||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2002 г. N 10-о02-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 10 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., Г.А., М., Л., А., адвоката Яштаева А.Г. и кассационный протест прокурора на приговор Кировского областного суда от 29 марта 2002 года, которым

Г., <...>, -

осужден:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к десяти годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г.А., <...>, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к восьми годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М., <...>, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 166 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к восьми годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Л., <...>, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к пяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

А., <...>, судим 27 декабря 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. "г", 166 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по совокупности преступлений к восьми годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 27 декабря 2000 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По ст. 166 ч. 3 УК РФ Г., Г.А., Л., А. оправданы за отсутствием состава преступления.

По делу разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.

Г. осужден за создание и руководство бандой.

Г.А., М., Л., А. осуждены за участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Все указанные лица осуждены также за разбой, совершенный организованной группой с целью завладения имуществом в крупном размере и за кражу, кроме А., совершенную организованной группой.

Г., Г.А., Л. осуждены, помимо указанных выше преступлений, за незаконное хранение, передачу, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, а Г. и Г.А. еще и за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой.

А. осужден за незаконное ношение и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы.

М. осужден за неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденные виновными себя признали частично.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения адвоката Кохановой Р.В., поддержавшей доводы жалоб М., мнение прокурора Ерохина И.И., поддержавшего протест частично, лишь в части мягкости назначенного Л. наказания и неправильного применения ст. 64 УК РФ в отношении Л. и А., судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном протесте государственного обвинителя ставится вопрос об отмене приговора в отношении всех осужденных и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обосновании этого утверждается, что суд дал правильную юридическую оценку действиям виновных, но в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР не привел в приговоре доказательств их вины в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1, ч. 2 УК РФ. При этом суд необоснованно признал роль Л. при совершении преступлений второстепенной, назначив ему чрезмерно мягкое наказание. Выводы суда о назначении наказания А. противоречивы и непоследовательны. Фактически ему наказание назначено в пределах санкций ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3 УК РФ, однако указано о назначении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ, хотя оснований для этого не имелось.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный М. просит приговор в части осуждения за бандитизм отменить, дело прекратить, оправдав его, и переквалифицировать его действия на ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ и назначить наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ. М. утверждает, что не учтено его активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников, состояние здоровья. У них не было цели нападать на граждан и организации. Умысел на хищение свиней возникал внезапно. Групповое хищение чужого имущества с применением оружия само по себе не может рассматриваться как бандитизм. Обвинение в бандитизме не нашло своего подтверждения. Нарушено его право на защиту, т.к. допрашивали его без адвоката. Указание суда о наличии организованной группы подлежит исключению из приговора за отсутствием таковой. По эпизоду хищения свиней с фермы СХПК "Ленинец" отсутствует признак крупного размера, поскольку стоимость реализованного мяса двенадцати похищенных и забитых свиней не превышает 500-кратного минимального размера оплаты труда. В остальном он с приговором согласен.

Осужденный А. просит оправдать его по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ и переквалифицировать его действия на кражу или грабеж. Выводы суда о его участии в банде являются предположением. Он не знал о существовании банды. Также суд неверно квалифицировал его действия как разбой. Сторожам он не угрожал. Его действия следует расценивать как кража без квалифицирующего признака крупного ущерба. Оружие он не носил, доказательств нет.

