". В конце ноября на этой машине поехал в Ново-Дурово, в ночное время подъехал к магазину, зацепил трос от машины за дверь и, двигаясь на машине задним ходом, открыл сначала одну, затем вторую дверь магазина. Проник в помещение магазина, откуда похитил консервы, спиртное, конфеты, другие продукты питания, сигареты, все это загрузил в машину, уехал с места преступления в г. Владимир, где на рынке похищенное продал неизвестным ему мужчине и женщине.

В качестве обвиняемого при допросе с участием защитника П. пояснял, что в конце ноября 1999 года он, братья С.Д. и С., М.М., М. на автомашинах "Газель" и "ВАЗ-2109", принадлежавшей С., в ночное время поехали на кражу в деревню Ново-Дурово. Автомашиной "ВАЗ" управлял С., в ней находились он (П.), С.Д., М. В машине "Газель" ехали М.М. и еще один мужчина. Вначале они ожидали в поле, чтобы с улицы деревни разошлись люди. Потом на машинах подъехали к магазину. Он отошел к дороге, следил за возможным появлением посторонних лиц. К нему несколько раз подходил С.Д., интересовался окружающей обстановкой. В это время дверь магазина пытались открыть автогеном, но ничего не получалось. Тогда дверь вырвали тросом, привязанным к "Газели". После этого проникли в магазин и стали грузить из него товар, упакованный в коробки и мешки, в "Газель". С похищенным поехали в г. Гусь-Хрустальный, отвезли товар в гараж, расположенный около дома С. В ходе кражи все они находились в перчатках.

Осужденный М. в качестве обвиняемого указывал, что кражу в деревне Ново-Дурово совершали на двух машинах - "ВАЗ-2109", принадлежавшей С., и "Газель", принадлежавшей М.М. В краже участвовали, кроме него (М.), еще братья С. и С.Д., М.М., П. Двери в магазине вскрыли при помощи металлического троса, привязанного к автомашине "Газель". Из магазина брали все подряд, загружали похищенное в "Газель", забили эти машину похищенным полностью. Затем они отвезли товар в гараж С. В числе похищенного оказались электролампочки, пшеница, овес, кукурузные хлопья, сахар, спиртные напитки, чай, консервы, туалетная бумага, в небольшом количестве сигареты и другое.

О проникновении в магазин N 60 в деревне Ново-Дурово посторонних лиц в ночь на 28 ноября 1999 года, хищении из него товара и продуктов питания поясняли свидетели П.А., С.А.

Из протокола осмотра места происшествия от 28 ноября 1999 года видно, что у входа в магазин, расположенный в дер. Ново-Дурово, были обнаружены следы автотранспортных средств, лежала деревянная дверь с замком, находившимся в положении "закрыто". Входная дверь в магазин была повреждена, на ней имелись два навесных замка в закрытом состоянии со следами воздействия на них огня. В торговом зале порядок был нарушен, на полу были разбросаны продукты питания.

По заключению трасологических экспертиз след, зафиксированный в гипсовом слепке при осмотре места происшествия по факту кражи из магазина N 60 д. Ново-Дурово от 28 ноября, мог быть оставлен шинами модели "Я-400" под номерами 102606 и 103064, изъятыми с автомашины "ВАЗ-2109" госномер <...> С.

След, зафиксированный на фото при осмотре того же места происшествия, мог быть оставлен шинами задних колес автомобиля "Газель" госномер <...> М.М.

Результатами ревизии по магазину N 60 ущерб после кражи установлен в размере 41459 рублей 22 копейки.

Протоколами обысков установлено, что в ходе следствия у М.М. была изъята коробка с находившимися в ней: 16 рулонами туалетной бумаги, сигаретами, папиросами, 310 коробками спичек; у С. были изъяты оцинкованные ведра.

