||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 2002 г. N 5-о02-194

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Борисова В.П. и Лаврова Н.Г.

рассмотрела 12 ноября 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Д.А., Б.Л., К.В., адвокатов Стаиной Ж.А., Дубровской С.А., защитника Пурцхванидзе В.М. и кассационному протесту государственного обвинителя Макаровой Н.Н. на приговор Московского городского суда от 25 марта 2002 года, по которому

Д.А. <...>, проживающий в г. Москве, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к"; 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 3 п. п. "а", "б"; 33 ч. 3, 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 3 п. "а"; 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "б", "г" и ч. 3 п. "а"; 325 ч. 2; 167 ч. 1 УК РФ Д.А. оправдан за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений. По ст. 209 ч. 1 УК РФ он оправдан за отсутствием состава преступления.

Б.Л. <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к"; 33 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 3 п. "а"; 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 3 п. "а"; 33 ч. 3, 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 1; 222 ч. ч. 1, 2, 3, 4; 167 ч. 1 УК РФ Б.Л. оправдан за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений. По ст. 209 ч. 1 УК РФ он оправдан за отсутствием состава преступления.

П.Т. <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 64 УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 7 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к"; 33 ч. 2, 167 ч. 1; 222 ч. ч. 1, 2, 3, 4 УК РФ П.Т. оправдан за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений. По ст. 209 ч. 2 УК РФ он оправдан за отсутствием состава преступления.

К.В. <...>, не судимая,

осуждена по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" и ч. 3 п. п. "а", "б"; 167 ч. 1; 325 ч. 2, 222 ч. ч. 1, 2, 3, 4 УК РФ К.В. оправдана за недоказанностью ее участия в совершении этих преступлений. По ст. 209 ч. 2 УК РФ она оправдана за отсутствием состава преступления.

Г. <...>, не судимый,

оправдан по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" и ч. 3 п. п. "а", "б"; 222 ч. ч. 1, 2, 3, 4 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений, а по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав объяснение осужденных Д.А., Б.Л., К.В. адвоката Дубровской С.А. просивших приговор отменить, адвоката Сордия-Шевцовой Л.П. просившей приговор в отношении Г. оставить без изменения, мнение прокурора Козусевой Н.А., поддержавшей доводы протеста и просившей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д.А. признан виновным в разбойном нападении и в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Б.Л. и П.Т. признаны виновными в разбойном нападении и в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

К.В. признана виновной в соучастии в форме пособничества в разбое.

Преступления совершены в период с 11 марта 1997 года по 5 августа 1998 года в городе Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д.А., Б.Л., П.Т., Г. и К.В. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Д.А. указывает о своем несогласии с приговором. Утверждает, что никакого преступления он не совершал, что на следствии к нему применялись недозволенные методы, что при задержании ему подложили пистолет. Считает, что его опознание потерпевшими было с нарушением закона, его показания и показания свидетелей были неправильно записаны следователем. Полагает, что преступление, в котором его обвиняют, мог совершить его знакомый Х., он же в это время находился на работе в Культурном Центре "Мзиури". Утверждает, что свидетель С. оговорила его под давлением следствия, что других доказательств его вины нет. Просит учесть данные о его личности и принять справедливое решение;

адвокат Дубровская С.А. полагает, что выводы суда о виновности ее подзащитного Д.А. в инкриминируемых ему деяниях не основаны на бесспорных доказательствах. По эпизоду нападения на Д. не опровергнуто его алиби. Потерпевшая не указывала характерных черт лица Д.А., по которым она его опознала. Считает, что суд необоснованно отверг объяснения осужденного о том, что в его квартире хранились вещи его знакомого Х. Не точно указано в обвинительном заключении время совершения преступления. Утверждает, что не опровергнуты доводы осужденного о том, что пистолет ему подложили. Просит приговор в отношении Д.А. отменить, а дело прекратить;

осужденная К.В. считает приговор незаконным и просит его отменить. Утверждает, что доказательств ее вины нет. Полагает, что показания потерпевших Б. и К., на которых строится ее обвинение, противоречивы и, что даны они под давлением следствия. Указывает, что следствие проводилось с нарушением УПК РФ, ее опознание проводилось по фотографии. При назначении ей наказания суд в недостаточной степени учел данные о ее личности, и назначил чрезмерно строгое наказание. Просит приговор в отношении ее отменить, а дело прекратить;

