||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 11-О02-62

 

Судья: Сабитов А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании 6 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденного Ж. и адвоката Мокрецовой З.Н. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 30 мая 2002 года, по которому

Ж., <...>, русский, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Ж. в пользу О.: 10000 рублей в возмещение материального ущерба и 100000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснение осужденного Ж., поддержавшего жалобу, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. признан виновным в нападении на О.П. в целях хищения ее имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении ей смерти, сопряженном с разбоем.

Эти преступления совершены 21 мая 2001 года в гор. Набережные Челны Республики Татарстан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ж. вину не признал, не отрицая, что хотел посмотреть имевшуюся у О.П. швейную машинку, которую можно было выгодно продать, указывает на то, что днем 21 мая 2001 года приехав к М., увидел у того швейную машинку, при этом последний рассказал ему, что он проник в квартиру О.П., несколько раз ударил ее газовым ключом, после чего похитил машинку.

В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный Ж., считая приговор незаконным, ссылается на то, что задержан был незаконно, допрашивался он после оказанного на него психического давления и в отсутствие адвоката, в связи с чем был вынужден оговорить себя в причастности к преступлениям, рассказав об обстоятельствах их совершения, которые ему стали известны от М. Приводя показания, данные в суде, указывает на отсутствие у него мотива для убийства. Несмотря на наличие в деле доказательств виновности М., его причастность к преступлениям надлежаще не проверена. Ссылается на односторонность, неполноту, предвзятость и нарушения закона, допущенные следователем и судом, на то, что принадлежность следа обуви с места преступления не выяснена, экспертиза по подногтевому содержимому у потерпевшей не проведена. Его показания о невиновности не опровергнуты, имеющиеся сомнения не устранены, приговор основан на предположениях. Указывая на отсутствие доказательств его виновности, и ставя вопрос об исключении из числа доказательств его показания на следствии, просит приговор отменить и дело прекратить;

- адвокат Мокрецова в защиту Ж., приводя аналогичные доводы, высказывает дополнительные соображения, свидетельствующие о совершении преступлений не ее подзащитным, а М. Показаниям последнего, который также задерживался по подозрению в причастности к преступлениям, критической оценки не дано. Указывая на отсутствие бесспорных доказательств виновности Ж., просит приговор отменить, а дело прекратить.

Проверив дело, обсудив доводы осужденного и адвоката, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Ж. в разбойном нападении на О. и ее убийстве соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы, выдвинутые Ж. о непричастности к разбойному нападению и убийству, которые обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний Ж. на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании следует, что зимой 2001 года, узнав о возможности продажи швейной машинки "Зингер" по высокой цене, занялся поисками такой машинки. В мае того же года узнал о наличии такой машинки у одной старушки, выяснил ее адрес. Днем 21 мая пошел к ней, взяв газовый ключ. Представившись сантехником, зашел в квартиру и увидел машинку, но хозяйка его в зал не пустила, предложив посмотреть трубы в ванной комнате. Зайдя туда, ударил хозяйку ключом по голове. Та стала кричать, схватила его за шею. Что было дальше, не помнит. Придя в себя, увидел старушку в луже крови. Сняв машинку со станины, положил ее в мешок. Придя к М., позвонил от него С., и на машине последнего отвез машинку и спрятал. Свои окровавленные вещи, выбросил. Находившуюся у него на голове "бейсболку", забыл на месте преступления.

Согласно показаниям свидетелей С., Ж.А., К. и М., с зимы 2001 года Ж. занимался поисками швейной машинки "Зингер", говорил, что ее можно дорого продать.

При осмотре квартиры О.П. в ней в санузле обнаружен труп хозяйки с признаками насильственной смерти. Там же найдена и "бейсболка". В зале обнаружена подставка-станина под швейную машинку "Зингер".

Свидетель М. пояснил, что 21 мая 2001 года к нему пришел Ж., на голове у которого была зеленая "бейсболка". Он куда-то звонил, выяснял какой-то адрес, а в обеденное время с каким-то мешком ушел. Через некоторое время увидел Ж. с тем же мешком, в котором была швейная машинка. На куртке у того видел кровь. Ж. рассказал, что убил какую-то женщину и забрал у нее швейную машинку. Затем Ж. позвонил С. и ушел вместе с ним, взяв с собой машинку. Туда же в мешок Ж. положил свою окровавленную спецовку.

Свидетель С. подтвердил, что ему на сотовый телефон позвонил Ж. и попросил заехать за ним к М. Ж. вынес с собой сверток, который положил в багажник автомашины, сказал, что это нужно спрятать. По просьбе Ж. приехали на пустырь, где тот спрятал сверток, в котором, как тот объяснил, была швейная машинка.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы причиной смерти О.П. явилась открытая непроникающая черепно-мозговая травма с ранами в области лица и головы, переломами двух зубов, костей свода и основания черепа, костей носа, правой скуловой кости, кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, в желудочки головного мозга, ушибом мозга, повлекшего развитие травматического и геморрагического шока. Указанные телесные повреждения образовались от не менее чем 36-кратного воздействия твердых тупых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью продолговатой формы. Кроме того, на трупе обнаружены кровоподтеки в области верхних и нижних конечностей, груди, рана в области правой кисти, которые не причинили бы вреда здоровью, причинены в результате не менее 11-кратного воздействия аналогичными предметами.

При таких данных доводы в защиту Ж. об отсутствии доказательств его виновности в разбойном нападении на О.П. и ее убийстве являются несостоятельными.

На предварительном следствии и при судебном разбирательстве тщательно проверялась причастность к указанным преступлениям М., которая не нашла подтверждения.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного и его адвоката о том, что Ж. вынужден был оговорить себя в результате применения недозволенных методов расследования, поскольку его показания о происшедшем согласуются со всеми добытыми доказательствами, а показания, в которых он признавал вину в разбойном нападении на О.П. и ее убийстве, давались им в условиях, исключающих применение к нему недозволенных мер.

Содержащиеся в жалобах доводы о том, что в основу приговора положены доказательства, добытые с нарушением закона, то они являются несостоятельными, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту Ж. и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в инкриминируемых ему преступлениях, дав содеянному им правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что швейная машинка органами следствия не обнаружена, на месте преступления найден след обуви, принадлежность которого не установлена, и не проведена экспертиза по подногтевому содержимому, никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Ж. за содеянное.

При назначении наказания Ж. суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности и все обстоятельства дела. Назначенное осужденному наказание является справедливым.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 30 мая 2002 года в отношении Ж. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"