В ходе следствия М. признавал (л.д. 109 - 111 т. 1), что в конце декабря 1999 года, перед самым новым годом по договоренности между собой он и братья С. и С.Д. на машине С. с целью кражи из магазина поехали в дер. Окатово. Автомашиной управлял С. Убедились в отсутствии на улице людей, что за ними никто не наблюдает. Подъехали к магазину. Взяли из машины ножовку по металлу, гвоздодер и кусачки. Он (М.) обрезал телефонный провод, идущий к соседнему зданию, ножовкой распилил дужку замка. Зашел с С. в тамбур, где последний гвоздодером взломал замки на второй двери, в чем он ему помог. Проникли в торговый зал. С.Д. наблюдал у магазина за окружающей обстановкой. Он (М.) и С. стали брать со стеллажей товар, укладывать его в пустые мешки - шампанское, вино, водку, чай, кофе, шоколад, фрукты, конфеты тушенку, рыбные консервы, зубную пасту, одеколон, шампунь, лак, масло, сигареты и другое, взяли несколько ведер оцинкованных и другие вещи. Загрузили похищенное в машину и уехали в г. Гусь-Хрустальный. Все выгрузили в гараж С. После этого вновь вернулись в тот же магазин, откуда втроем похитили холодильник, еще какие-то товары. Время было уже 2 - 3 часа ночи. Эти вещи также разгрузили в гараж С.

Факт хищения товара из магазина N 23 в дер. Окатово подтвердила свидетель К.Е.

По данным ревизии после кражи недостача по магазину составляла на 26767 рублей 55 копеек.

Из показаний свидетеля Г.В. следует, что в ночь на 28 декабря 1999 года она видела отъезжающий от магазина автомобиль. Вышла на улицу. Заметила стоявшую машину у магазина. Она спряталась, а автомашина без включения фар уехала в сторону д. Степаново.

Заключениями трасологических экспертиз установлено, что след, зафиксированный в гипсовом слепке в ходе осмотра места происшествия по факту кражи из магазина N 23 в д. Окатово от 28 декабря 1999 года, мог быть оставлен шинами модели "Я-400" под номерами 102606 и 103064, изъятыми с автомашины "ВАЗ-2109" госномер <...> С.

В ходе следствия у С. и С.Д. были обнаружены и изъяты 2 ножовки по металлу и монтажка-гвоздодер.

Из заключения эксперта видно, что три навесных замка, изъятых с места преступления, были открыты путем воздействия посторонними предметами - ножовочным полотном по металлу, монтажкой и молотком-кувалдой. На полотне ножовки С. им были обнаружены наслоения микрочастиц металла, одинаковых по свойствам с частицами металла дужки навесного замка.

Объемный вдавленный след, обнаруженный на навесном сувальдном замке, изъятом с места происшествия, мог быть оставлен плоским одинарным концом монтажки-гвоздодера, изъятой у С. и С.Д.

Обнаруженный при осмотре магазина N 23 след был оставлен тканевой перчаткой.

По эпизоду, связанному с убийством Б.Г., осужденный П. на следствии пояснял, что 9 или 10 января 2000 года у него дома он, С. и С.Д., М.М. и М. употребляли спиртные напитки, обсуждали предстоящее 11 января 2000 года судебное заседание по уголовному делу (в отношении М.М. и П.). Решили поговорить с потерпевшим по этому делу - Б.Г. о его показаниях в суде, встретиться с ним до начала суда. Для воздействия на него решили пригласить К.А. и П.М., которых Б.Г. не знал. Утром он (П.) и М.М. пошли в суд. М.М. остался у автобусной остановки, имея больничный лист. Договорились, что в случае появления Б.Г. в суде М.М. на судебное заседание не явится, ссылаясь на болезнь, а при неявке потерпевшего - в суд придет. Около 10 часов работник милиции доставил Б.Г. в здание суда, о чем он (П.) сообщил М.М. Вернувшись в суд, узнал, что судебное заседание судьей отложено. Получив повестку на следующее судебное заседание, Б.Г. ушел. После получения повесток он (П.) тоже вышел из здания суда. Б.Г., а также автомашины "ВАЗ-2108", с находившимися до этого в ней М.М. и Б.Р. не было. Ушел домой.

Через несколько дней М., М.М., Б.Р. и С. и С.Д. сообщили ему, что в тот день М.М. веревкой задушил Б.Г. в машине, а труп закопал в лесном массиве. Потом он, братья С. и С.Д. и М.М. на автомашине "ВАЗ-2109" вишневого цвета госномер <...> ездили на место захоронения трупа Б.Г. и с целью сокрытия следов на том месте разожгли костер.