Осужденный Г.А. утверждает, что с приговором не согласен частично. Он действительно приобрел обрез, но другим об этом известно не было. В дер. Вершинята разбойного нападения не было. С. их оговаривает. Банды не существовало, нападения не планировались. Он просит приговор в части осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления. По эпизодам разбоя в дер. Вершинята и в дер. Обухово переквалифицировать его действия на ст. 161 ч. 2 УК РФ. В части обвинения по эпизоду в дер. Юртик в связи с добровольным отказом, он просит дело прекратить, а также переквалифицировать его действия на ст. 222 ч. 1, 158 ч. 2 УК РФ. Гражданские иски следует оставить без рассмотрения, т.к. они юридически не обоснованы. Осужденный Г. утверждает, что дело рассмотрено необъективно. Всесторонне и полно не исследованы все обстоятельства, имеющие значение по делу. Тот факт, что Г.А. приобрел обрез, он не знал, поэтому его необоснованно осудили по ст. 222 ч. 3 УК РФ. В дер. Вершинята они похитили свиней с согласия сторожа, разбоя не было. В дер. Юртик сторожу они также ничем не угрожали. Суд необоснованно указал, что его роль была особо активной. Достаточных доказательств этого нет. Он просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Л. также просит приговор отменить. В ходе следствия были нарушены его права, т.к. показания он давал без адвоката. Суд неправильно установил размер ущерба, поскольку килограмм мяса стоит меньше, чем установлено в приговоре. Также Л. утверждает, что признаков бандитизма в их действиях нет. Не доказано, что банда создана в марте 2001 года. Осуждение за бандитизм основано на предположениях. Он не знал, что обрез был приобретен с целью нападений. Он не знал, что к потерпевшим будет применяться насилие, поэтому его действия следует квалифицировать как грабеж. По эпизоду в дер. Юртик в их действиях налицо добровольный отказ. Что касается эпизода в колхозе "Ленинец", то его действия следует квалифицировать как покушение на грабеж, т.к. они не имели реальной возможности распорядиться похищенным. Г.А. действительно привозил к нему обрез, он его почистил, но не знал, что обрез приобретен незаконно. Суд неправильно квалифицировал его действия по ст. 222 ч. 3 УК РФ. Потерпевшие их оговаривают, сваливают всю вину на них. Что касается наказания, то суд обоснованно признал его роль второстепенной и назначил наказание с применением ст. 64 УК РФ. Он просит учесть доводы его жалоб и оставить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Адвокат Яштаев утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным. Выводы суда основаны на предположениях и догадках. Состава бандитизма в действиях Г.А. нет. Планы нападений не разрабатывались. Г. слушались не потому, что он был лидером банды, а в силу старшинства по возрасту. По эпизоду в дер. Юртик в действиях осужденных был добровольный отказ. Свиней они не стали забивать, поскольку те были маленькие. Сторожу обрезом никто не угрожал. По эпизодам в дер. Вершинята и в дер. Бык сторожам никто не угрожал. Гражданский иск СХПК "Ленинец" удовлетворен необоснованно, поскольку доказательств, подтверждающих сумму ущерба, не добыто. Он просит переквалифицировать действия Г.А. на ст. 161 ч. 2, 158 ч. 2, 222 ч. 1 УК РФ, а в части осуждения по ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 (дер. Юртик) дело в отношении Г.А. прекратить за отсутствием состава преступления.

В возражении на протест адвокат Габдрахманова З.Н. просит его отклонить, т.к. более строгое наказание для Л. не будет способствовать его исправлению.

В возражении на жалобы представитель колхоза "Ленинец" утверждает, что ущерб определен правильно и суд обоснованно удовлетворил их исковые требования по возмещению ущерба.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, жалоб и возражений, судебная коллегия считает, что вина Г., Г.А., Л., А., М. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Оснований для удовлетворения кассационного протеста и кассационных жалоб не имеется.

В протесте не оспаривается правильность юридической квалификации действий Г. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, М., А., Л., Г.А. по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами протеста о том, что суд в приговоре не привел доказательств вины осужденных в бандитизме.

Материалами дела и в судебном заседании установлено и это нашло отражение в приговоре, что в марте 2001 года Г. создал и руководил бандой, привлек к участию в ней Г.А., М., Л., а затем и А. Именно в марте 2001 года Г., Г.А. было приобретено огнестрельное оружие (обрез) и состоялось вооружение банды.

Об этом свидетельствуют приведенные в приговоре показания Г.А. о том, что обрез приобретался на всех, платили совместно. Обрез с патронами привезли из г. Нолинска в пос. Параньгу и сразу же передали на хранение Л.

Из показаний Л., также приведенных в приговоре, видно, что обрез он хранил у себя в доме. Обрез каждый раз брали с собой, когда выезжали на хищение свиней в Кировскую область.

