||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 32кпо02-53сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Верховного Суда Зырянова А.М., Микрюкова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 6 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденного Ш. и адвоката Ребровой Л.Н. на приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 11 июня 2002 года, которым

Ш., <...>, ранее судимый:

1). 31 октября 2001 года по ст. 112 ч. 2 п. "д" УК РФ 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к" на 16 лет; 158 ч. 2 п. "г" на 4 года; 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 17 (семнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено, приговор Энгельсского районного суда Саратовской области от 31 октября 2001 в отношении Ш., исполнять самостоятельно в соответствии с требованиями ст. 69 ч. 5 УК РФ.

По делу разрешены гражданские иски в пределах установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения адвоката Ребровой Л.Н. по доводам кассационных жалоб, а также мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Ш., при обстоятельствах изложенных в приговоре, признан виновным в том, что 12 октября 2001 года в квартире <...>, после употребления наркотических средств перенес на лоджию квартиры Т.А., находящегося в состоянии наркотического сна, после чего завладел имуществом, принадлежащим Л.Л., общую сумму 59 000 рублей, а также принадлежащими Т.А. деньгами в сумме 150 рублей. Затем с целью сокрытия этого преступления совершил убийство Т.А., посредством комбинированной механической асфиксии, и покушение на умышленное уничтожение и повреждение имущества Л.Л. путем поджога и взрыва.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. ставит вопрос об отмене приговора, ссылаясь на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона как в ходе предварительного, так и судебного следствия, выразившиеся, по его мнению, в односторонности, неполноте и обвинительном уклоне. Он в частности, подвергает сомнению выводы судебно-медицинской экспертизы о причине наступления смерти потерпевшего Т.А. и считает, что председательствующий судья необоснованно отказал ему в ходатайстве о проведении повторной экспертизы по этому поводу. Далее Ш. ссылается на необъективность председательствующего судьи, как в ходе судебного следствия, так и при произнесении напутственного слова, в частности указывает, что председательствующий вел процесс с обвинительным уклоном и акцентировал в основном внимание присяжных заседателей на уличающих его доказательствах, что повлияло на мнение присяжных при вынесении своего вердикта. Кроме того, Ш. приводит доводы о том, что при отборе присяжных заседателей в зале суда под видом приглашенного присяжного заседателя присутствовал профессиональный судья.

Адвокат Реброва Л.Н., применительно к доводам осужденного Ш., также ссылается на односторонность и неполноту судебного следствия и на назначение осужденному несправедливого наказания. В частности, защита подвергает сомнению выводы судебно-медицинской и взрывотехнических экспертиз и приводит доводы о том, что судом было необоснованно отказано в проведении повторной судебно-медицинской экспертизы на предмет установления причин смерти потерпевшего Т.А.

Далее защита указывает на непричастность Ш. к убийству потерпевшего Т.А. и считает, что по делу не собрано достаточных доказательств его виновности в этом преступлении. Кроме того, адвокат Реброва Л.Н. полагает, что судом взыскана несоразмерная сумма компенсации за моральный вред в пользу потерпевших. Исходя из этого, адвокат Реброва Л.Н. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Государственный обвинитель Л.Э., потерпевшие Т.Н., Л.Л., в возражениях на кассационные жалобы, указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного Ш., основаны на вердикте присяжных заседателей и, его действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, поэтому обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст. ст. 459, 461 УПК РСФСР.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Доказательства по делу исследованы полно, всесторонне и объективно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. ст. 449, 454 УПК РСФСР. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялся подсудимый, с учетом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Действия осужденного Ш. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к"; 158 ч. 2 п. "г" и 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Доводы в жалобах осужденного Ш. и адвоката Ребровой Л.Н. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия ходатайство Ш. и адвоката Ребровой Л.Н. было разрешено следователем в установленном законом порядке, а в ходе судебного следствия, председательствующим судьей было обоснованно отказано в допросе судебно-медицинского эксперта Киселева Н.В. и в проведении повторной судебной экспертизы трупа потерпевшего Т.А. Выводы об этом судом подробно мотивированы (т. 1 л.д. 266, 269; т. 2 л.д. 42, 78, 87). Других ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, адвокатом и осужденным не заявлялось (т. 2 л.д. 88).

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в жалобах осужденного Ш. и адвоката Ребровой Л.Н. о нарушении***

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Все участники процесса, в том числе осужденный Ш. и его адвокат Реброва Л.Н. были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 2 л.д. 88).

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного Ш. и адвоката Ребровой Л.Н. об использовании в суде присяжных недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, в частности, судебно-медицинская и взрывотехническая экспертизы не признавались председательствующим судьей недопустимыми доказательствами и оснований к этому, не было, к тому же никаких ходатайств по этому поводу осужденным и защитой также не заявлялось.

Ссылка осужденного Ш. в жалобе на то, что при отборе присяжных заседателей в зале суда под видом приглашенного присяжного заседателя, якобы присутствовал профессиональный судья, является надуманной, поскольку таких сведений в материалах дела не содержится, и сам осужденный ранее никогда по этому поводу, никаких заявлений не приносил.

Доводы защиты и осужденного, изложенные в кассационных жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности Ш. в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что Ш. в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Несостоятельными являются и доводы осужденного Ш. на необъективность председательствующего судьи при произнесении напутственного слова, так как из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья в строгом соответствии с требованиями закона в напутственном слове изложил содержание обвинения, разъяснил содержание уголовного закона, примененного обвинением для квалификации действий подсудимого, напомнил исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, разъяснил основные правила оценки доказательств в их совокупности, при этом никаких возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности не было заявлено сторонами в суде (т. 2 л.д. 93 - 94).

Наказание осужденному Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, касающихся его личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах адвоката Ребровой Л.Н., поэтому доводы жалобы о чрезмерно строгом наказании, определенном осужденному за содеянное, являются несостоятельными.

Судебная коллегия также считает, что гражданский иск о компенсации за моральный вред разрешен судом правильно в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ, с учетом фактических обстоятельств дела и материального положения осужденного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе по доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 11 июня 2002 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"