||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 ноября 2002 г. N 47-о02-80

 

Председательствующий: Жуков В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Колышкина В.И.,

судей Тонконоженко А.И., Червоткина А.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные: представление прокурора, жалобы потерпевшего Н. и осужденного Р. на приговор Оренбургского областного суда от 04 июля 2002 года, которым

Р., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ на восемь лет лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Р. назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 115 УК РФ один год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

Постановлено взыскать в пользу Н. в счет компенсации морального вреда с Р. 70000 рублей, с К. - 10000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., осужденного Р., подтвердившего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Мурдалова Т.А. не поддержавшего протест и просившего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Р. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда, а К. - легкого вреда здоровью Н.; Р., кроме того, в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия.

Преступления совершены, соответственно, 27 марта 2002 года, а также в период с весны 2000 г. по 27 марта 2002 г. в г. Соль-Илецке Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Р. виновным себя признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Панихидина Н.С. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с неправильной квалификацией, данной судом действиям осужденных.

Р. и К. обвинялись в совершении посягательства на жизнь работника милиции. Из показаний допрошенных по делу лиц следует, что потерпевший Н., являвшийся работником милиции, зашел в дом, где находились Р. и К., исполняя свои обязанности по охране общественного порядка, предъявил удостоверение работника милиции. Зная, что потерпевший - работник милиции, Р. и К. причинили ему колото-резаные ранения, характер которых свидетельствует о наличии у них умысла на посягательство на жизнь работника милиции. Кроме того, осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание.

В кассационной жалобе потерпевший Н. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что осужденные, достоверно зная его должностное положение работника милиции, нанесли ему ранения, которые свидетельствуют о наличии у них умысла на лишение его жизни.

В кассационной жалобе осужденный Р. просит приговор в части его осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить с прекращением дела, указывая на то, что обнаруженный у него пистолет он забрал у ребенка на улице, не знал, что из него можно производить выстрелы, сомневается в выводах об этом эксперта, так как не присутствовал при проведении экспертизы. Кроме того, осужденный просит изменить приговор в части его осуждения по ст. 111 ч. 1 УК РФ, переквалифицировать его действия на ст. 114 УК РФ. Утверждает, что ранения Н. он причинил при превышении пределов необходимой обороны, поскольку потерпевший в ночное время нетрезвый и без какого-либо повода незаконно вошел в его дом и первым ударил его в область глаза. При назначении наказания суд не учел, что он страдает туберкулезом легких.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Факт умышленного причинения тяжкого вреда здоровью Н. действиями Р. и легкого вреда его здоровью действиями К. подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании, и участниками процесса не оспаривается.

Изложенные в кассационных представлении и жалобах доводы о неправильной квалификации действий осужденных противоречат установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела.

В статье 317 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность.

Из показаний потерпевшего Н. следует, что 27 марта 2002 года ночью он возвращался из душа. Проходя мимо одного из частных домов, услышал там шум и звуки музыки, в заборе у дома отсутствовало несколько штакетин. Он постучал в окно, чтобы удостовериться, что происходит в доме. Из дома вышла К.Г. и сказала, что в доме семейный отдых и все нормально. Предъявив ей удостоверение сотрудника милиции, он вошел в дом, чтобы убедиться в этом. В доме он также показал удостоверение находившимся там Р. и К. Р. ему не поверил, сказал, что он без формы и в ночное время милиционеры в дом не заходят, послал К. выяснить это и привести сотрудников милиции.

Не дождавшись возвращения К., Р. стал выражать недовольство его появлением в доме, выражаться нецензурной бранью, выталкивать его из дома. Он стал отмахиваться от Р., завязалась драка. В это время в дом вошла К.Г., и он, случайно задел ее. Та стала падать, схватилась за его одежду, и они упали вместе. Когда он пытался подняться, Р. нанес ему несколько ударов ножницами в грудь и в живот. Он отобрал у Р. ножницы, стал выходить из дома, но Р. стал наносить ему удары руками и ногами по различным частям дела. Это время в дом вошла К. Р. сказал ей, чтобы она тоже била его, и в это время почувствовал укол в спину. Р. и К. продолжали вместе избивать его ногами, вытащили на улицу. Он, теряя сознание, попросил их оказать ему помощь и дальнейших событий не помнит.

Указанные обстоятельства в судебном заседании, по существу не оспаривали осужденные, подтверждены они показаниями свидетеля К.Г., другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Таким образом, судом установлено, что в доме, где находились осужденные, общественный порядок не нарушался, общественная безопасность под угрозу не ставилась. Приход Н. в этот дом в ночное время как работника милиции не вызывался необходимостью. Р. исходя из сложившейся обстановки высказал обоснованное сомнение, является ли Н. работником милиции, послал в отдел милиции К., чтобы уточнить это.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств и сделан обоснованный вывод о виновности осужденных в умышленном причинении вреда здоровью Н. на почве неприязненных отношений, возникших в связи с появлением в их доме Н. в ночное время.

Нельзя считать установленным и наличие в действиях осужденных прямого умысла на лишение жизни потерпевшего. Как видно из материалов дела, как только Н. почувствовал себя плохо и попросил о помощи, осужденные прекратили его избиение, помогли подняться и потерпевший ушел к себе домой, откуда был доставлен в больницу.

Доводы осужденного Р. о том, что он находился в состоянии необходимой обороны от противоправных действий Н., который первым ударил его в глаз, также являются несостоятельными.

Из показаний, данных Р. в ходе предварительного следствия и обоснованно признанных судом достоверными, следует, что драка с Н. у него произошла в ходе ссоры, вызванной приходом последнего в дом в ночное время, а не в ответ на нанесенный ему потерпевшим удар. Эти же обстоятельства подтверждены показаниями потерпевшего Н. Обстоятельства продолжительного избиения осужденными потерпевшего, в том числе и после того, как тот прекратил сопротивляться, также свидетельствуют об отсутствии в их действиях признаков необходимой обороны или превышения ее пределов.

Действия осужденных Р. и К. по данному эпизоду судом квалифицированы правильно.

Виновность Р. в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия подтверждена показаниями осужденного Р. о том, что он весной 2000 года у себя в огороде нашел "пугач" похожий на пистолет, хранил его у себя дома, использовал в бытовых целях; показаниями К., видевшей в доме этот пистолет; протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого он был изъят (л.д. 2 - 8); заключением баллистической экспертизы о том, что данный предмет является пригодным для стрельбы самодельным шомпольным дульно-зарядным пистолетом, относящимся к огнестрельному оружию (л.д. 135 - 136).

Оснований ставить под сомнение выводы баллистической экспертизы нет оснований, ходатайства о присутствии при производстве этой экспертизы Р. не заявлял. Действиям Р. в этой части судом дана правильная правовая оценка.

Наказание Р. и К. назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных, характеризующих личность каждого из них, и всех обстоятельств дела. Оснований считать его чрезмерно мягким или излишне суровым не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда 04 июля 2002 года в отношении Р. и К. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы потерпевшего Н. и осужденного Р. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"