Указывал, что в разговоре в здании суда с Б.Г. последний заявил, что будет давать те же показания, что и в предыдущих судебных заседаниях, перестал с ним общаться. Потом от М. узнал, что тот с помощью С.Д., К.А. и П.М. посадили Б.Г. в машину к М. У рынка М. всех высадил. По дороге в г. Курлово посадил в машину мужчину, который удушил в ходе ссоры потерпевшего.

Осужденный М. пояснил на следствии, что 9 или 10 января 2000 года у П. в доме при обсуждении предстоящего судебного заседания возникла идея убить Б.Г. Вначале П. и М.М. хотели связать Б.Г. и бросить речку. М.М. и П. запланировали похитить Б.Г. в день суда.

11 января 2000 года он (М.) на своей автомашине со своей сожительницей приехал к зданию Гусь-Хрустального суда. Встретил С.Д., П.М., с которыми употреблял спиртное. Видел прятавшегося за автобусной остановкой М.М.

Планировалось похитить Б.Г. на машине М.М., но на момент выхода потерпевшего из здания суда того на месте не оказалось. Тогда по предложению всех он (М.) согласился поехать на своей машине. Догнал идущего Б.Г., следующих за ним С.Д., П.М. и Б.Р. На перекрестке остановил машину, перегородив путь движения Б.Г. П.М., Б.Р. и С.Д. втолкнули Б.Г. к нему в машину. П.М. и К.А. сели на заднее сиденье с двух сторон от Б.Г. В пути следования их догнали автомашина "ВАЗ-2108" под управлением М.М. и автомашина "ВАЗ-2109" вишневого цвета под управлением С.

Все они проследовали за п. Мирный, свернули на лесную дорогу, остановились. М.М. вышел из своей машины, открыл багажник его (М.) машины, накинул через багажник на шею Б.Г. капроновую веревку, стал его душить. При этом П.М. держал Б.Г. за руки и туловище, не давая возможности тому сопротивляться. Удушив Б.Г., М.М. взял в своей машине лопату, стал копать яму. В этом ему все помогали. Выкопав яму на глубину 1 - 1,5 м, он (М.), П.М. с третьим лицом вытащили труп из машины, раздели его, а тело Б.Г. бросили в яму. Закопали потерпевшего, это место припорошили снегом.

За поворотом на п. Вековка остановились. П.М. снял чехлы с сидений, взял мешок с одеждой Б.Г., облил все это бензином и сжег.

Указывал, что по просьбе М.М. он согласился ехать в сторону д. Григорьево. К перекрестку возле прокуратуры подъехал тогда, когда у М.М. заглохла машина, в которую вначале планировали посадить Б.Г. В лесу слышал разговор между М.М. и П.М. об убийстве Б.Г.

Осужденный П.М. в ходе следствия указывал, что М.М. просил его прибыть 11 января 2000 года к зданию суда, что он и сделал. Около 10 часов недалеко от здания суда встретил М.М., М., С.Д., К.А., с которыми употреблял спиртное. М.М. просил его помочь вывезти Б.Г. из города для решения проблемы с уголовным делом. П. показал ему Б.Г. Дождавшись выхода Б.Г. из здания суда, он (П.М.) пошел за ним в сторону УВД. По дороге к нему присоединились С.Д. и К.А.

На перекрестке Б.Г. перегородила дорогу автомашина под управлением М., который открыл дверцу машины, а он (П.М.) с С.Д. и К.А. подтолкнули Б.Г. в машину. Он и К.А. сели с двух сторон от Б.Г.

Проследовали в сторону г. Курлово, п. Заколпье, свернули на лесную дорогу, остановились.

М.М. через багажник накинул на шею Б.Г. веревку, стал душить. Чтобы он не сопротивлялся, не ударил его, он (П.М.) стал придерживать руку Б.Г. Потом М.М. ослабил давление веревкой, он (П.М.) сообщил о наличии у потерпевшего пульса, в чем убедился, после чего М.М. вновь натянул веревку, удушил Б.Г. Затем М.М. начал копать яму. Ему стали в этом помогать другие, в том числе и он (П.М.).

