||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 ноября 2002 г. N 66-О02-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Глазуновой Л.И. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденного М. на приговор Иркутского областного суда от 23 ноября 2001 года, которым

М., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы.

По ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

по ст. 119 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений окончательно назначено 21 год лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы кассационной жалобы и утверждавшего, что к убийству потерпевших не причастен, мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей по ст. ст. 119, 222 ч. 4 УК РФ приговор отменить и дело производством прекратить в связи с истечением сроков давности, смягчить наказание по совокупности преступлений, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за убийство К.А. 1971 года рождения, совершенное на почве ссоры, убийство Т. 1973 года рождения, совершенное с целью сокрытия преступления, покушение на умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога, угрозу убийством З.О. и незаконные действия с холодным оружием.

Преступление совершено 11 ноября 2000 года в г. Бодайбо Иркутской области при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании М. свою вину не признал.

В кассационной жалобе, не приводя каких-либо доводов, он указывает, что с приговором не согласен.

В дополнениях к кассационной жалобе он просит отменить приговор и дело производством прекратить "ввиду его отсутствия в событии преступления". Он указывает, что приговор постановлен на доказательствах одного свидетеля, явно заинтересованного в исходе дела. С З.О., на показаниях которой постановлен приговор, он находится в неприязненных отношениях из-за квартиры, принадлежащей ему, которую она заняла обманным путем.

Данное обстоятельство подтверждается материалами гражданского дела, находящегося в производстве городского суда. Он не находился в момент совершения инкриминируемого ему деяния в квартире потерпевших. Показания З.О. противоречат иным доказательствам по делу, на которые ни следствие, ни суд не обратили внимание. Он не исключает, что З.О. могла находиться на месте преступления, но с другим лицом. Однако причастность других лиц к совершению преступления не проверялась.

Наличие крови потерпевших на своей одежде и обуви объясняет тем, что, по его мнению, трупы и его перевозили на одной милицейской машине, и кровь убитых могла оказаться на его одежде и обуви. Одним из вариантов он предполагает, что следственные органы специально испачкали его одежду в крови потерпевших. Об обвинительном уклоне суда свидетельствуют и те обстоятельства, что при назначении наказания учтены лишь отрицательные характеристики.

Кроме того, он указывает, что судом нарушено его право на защиту. В судебном заседании он заявил ходатайство об ознакомлении с материалами дела, однако, суд отказал в его удовлетворении.

Также он считает, что состав суда был незаконным, он просил рассмотреть дело с участием трех профессиональных судей, однако в состав суда входили народные заседатели, не имеющие высшего образования. Утверждая, что к убийству потерпевших не причастен, уголовное дело в отношении него сфальсифицировано, просит об отмене приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит вину осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний доказанной.

Потерпевшая З.О. пояснила, что после ссоры с К.А., возникшей при совместном употреблении спиртных напитков и переросшей в потасовку, они с М. ушли, затем возвратились, и М. убил К.А., а затем - вошедшую в квартиру Т. Кроме того, он же пожег вещи в квартире и угрожал ей убийством, если она сообщит кому-либо о преступлении.

Свои показания она подтвердила при выходе на место преступления.

Ее показания подтверждаются другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Сам осужденный, отрицая свою причастность к убийству потерпевших, не оспаривал, что при употреблении спиртных напитков между ним и К.А. возникла ссора, в которой К.А. ударил его по лицу. Они разошлись, однако, с З.О. они вновь к нему возвратились.

Свидетель К.Н. пояснила, что они 11 ноября 2000 года употребляли спиртные напитки у них в квартире, затем М. и З.О. ушли к К.А., когда возвратились, М. сообщил, что они поссорились и К.А. ударил его. Он был возмущен поведением последнего, и вновь ушел к нему. Когда возвратился, сказал, что сейчас приедут пожарные.

Показания З.О. в той части, что они после ссоры с потерпевшим вновь возвратились к нему в квартиру, не противоречат показаниям осужденного об этом и показаниям К.Н.