Приведены в приговоре и аналогичные показания Г., в частности утверждавшего о том, что обрез с патронами они опробовали в лесу и при совершении преступлений постоянно брали с собой, заряжали патроном и перевозили в автомашине.

При этом Г., как отражено в приговоре, не отрицал в ходе следствия, что организовать все преступления была его инициатива, остальные члены группы слушались его.

Потерпевшие, чьи показания приведены в приговоре, также утверждали о руководящей роли Г. при совершении разбойных нападений на фермы.

Обоснован вывод суда и об устойчивости группы (банды). Об этом свидетельствует тот факт, что бандой было совершено три преступления, состав участников банды был неизменен и только при совершении последнего нападения участие в банде принял А.

Таким образом, в приговоре приведены доказательства, подтверждающие наличие таких признаков, как устойчивость и вооруженность группы лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан и организации, т.е. банды.

Оснований для отмены приговора за нарушением требований ст. 314 УПК РСФСР, как ставится вопрос в протесте, не имеется.

Из показаний свидетеля К. следует, что он продал обрез Г.А., Г., М. и они передали ему 200 рублей, пообещав остальные 300 рублей передать позднее.

Из показаний А. при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого видно, что он знал о наличии у Г., Г.А., М. и Л. двухствольного обреза ружья 16 калибра. Во время поездки в Пижанский район он видел этот обрез в автомашине, а впоследствии при нападении на ферму он сам носил этот обрез, когда охранял сторожа, передавал обрез другим участникам группы.

Как видно из материалов дела и это отражено в приговоре, обрез, который участники банды использовали при нападении, М. добровольно выдал работникам милиции.

По заключению баллистической экспертизы предмет, изъятый около телятника в дер. Обухово, является обрезом двухствольного ружья модели ИЖ-58 М 16 калибра - гладкоствольным огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы, патрон в обрезе является боеприпасом, пригодным для стрельбы.

На основании доказательств, приведенных выше, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Г., Г.А., Л. незаконно хранили, передавали, перевозили, носили огнестрельное оружие и боеприпасы, Г. и Г.А. приобрели оружие и боеприпасы, а А. незаконно носил и передавал огнестрельное оружие и боеприпасы.

Доводы осужденных о недоказанности их вины в этом несостоятельны.

Правовая оценка действий Г., Г.А., Л., А. по ст. 222 ч. 3 УК РФ является правильной.

В ходе предварительного и судебного следствия Г., Г.А., М., Л., а также А. фактически не отрицали, что с ферм похищали свиней, забивали их, мясо продавали, а деньги распределяли между собой.

Доводы жалоб об отсутствии в действиях виновных признаков разбоя, о переквалификации их действий на менее тяжкие составы преступлений судебная коллегия находит несостоятельными.

Потерпевшие С., К.М., С.В. и Н. последовательно уличали осужденных в совершении разбойных нападений, утверждая о том, что они в масках врывались в помещения, угрожали заряженным обрезом, приставляли ствол обреза к различным частям тела, под угрозой обреза и его применения требовали показать, где находятся свинофермы с животными, во время забоя свиней охраняли потерпевших с обрезом.

Разбой является оконченным преступлением с момента нападения, поэтому тот факт, что после вооруженного нападения осужденные не стали забивать свиней в дер. Юртик, на квалификацию их действий не влияет и добровольным отказом не является.

В ходе предварительного следствия при допросах в качестве подозреваемых и обвиняемых Г., Г.А., М., Л., А. показывали о том, что совместно спланировали поездку в Пижанский район Кировской области, все знали, в том числе и А., что едут похищать свиней. С собой они взяли обрез, заряженный патроном, чтобы оказывать "психологическое" давление на сторожей ферм и как показал А., чтобы запугивать сторожей. Обрез перевозили в машине Г., в ходе нападения на сторожей С.В. и Н. передавали друг другу заряженный обрез.

Потерпевшие Н. и С.В. опознали не только Г. и М., но и А. как лиц, напавших на них ночью 15 апреля 2001 года.