Он, С.Д., Б.Р. вытащили из машины труп потерпевшего, раздели его донага, после чего положили в яму и забросали землей.

По дороге в город он с М. одежду Б.Г. сожгли.

Из показаний Б.Р. следует, что в лесном массиве М.М. взял из своей машины капроновую веревку, подошел к машине М., открыл дверку багажника, через багажник набросил веревку на шею Б.Г., крикнув: "Держи", - стал душить потерпевшего, а П.М. в это время держал руки Б.Г. Потом М.М. немного отпустил потерпевшего, но П.М. сообщил, что тот еще хрипит, тогда М.М. вновь продолжил удушение Б.Г. и последний скончался. М.М. и П.М. вытащили труп из машины, П.М. раздевал тело погибшего. М. ругался в связи с тем, что Б.Г. перед смертью в машине обмочился. Признавал, что после этого была выкопана яма, куда положили труп, в нее же сбросили веревку и закопали.

Изложенные выше показания П. (л.д. 32 - 33 т. 2), П.М. (л.д. 42 - 45 т. 2), Б.Р. (л.д. 58 - 62 т. 2), М. (л.д. 32 - 33 т. 8) давали при допросах с участием защитников. Аналогичные, отраженным выше, пояснения М. давал при проверке его пояснений с участием адвоката на месте преступления (л.д. 16 - 26 т. 2); в ходе проведения этого следственного действия в указанном М. месте при раскопке почвы из земли был извлечен труп мужчины (Б.Г.) в обнаженном виде, там же была обнаружена капроновая веревка.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Б.Г. наступила от механической асфиксии в результате удавления петлей, что подтверждается наличием на коже его шеи двух несовпадающих по направлению странгуляционных борозд, переломом обоих больших рожков подъязычной кости, кровоизлияниями в мягких тканях шеи по ходу борозд, в соединительных оболочках глаз, вздутием легких и другими указанными экспертом признаками.

Нападавший в момент наложения удавки располагался позади потерпевшего.

Для удавки применялся довольно тонкий шнур диаметром, возможно, около 0,3 - 0,4 см, такой удавкой вполне мог быть отрезок шнура, обнаруженный при раскопке трупа.

Смерть Б.И. могла наступить в установленное судом время, с того времени труп находился во влажной среде, в тех условиях, в которых он был обнаружен.

Из показаний свидетеля Б.Н. видно, что 11 января 2000 года около 10 часов она вместе с М. на его машине приезжала к зданию Гусь-Хрустального суда. М. ставил машину у автобусной остановки, в кафе-столовой вместе с М.М., П., С.Д. и другими лицами распивал спиртное. По дороге в сторону УВД, следуя на машине, на перекрестке улиц Интернациональной и Луначарского М. повернул влево, остановился на пешеходном переходе, после борьбы сзади в автомашину был посажен человек. У хозяйственного рынка она из машины вышла. Домой к ней в тот день М. вернулся около 16 - 17 часов.

Свидетели Ш.У. и М.О. показали, что в тот день они возвращались с работы, видели, как трое мужчин на перекрестке улиц Интернациональной и Луначарского г. Гусь-Хрустального насильно посадили в автомашину "ВАЗ-2109" мужчину. Один из тех трех мужчин после этого направился в сторону магазин N 65 а двое других сели с мужчиной, которого затолкали, в машину и уехали. О происшедшем с указанием номера, модели, цвета машины они сразу же сообщили дежурному УВД.

Материалами дела установлено, что автомашина "Ваз-2109" госномер <...> с белым кузовом принадлежала М.; по записям оперативного дежурного по УВД г. Гусь-Хрустального сообщения от Ш.У. поступило в 11 часов 20 минут.

Из показаний свидетеля Ж. следует, что летом 1998 года на Б.Г. было совершено нападение, в связи с чем было возбуждено уголовное дело. Б.Г. о происшедшем давал подробные показания, в ходе следствия опознал М.М., как одного из напавших. Потом Б.Г. сообщил, что к нему приезжали двое, просили его изменить показания, требовали написать заявление, что, якобы, на него оказывали работники милиции давление и он оговорил М.М. и П.

11 января 2000 года около 9 часов он ездил за Б.Г., к 11 часа привез его в суд. У здания суда видел П. Б.Г. объяснил дорогу в УВД, чтобы после судебного заседания доставить его домой, но в УВД Б.Г. не пришел.