адвокат Стаина Ж.А. считает, что не опровергнуты доводы ее подзащитной К.В. о том, что она в разбойном нападении в форме пособничества не участвовала. Просит приговор в отношении К.В. отменить, а дело прекратить;

осужденный Б.Л. утверждает, что не совершал вмененных ему преступлений, что опознание его потерпевшими производилось с нарушением закона, по фотографиям. Считает, что на следствии допускались нарушения закона, очные ставки между ним и потерпевшими не проводились. Утверждает, что наркотик был ему подброшен работниками милиции при задержании. Полагает, что суд не учел данные о его личности. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

защитник Пурцхванидзе В.М. считает вину ее подзащитного П.Т. недоказанной. Утверждает, что на месте преступления он оказался случайно, никаких противоправных действий не совершал. Изъятие у него наркотиков проводилось с нарушением закона, и не может быть доказательством его вины. Просит принять справедливое решение.

В письменных возражениях государственный обвинитель Макарова Н.Н. считает доводы кассационных жалоб необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

В кассационном протесте государственный обвинитель Макарова Н.Н. считает, что приговор в части оправдания подсудимых является необоснованным и подлежит отмене.

Утверждает, что по эпизоду разбойного нападения на К. и К. судом не дана оценка причастности или непричастности Д.А. и Б.Л. к этому преступлению, необоснованно признаны не имеющими юридической силы доказательства собранные в ходе предварительного следствия. Судом сделан ошибочный вывод о том, что в действиях подсудимых отсутствует состав преступления предусмотренный ст. 209 УК РФ.

Полагает необоснованным оправдание Д.А. по эпизоду покушения на убийство К. Считает, что его опознание потерпевшей К. и свидетелем Ш. было произведено в соответствии с законом. Показания потерпевших на следствии были последовательными.

По эпизоду нападения на З., считает, что суд необоснованно признал показания потерпевших противоречивыми, не учел условия, при которых они воспринимали события. Потерпевшие указывали характерные признаки нападавших, которым суд не дал никакой оценки.

Считает, что опознание Д.А. и Б.Л. потерпевшими Ф. было проведено в соответствии с требованиями УПК. Перед этим потерпевшие описали внешность нападавших, указав на их "кавказскую внешность" и другие признаки.

По эпизоду нападения на Ш. указывает, что потерпевшая в ходе предварительного следствия давала последовательные и подробные показания об обстоятельствах нападения и о приметах нападавших. На очных ставках опознала нападавших.

Утверждает, что в материалах дела достаточно доказательств подтверждающих вину Г. в разбойном нападении на Р. На предварительном следствии он вину признавал, потерпевшая его опознала. Дальнейшие ее показания в суде о том, что она не уверена что нападавшим был Г., следует расценивать, как выгораживание родственника. Алиби Г. материалами дела не подтверждается.

Ввиду того, что суд не дал надлежащую оценку вышеизложенным доказательствам, просит приговор в части оправдания осужденных по вышеизложенным эпизодам отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В письменных возражениях адвокаты Дубровская С.А., Сордия-Шевцова Л.П. и осужденный Д.А. считают доводы кассационного протеста необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и кассационном протесте, судебная коллегия находит, что вина Д.А., Б.Л., П.Т. и К.В. в совершенных преступлениях подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз и другими материалами дела.

Так, вина Б.Л. и К.В. по эпизоду разбойного нападения на семью Б. подтверждается:

показаниями потерпевшей Б., из которых усматривается, что 11 марта 1997 года, она вместе с мужем Б.Д., невесткой К. и малолетней внучкой находились дома. Примерно в 9 часов утра в квартиру позвонили. Она открыла дверь и увидела на пороге двух женщин, одна из которых была опознанная позже К.В., которая представилась сотрудницей Мосэнерго и потребовала предъявить квитанции об оплате за коммунальные услуги. Она хотела принести эти документы. Вдруг в квартиру ворвались четыре незнакомых мужчины, трое были в масках, а один без маски. Без маски был опознанный ею позже Б.Л. У него был высоко поднят шарф, которым он прикрывал лицо. Однако, шарф часто спадал и открывал все лицо. Один из нападавших схватил ее за шею, затащил в комнату, где нанес ей удары по голове и телу. Угрожая расправой над ней и родственниками, нападавшие требовали деньги и ценности. Она видела, что кто-то из нападавших ударил ее мужа. У одного из нападавших в руках был нож. Нападавшие обыскивали квартиру, находили ценности и деньги. Украшения и ювелирные изделия они показывали Б.Л., который отбирал эти вещи. Между собой они общались на грузинском языке. Когда в квартиру вернулся ее сын Б.Д., то нападавшие его ударили, положили на пол, обыскали. Ее сноха К., которая была со своим ребенком, воспользовалась моментом и разбила оконное стекло, чтобы позвать на помощь, ее схватили за волосы и оттащили от окна. Тут же нападавшие, высказывая угрозы расправой, стали покидать квартиру, похитив имущества на сумму 11 592 827 неденоминированных рублей. В октябре 1998 года при просмотре телепередач они увидели показанных по телевидению нескольких лиц грузинской национальности и женщину славянской внешности. В этой женщине, назвавшейся К.В. она опознала женщину, что перед нападением звонила в квартиру. Среди задержанных был высокий мужчина, назвавшийся Б.Л., именно он был среди нападавших без маски.

Показаниями потерпевшей К., из которых видно, что действительно 11 марта 1997 года на ее семью было совершено нападение. Ворвавшись в квартиру, нападавшие требовали деньги и золото, угрожая расправой. Ее муж, Б.Д., был подвергнут избиению. Ее, К., вместе с ребенком завел в комнату высокий парень без маски. Это человек оттащил ее за волосы от окна, вырвав клок волос, когда она разбила стекло. Позже она опознала этого человека, им оказался Б.Л.

Вина Д.А. по эпизоду нападения на Д. подтверждается:

показаниями потерпевшей Д. о том, что днем 23 февраля 1998 года после ухода ее мужа Б. в магазин за продуктами, примерно в 14 часов 30 минут в дверь позвонили. На ее вопрос ответили, что это работник "Мосэнерго" по поводу уплаты, увидела женщину, на вид которой было лет 60. Когда она открыла дверь, в квартиру ворвались трое мужчин. Один из них был ею позже опознан, как Д.А. В руках у него был предмет, похожий на пистолет. Между собой они общались на грузинском языке. Испугавшись, она закричала, тогда Д.А. ударил ее по голове предметом похожим на пистолет и сказал, чтобы она молчала. Нападавшие требовали указать, где находятся деньги и ценности, угрожая расправой. Один из нападавших ударил ее нардами по голове, и она на короткое время потеряла сознание. Когда она очнулась, нападавшие закрыли ее в туалете, пригрозив чтобы молчала. Когда она освободилась, в квартире уже никого не было. Было похищено имущества на общую сумму 57 548 рублей. Спустя полгода после случившегося в одной из телепередач были показаны задержанные лица грузинской национальности. В одном из них она опознала нападавшего на ее квартиру, им оказался Д.А. Она обратилась в милицию, в ходе следствия ей предъявлялись различные видеокамеры, среди которых она опознала похищенную у нее 23 февраля 1998 года видеокамеру "Панасоник".

Вина Д.А. в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия подтверждается показаниями свидетеля Д. о том, что 9 октября 1998 года при задержании Д.А. у него, в присутствии понятых был изъят пистолет "ТТ". Причем информацию о наличии у Д.А. огнестрельного оружия они имели до его задержания.

Из показаний свидетеля С. усматривается, что в период ее совместного проживания с Д.А. она видела у него пистолет, который он называл "ТТ".

Вина П.Т. в совершении разбойного нападения на К. и К. подтверждается собственными показаниями осужденного о том, что он со своим знакомым Николаем 13 апреля 1998 года находился в квартире потерпевших. В квартире он находился рядом с женщиной и ребенком. Видел у Николая за поясом револьвер. Находясь в комнате, слышал в прихожей шум и хлопок, похожий на выстрел. Женщина закричала и он, П.Т., сказал ей: "Не кричите" и придержал рукой ребенка. Выходя из квартиры, он на площадке этажа увидел полусидящего мужчину, рядом с которым лежала сумка. Предчувствуя плохое, он выбежал из подъезда и побежал, но его догнал мужчина, оказавшийся К., и передал работникам милиции.