О действиях А. потерпевший Н. показал, что в ходе нападения его закрыли на замок в котельной и нападавшие стали забивать свиней. Он смог выбить дверь, но А., который был с обрезом, приказал ему идти обратно в котельную.

Из показаний А. в следствии видно, что, приняв предложение о краже свиней, он знал о наличии обреза.

С учетом приведенных и других изложенных в приговоре доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что А. сознавал свое участие в нападении банды.

Правовая оценка действий Г. по ст. ст. 209 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, Г., М., Л., А. по ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ является правильной.

Осужденные не отрицают, что в ночь на 16 апреля забили 12 свиноматок, похищенных с фермы СХПК "Ленинск".

Эти данные подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в тракторной телеге обнаружено 9 туш забитых свиноматок и 3 туши забитых свиноматок обнаружены в тамбуре свинофермы.

Согласно справки бухгалтерии СХПК "Ленинск" планово-учетная себестоимость в 2001 году одного центнера живого веса молодняка свиней составляла 10000 рублей. Живой вес всех забитых свиноматок составил 1363 кг, а ущерб 136300 рублей.

На основе этих данных суд обоснованно пришел к выводу о наличии крупного размера при хищении (более 500-кратного минимального размера оплаты труда на 16 апреля 2001 года).

Доводы осужденных и защитника о том, что ущерб исчислен неверно, несостоятельны.

В судебном заседании Г., Г.А., М., Л. не отрицали, что на свиноферме колхоза им. Кирова они забили и похитили 6 свиноматок и 2 поросят. Похищенные туши животных привезли в пос. Параньгу, разделали их, мясо продали, деньги поделили.

Помимо собственных показаний указанных лиц, их вина подтверждается показаниями свидетеля И., данными протокола осмотра места происшествия и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Правовая оценка действий виновных по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ является правильной, поскольку они действовали организованной группой и оснований для исключения данного квалифицирующего признака не имеется.

Потерпевший Л.П. показал, что М. нанес ему не менее пяти ударов кулаком по лицу, разбил стекло в кабине и совершил угон трактора МТЗ-80.

М. в суде не отрицал факт завладения им транспортным средством - трактором.

Квалификация действий М. по ст. 166 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ является правильной.

Доводы жалоб о недопустимости доказательств, применении незаконных методов ведения следствия судебная коллегия находит несостоятельными и они не могут быть приняты во внимание.

Все доказательства, положенные судом в основу обвинения осужденных, получены с соблюдением требований закона и полностью согласуются между собой.

Данных о незаконных методах ведения следствия не имеется и это подтверждается выводами соответствующей прокурорской проверки.

При наличии совокупности обстоятельств, смягчающих наказание, которая признана судом исключительной, Л. обоснованно назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Данное наказание чрезмерно мягким и явно несправедливым не является, поэтому доводы протеста об отмене приговора за мягкостью назначенного Л. наказания несостоятельны.

Также судебная коллегия не может согласиться с доводами протеста о непоследовательности и противоречивости выводов суда при назначении наказания А.

Вывод суда о назначении наказания А. без учета требований ст. 68 ч. 2 УК РФ в протесте не оспаривается.

Исключительным обстоятельством суд признал тот факт, что А. участвовал лишь в одном эпизоде преступной деятельности банды.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, наказание при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений назначается без учета правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Суд сослался на ст. 64 УК РФ не потому, что А. следует назначить наказание ниже низшего предела, а потому, что наказание ему назначается менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, т.е. без учета положений ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Что касается Г., Г.А., М., то им назначено наказание, соответствующее тяжести совершенных ими преступлений, их личности и являющееся справедливым.

Оснований для его смягчения не имеется.

Для смягчения срока наказания, назначенного Л. и А., оснований также не имеется.

Гражданские иски по делу разрешены мотивированно и правильно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 29 марта 2002 года в отношении А., Г., Г.А., М., Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных А., Г., Г.А., М., Л., адвоката Яштаева А.Г. и кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"