Потерпевшая Б. показала, что 11 января 2000 года Ж. увез ее сына в суд, после чего домой он не возвратился.

При осмотре автомобиля М.М. "Газель" в ней были обнаружены 2 штыковые лопаты.

По заключению почвоведческой экспертизы наслоения на этих лопатах являлись почвой, эти почвенные наслоения имели общую родовую и групповую принадлежность с почвами, изъятыми с места происшествия при извлечении из земли трупа Б.Г.

Приведенные доказательства и другие материалы дела позволили суду сделать обоснованный вывод о виновности М.М. и П.М. в убийстве Б.Г. группой лиц.

По указанным в приговоре основаниям их действия по этому эпизоду обвинения по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Мотив посягательства М.М. и П.М. в отношении Б.Г. выяснялся, он установлен и верно указан в приговоре.

Доказательства по делу, фактические обстоятельства происшедших событий свидетельствуют о наличии у М.М. и П.М. умысла на лишение жизни потерпевшего. Характер своих действий и действий другого каждый из них сознавал, оба они действовали совместно в достижении общего для них результата - смерти Б.Г., что охватывалось их умыслом.

Действуя совместно с умыслом, направленным на убийство, применяя к потерпевшему насилие - М.М. душил его удавкой, а П.М., подавляя сопротивление потерпевшего, держал его за руки, лишая возможности защищаться, М.М. и П.М., тем самым оба непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Б.Г.

Суд обоснованно признал, что оба они являлись соисполнителями убийства потерпевшего, действовали группой лиц, в связи с выполнением Б.Г. общественного долга.

В ходе следствия осужденный М. пояснял, что по предложению братьев С. и С.Д. и М.М. он ездил с ними и П.М. на кражу из здания колхозной администрации в дер. Уляхино. Ездили туда на автомашине С. под его управлением, а дорогу показывал С.

По дороге решили отключить телефонную связь Уляхино с другими населенными пунктами, чтобы не было возможности в случае обнаружения их действий связаться с милицией.

Будучи связистом, знал устройство расположенного недалеко от Уляхино у дороги ящика. Из него он вытащил специальный блок, тем самым отключил телефонную связь. Прибыв в дер. Уляхино, дождавшись темноты, подъехали к зданию правления. У машины оставался С.Д., у парадного входа правления М.М. с целью слежения за окружающей обстановкой, чтобы предупредить других о возможном появлении посторонних лиц.

В здание приняли решение проникнуть через помещение туалета. П.М. выставил окно. Туда залезли он (М.), П.М. и С. Нашли в правлении вычислительный центр, открыли дверь и стали выносить оттуда аппаратуру, которую загружали в багажник автомашины. Сам он вынес компьютер, дисплей, клавиатуру, системный блок. Видел, что компьютеры также брали С. и П.М. Похищенное отвезли в Гусь-Хрустальный и выгрузили в гараж С. После этого в том же составе поехали в дер. Уляхино вновь, из того же здания похитили два импортных телевизора, телефон-факс, 2 бутылки водки, другие вещи, отвезли все это в Гусь-Хрустальный. Возвращаясь с кражи, М.М. или С. показывали какую-то награду.

В явке с повинной П.М. признавал факт хищения с братьями С. и С.Д., М.М. в результате двух поездок в дер. Уляхино компьютеров, телевизора. Указывал, что ездили туда на машине, в процессе проникновения в здание он надавливал рукой на раму окна.

Заключением эксперта установлено, что обнаруженные на раме окна здания ОАО АПФ "Россия" следы пальцев рук были оставлены П.М.

По заключению трасологической экспертизы следы транспортного средства, обнаруженные на месте преступления при его осмотре по факту кражи из помещения ОАО АПФ "Россия" от 17 января 2000 года, могли быть оставлены шинами модели "Я-400" под номерами 102606 и 103064, изъятыми с машины С. "ВАЗ-2109" вишневого цвета госномер <...>.

Как установлено заключением эксперта, объемный вдавленный след, обнаруженный на декоративной планке, изъятой с места осмотра по факту кражи из помещения ОАО АПФ "Россия" от 17 января 2000 года, мог быть оставлен плоским одинарным концом монтажки-гвоздодера, изъятой при обыске в гараже С.