Показаниями потерпевшей К. о том, что 13 апреля 1998 года примерно в 17 часов 30 минут она услышала, что кто-то открывает дверь. На пороге оказался незнакомый ей мужчина. Она хотела вытолкнуть его, но он ударил ее кулаком в лицо. Она пыталась оказать сопротивление, но он снова ударил ее, и она упала. Незнакомец пнул ее ногой и приказал молчать, иначе он ее пристрелит, наставив на нее пистолет. В это время в комнате заплакал ребенок, когда ей удалось вбежать в комнату к ребенку, то она увидела там другого мужчину. Им оказался опознанный позже П.Т. Он держал ее ребенка и закрывал ему рот. Мужчина с пистолетом, что-то делал в прихожей. Вскоре мужчина с пистолетом сказал П.Т. уходить. Они вместе выбежали из квартиры, она побежала за ними, и увидела на лестничной площадке мужа, который пытался встать. В это время мужчина, у которого был пистолет, выстрелил из него в мужа, а затем еще раз. Она закричала и побежала в квартиру звонить в милицию.

Из показаний свидетеля К. видно, что примерно в 17 часов 30 минут 13 апреля 1998 года он на автомашине приехал к своему дому. Заметил, что в подъезд зашли какие-то незнакомые люди. Поставив автомашину, он зашел в подъезд и подошел к своей квартире на первом этаже. Вдруг дверь квартиры распахнулась, и из нее выбежал незнакомый мужчина, который ударил его в грудь, и он упал, выронив сумку. Мужчина в него выстрелил, но не попал. Из квартиры выбежал еще один мужчина. Им оказался П.Т., которого он потом задержал. Убегая П.Т. подхватил его сумку, в которой находились электронные весы, 2000 долларов США. Вместе со стрелявшим мужчиной П.Т. стал убегать, держа в руках сумку. Он, К. побежал за ними. Мужчина с пистолетом еще раз выстрелил, повредив пулей оправу его очков. Он, К. продолжал преследовать П.Т., которого удалось догнать. Однако, сумку П.Т. успел выбросить. П.Т. он передал работникам милиции.

Вина П.Т. в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотиков в крупном размере подтверждается показаниями свидетелей Щ., П. и Н. о том, что при производстве досмотра камерного помещения N 27 СИЗО-2 и личного досмотра содержащихся в нем лиц, у П.Т., в присутствии понятых 5 августа 1999 года из кармана рубашки было изъято наркотическое вещество и записка.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколами осмотра мест происшествия;

с протоколами очных ставок, и опознания осужденных потерпевшими;

с протоколом обыска на квартире Д.А., где была обнаружена похищенная у Д. видеокамера "Панасоник";

с актом судебно-химической экспертизы о том, что вещество изъятое у Б.Л., является наркотическим средством - кокаином;

с актом судебно-баллистической экспертизы о том, что изъятый у Д.А. пистолет "ТТ" является короткоствольным нарезным, огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы пистолетом системы Токарева "ТТ", калибра 7,62 мм. Два патрона являются пригодными для стрельбы штатными боеприпасами к этому пистолету;

с актом судебно-медицинской экспертизы о том, что осаднение кожи на левой щеке К. с внедрением в кожу мелких частиц черного цвета могло явиться следствием действия фактора близкого выстрела, причиненного при касательном выстреле из огнестрельного оружия.

Доводы осужденного Д.А. о применении к нему недозволенных методов расследования, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Доводы жалоб адвоката Дубровской С.А. и осужденного Д.А. о том, что он не причастен к инкриминируемым ему преступлениям, что пистолет ему подложили, что у него имеется алиби, что вмененное ему преступление мог совершить его знакомый, являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела. Суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив все версии в защиту осужденного и отвергнув их, обоснованно пришел к выводу о виновности Д.А. в инкриминируемых ему деяниях. Обоснованным является и вывод суда расценившего указанное в обвинительном заключении время совершения преступления, технической ошибкой.