При осмотре места происшествия установлено, что в квартире, где проживал К.А., возник пожар, в результате которого уничтожено и повреждено практически все имущество, находившееся в квартире. На диване обнаружен труп К.А. с признаками насильственной смерти, который пожарные, полагая, что он еще жив, вытащили в подъезд дома.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, соответствуют показаниям З.О. о причине пожара, очаге возгорания, месте нахождения трупа К.А.

Выводы судебно-медицинского эксперта о наличии, степени тяжести, локализации телесных повреждений на трупе потерпевшего и причине его смерти также подтверждают показания З.О. об их локализации и механизме образования.

Труп Т. с признаками насильственной смерти был обнаружен на улице в районе магазина "Натали".

З.О., рассказывая об убийстве, пояснила, что М. увел раненую Т. в том направлении.

Свидетель Л. пояснил, что М., возвратившись от К.А., передал ему нож и попросил спрятать, что он и сделал. В месте, указанном Л., обнаружен нож.

З.О. подтвердила, что именно этот нож она видела у М., и этим ножом он угрожал ей убийством.

Согласно выводам криминалистической экспертизы, данный нож является холодным оружием.

Свидетели А. и Б. пояснили, что, находясь в баре, они видели М. и З.О. З.О. обратилась к ним с просьбой сообщить в милицию о том, что М. совершил убийство. На их вопрос, почему она сама не сделает этого, З.О. ответила, что боится М.

Показания данных лиц подтверждают показания З.О., пояснившей, что после убийства они с М. зашли в бар, где она увидела А. - сотрудника милиции, и попросила сообщить в милицию о совершенном М. убийстве двух лиц.

Кроме того, вина М. в совершении преступления подтверждается заключением судебно-биологической экспертизы о наличии крови потерпевших на его одежде и обуви, показаниями свидетелей З.Р. и З.Л., узнавших о происшедшем от дочери, и другими, приведенными в приговоре, доказательствами.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины М. в совершении преступления, судебная коллегия находит правильной и квалификацию его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.

Заявление М. в той части, что показания З.О. не подтверждаются другими доказательствами, а некоторые - противоречат им, судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов дела, З.О. об обстоятельствах совершения преступления дает последовательные показания. Они подтверждаются совокупностью исследованных доказательств. Имеющиеся в ее показаниях незначительные противоречия, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, не влияют ни на доказанность вины осужденного в совершении преступления, ни на квалификацию его действий.

Не может согласиться судебная коллегия с утверждением М. в той части, что судом нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что ему отказано в дополнительном ознакомлении с материалами дела.

Как видно из протокола судебного заседания, М. действительно заявлял ходатайство об ознакомлении с материалами дела, однако, данное ходатайство судом разрешено с соблюдением закона.

Проверено судом и заявление осужденного об оговоре его со стороны З.О.

Как пришел к выводу суд первой инстанции с приведением мотивов принятого решения, оснований к таковому у З.О. не имелось.

Не усматривает их и кассационная инстанция. Из приобщенных к кассационной жалобе сопроводительных писем видно, что исковое заявление о выселении З.О. из квартиры М. отправлено в конце июля 2001 года, то есть задолго после того, как она дала показания об обстоятельствах совершения преступления.

Требования закона при рассмотрении дела судом соблюдены.

Заявление осужденного в той части, что дело подлежало рассмотрению в составе трех профессиональных судей, либо с участием народных заседателей, имеющих высшее образование, не соответствует закону.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению.

В связи с тем, что на момент рассмотрения дела в кассационной инстанции истекли сроки давности по ст. ст. 119, 222 ч. 4 УК РФ, приговор в этой части подлежит отмене, а дело - прекращению производством.

В связи с уменьшением объема обвинения, по мнению судебной коллегии, подлежит смягчению и наказание, назначенное по совокупности преступлений.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 23 ноября 2001 года в отношении М. изменить:

- отменить приговор в части осуждения по ст. ст. 119, 222 ч. 4 УК РФ и в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ дело производством прекратить в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ, 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначить 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении М. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"