Телефонный кабель связи длиной 190 мм был расчленен инструментом типа кусачек или клещей, а кабеля длиной 205 мм и 115 мм - при помощи ножовочного полотна по металлу.

М. пояснял, что перед проникновением в здание он повредил подходивший к правлению и находившийся у окна туалета кабель, перепилил его ножовкой по металлу, один из мелких кабелей перекусил взятыми в машине С. кусачками.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что сбоку здания АПФ "Россия" в дер. Уляхино между 4 и 5 окнами были повреждены кабели связи. Рамы окна туалета были выставлены, двери туалета, бухгалтерии повреждены.

Из показаний Ю., М.К. видно, что в ночь на 17 января 2000 года в районе дер. Уляхино был поврежден ящик "НРП" с блоком усилителя линейной регенерации, в нем отсутствовал блок "УЛР", хотя до этого линия связи работала.

Факт проникновения посторонних лиц в помещение правления АПФ "Россия" ночью на 17 января 2000 года, хищения из него имущества подтвердили потерпевшие Г.И., П.Е. Последняя, кроме того, показала, что были также похищены ее вещи и документы, в частности, орден "Трудового Красного Знамени", медали: "За трудовое отличие", "В ознаменование 100-летия В.И. Ленина", "Заслуженный зоотехник РСФСР", "Ветеран труда", медали ВДНХ и другое.

Согласно приобщенных к материалам дела данных из АПФ "Россия" было похищено товарно-материальных ценностей на 53996 рублей.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения подтверждается показаниями свидетелей Ч., Т.

Как видно из заключения эксперта, на дактилопленке, изъятой с места происшествия, был откопирован след перчатки трикотажного типа.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных в совершении каждым по вмененным им эпизодам обвинения краж. По указанным в приговоре основаниям в этой части обвинения действия С., С.Д., М., М.М., П. по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ, а по эпизоду хищения чужого имущества из помещения ОАО АПФ "Россия", кроме П., и по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ, П.М. по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ судом квалифицированы правильно.

По всем эпизодам обвинения, указанным выше, выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы с достаточной полнотой, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Показания осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

В ходе следствия предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации всем осужденным неоднократно, перед каждым следственным действием с их участием разъяснялись, они их знали, им они были понятны, что каждый удостоверял своею подписью. По их желанию они были обеспечены защитой в лице адвокатов. После допросов каждый из них указывал, что в протоколах с их слов сведения записаны верно. По поводу ведения допросов, объективности их проведения замечаний, заявлений, ходатайств осужденные и их защитники не приносили. По существу осужденные не отрицали, что изложенные в протоколах допросов сведения они давали.

Ссылки в жалобах на то, что положенные в основу обвинения показания осужденные давали в результате оказанного на них физического и психологического насилия со стороны работников следствия, сокамерников, тщательно проверялись. Исследовав доказательства по делу, эти доводы суд обоснованно, с приведением мотивов, признал не соответствующими действительности.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга судебная коллегия не усматривает.

Положенные судом в основу обвинения каждого осужденного доказательства согласуются между собой, каждое из таких доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Доводы жалоб о том, что осужденные указанных выше преступлений не совершали, о недоказанности в этом их вины, ссылки К. и его защитника на то, что К. не знал о хищении чужого имущества из кафе-бара ООО "Дикси" и магазина N 20, всех осужденных и их защитников об отсутствии организованной группы, утверждения адвоката Плотникова В.А. о совершении убийства Б.Г. одним М., несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Доказательства по делу свидетельствуют и суд обоснованно признал, что грабеж, незаконное лишение свободы С.Д.Е., не связанное с его похищением, кражи совершались организованной группой лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений. Группа этих лиц являлась устойчивой. Состав ее был стабилен, между ее членами имелась тесная взаимосвязь, действия их носили согласованный характер, решения они принимали совместно, при совершении преступлений использовали транспорт, решая вопросы, связанные с предстоящим хищением чужого имущества, вели определенную подготовку, определяли объект посягательства, участвовали в дележе похищенного, имело место распределение ролей.