Утверждения осужденных Д.А., Б.Л. и К.В. о нарушении их прав на предварительном следствии, выразившихся в опознании их потерпевшими с нарушением закона, являются необоснованными, поскольку опознание осужденных потерпевшими осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 165 УПК РСФСР.

Несостоятельными являются и доводы жалобы осужденного Б.Л. о том, что он не употребляет наркотические средства и наркотик ему был подброшен, поскольку, как указал суд в приговоре, данные доводы опровергаются заключением судебно-психиатрической экспертизы о том, что Б.Л. обнаруживает эпизодическое употребление наркотических средств (т. 2. л.д. 299 - 300), а также всеми вышеприведенными доказательствами в их совокупности, опровергающими версию осужденного о том, что обнаруженный у него наркотик был подброшен работниками милиции.

Что касается доводов защитника Пурцхванидзе В.М. о том, что осужденный П.Т. на месте преступления оказался случайно, что наркотики ему подброшены, то они являются неубедительными, поскольку, как указал суд, опровергаются собственными показаниями осужденного о том, что "Николай" говорил ему о необходимости разобраться с человеком по поводу расходов за ремонт его машин, а также и последующими действиями П.Т., который, убегая, схватил сумку потерпевшего. Не отрицал он и того, что изъятое у него вещество он нашел накануне и хранил при себе "из любопытства".

Не подлежат удовлетворению, и доводы кассационного протеста об отмене приговора в части оправдания осужденных.

Так, утверждения государственного обвинителя Макаровой Н.Н. о том, что судом не дано никакой оценки причастности или непричастности Д.А. и Б.Л. к разбойному нападению на К. и К., являются несостоятельными, поскольку, как видно из приговора, суд, мотивируя недоказанность вины Д.А., Б.Л. и П.Т. по эпизоду покушения на убийство К., фактически дал оценку и действиям Д.А. и Б.Л. по эпизоду разбойного нападения.

Обоснованным является и вывод суда оправдавшем подсудимых по ст. 209 ч. 1 и ч. 2 УК РФ, поскольку следствием не предоставлено объективных доказательств о том, что они действовали в составе организованной, устойчивой и вооруженной группы (банды).

Что касается доводов кассационного протеста о том, что суд необоснованно оправдал Д.А. и Б.Л. по эпизодам разбойного нападения на З. и Ф., то они являются несостоятельными, поскольку, как установил суд, опознание подозреваемых происходило с нарушением закона, по фотографиям, потерпевшие не были до этого подробно опрошены о приметах и особенностях подозреваемых, не проверено алиби подозреваемых. Показания потерпевших и свидетеля противоречивы.

Доводы кассационного протеста о том, что потерпевшая Ш. опознала Б.Л., Г. и суд необоснованно оправдал их и Д.А. по этому эпизоду, нельзя признать убедительными, поскольку, как правильно указал суд в приговоре, опознание проводилось с нарушением закона, других доказательств их участия в разбойном нападении не добыто.

Несостоятельны и утверждения кассационного протеста о достаточности доказательств вины Г. по эпизоду нападения на Р. Сам Г. в судебном заседании отказался от показаний данных на предварительном следствии, заявив, что дал их под принуждением. Потерпевшая в судебном заседании заявила, что не уверена, что это тот человек, который совершил на нее нападение. Доводы Г. о том, что он во время совершения преступления находился в г. Кутаиси, следствием надлежащим образом не проверено. Вывод суда об отсутствии достаточных доказательств его вины по этому эпизоду является обоснованным.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, в том числе дана оценка всем доказательствам как подтверждающим так и опровергающим вину осужденных, существенных нарушений норм УПК РСФСР, по делу не выявлено, поэтому судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Действия Д.А., Б.Л., П.Т. и К.В. квалифицированы правильно.

При назначении Д.А., Б.Л., П.Т. и К.В. наказания суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие их личность. Назначенное им наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных Д.А. и К.В. о смягчении им наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 25 марта 2002 года в отношении Д.А., Б.Л., П.Т., Г. и К.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"