Совершая названные преступления, каждый из осужденных по этим эпизодам обвинения сознавал, что действует в составе устойчивой группы лиц, это охватывалось их умыслом. Согласно ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения и одного преступления. По данному делу установлено, что устойчивой группой в составе: С., С.Д., М. было совершено 3 кражи, в их же составе и П., М.М. - 1 кража, в составе С. и С.Д., М., М.М. и П.М. - 1 кража, в составе С. и С.Д., М.М., П., К. - грабеж, в составе С. и М.М., действующих в организованной группе, незаконное лишение свободы человека, не связанное с его похищением, заранее объединившихся для совершения этих преступлений.

Участники грабежа, в том числе К., о предстоящем преступлении были осведомлены заранее, определено время, все собрались глубокой ночью, обстоятельства проникновения, отсутствие собственника объекта посягательства, транспортировка похищенного к нему в гараж и другие установленные по делу обстоятельства опровергают доводы К. о том, что он не знал о хищении. Доказательства по делу, фактические обстоятельства происшедших событий свидетельствуют о том, что все участники этого преступления, в том числе К., знали о нахождении на этом объекте сторожа.

Выводы суда об объеме похищенного, его стоимости в каждом случае хищений осужденными являются обоснованными. Хищения совершались группой лиц, при этом они использовали автомашины. Задержаны они были не сразу после содеянного, а спустя определенного времени, в течение которого они имели реальную возможность распорядиться всем объемом похищенного по своему усмотрению, что ими, как видно из материалов дела, и было сделано.

Не доверять данным об объеме похищенного и его стоимости, приобщенным к материалам дела, у суда оснований не было.

Утверждения в жалобах о наличии у С., К., М.М., П.М. алиби на момент совершения указанных ими преступлений всесторонне и объективно проверены. Как не нашедшие своего подтверждения, опровергнутые доказательствами по делу, они судом обоснованно отвергнуты.

Всем показаниям допрошенных в этой части свидетелей судом дана надлежащая правовая оценка.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Хищение осужденными по эпизодам от 13 августа 1999 года и 16 января 2000 года чужого имущества в крупном размере охватывалось их умыслом.

Нарушений требований ст. 254 УПК РСФСР при постановлении приговора не допущено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, за исключением осуждения С. и С.Д., М.М. и П. по ч. 1 ст. 167 УК РФ, по делу не установлено.

Как установлено судом, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 167 УК РФ, названные лица совершили 13 августа 1999 года. Согласно ст. 15 УК РФ это преступление отнесено к категории небольшой тяжести. На момент постановления приговора в силу ст. 78 УК РФ истекли сроки для привлечения этих лиц по данной части статьи УК РФ к уголовной ответственности, в связи с чем приговор в части осуждения С. и С.Д., М.М. и П. по ч. 1 ст. 167 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению.

В связи с этим судебная коллегия считает необходимым по совокупности преступлений смягчить наказание С. до семи лет девяти месяцев лишения свободы, С.Д. до шести лет девяти месяцев лишения свободы, П. до шести лет шести месяцев лишения свободы, каждому с конфискацией имущества.

В остальном наказание им, а также М.М., М., П.М., К. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о их личностях, всех обстоятельств по делу, влияния наказания на исправление каждого, на условия жизни их семей. Назначенное им наказание (С. и С.Д. и П. по статьям их осуждения) чрезмерно суровым, явно несправедливым признать нельзя. При назначении наказания требования закона не нарушены. Для смягчения М.М., М., П.М., К., а С. и С.Д. и П. по статьям их осуждения наказания судебная коллегия оснований не находит. Кассационные жалобы осужденных и их защитников удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 11 марта 2002 года в отношении С., С.Д., М.М. и П. в части их осуждения по ч. 1 ст. 167 УК РФ отменить, дело на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить наказание: С. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 127, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161, п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ, семь лет девять месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; С.Д. по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ, шесть лет девять месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; М.М. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 127, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161, п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; П. по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ, шесть лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном в отношении них и тот же приговор в отношении М., П.М. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и защитников Добровольской Е.Ю., Денисова О.Ю., Медведева А.И., Пекиной В.М., Плотникова В.А. и Шишканова В.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"