||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 53-Д02пр-52

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Хлебникова Н.Л. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 6 ноября 2002 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по уголовному делу в отношении

А., <...>, несудимого, который

приговором Советского районного суда г. Красноярска от 21 ноября 2001 года осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 года условно с испытательным сроком на основании ст. 73 УК РФ в течение одного года с возложением обязанности не менять место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" он от наказания освобожден.

Постановлено взыскать с него в возмещение морального вреда в пользу потерпевшего В. 20.000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 27 декабря 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 16.04.02 г. протест прокурора Красноярского края, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений с направлением дела на новое судебное разбирательство ввиду неполноты судебного следствия, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также ввиду нарушения судом первой инстанции требований ст. 314 УПК РСФСР, оставлен без удовлетворения. Названным постановлением президиум судебные решения изменены с освобождением А. от наказания по ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР за истечением срока давности.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., мнение прокурора Копылова И.Н., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью В., 1988 года рождения.

Как указано в приговоре, преступление совершено при следующих обстоятельствах. 25 марта 1999 года около 13 часов 50 минут А., управляя личным технически исправным автомобилем ГАЗ-31029 N <...>, двигался по ул. Партизана Железняка в направлении ул. Аэровокзальной в г. Красноярске, где в нарушение требований п. п. 10.1 и 10.2 Правил дорожного движения вел автомобиль со скоростью, превышающей установленную в населенных пунктах, более 60 км в час, что не обеспечивало водителю постоянного контроля за движением транспортного средства; без учета дорожных условий нахождения на пути следования регулируемого пешеходного перехода, не соблюдая п. 6.2 указанных Правил, выехал на пешеходный переход у дома N 50 на красный запрещающий сигнал светофора; в нарушение п. 6.13 Правил дорожного движения не остановился перед переходом и допустил наезд на пешехода В., причинив последнему телесное повреждение в виде закрытого косого перелома обеих костей левой голени в средней трети со смещением, повлекшее средней тяжести вред здоровью, не опасный для жизни в момент причинения, но вызвавший длительное расстройство здоровья на срок более 21 дня.

А. в судебном заседании виновным себя не признал.

В протесте со ссылкой на незаконность рассмотрения президиумом Красноярского краевого суда протеста прокурора края, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений с направлением дела на новое рассмотрение в суд, без ознакомления А. с протестом и без его участия, поставлен вопрос об отмене названного постановления президиума с направлением дела на новое рассмотрение в президиум Красноярского края.

А., по существу поддержал протест. Не считая себя виновным в совершении инкриминированного ему деяния, не согласен с судебными решениями. При этом он ссылается на неполноту и односторонность судебного следствия. В этой связи он обращает внимание на необоснованность отказа в удовлетворении его ходатайства о допросе свидетелей Л. - очевидца происшедшего; о допросе работника ГИБДД, находившегося в одной автомашине вместе со свидетелем Б., показания которого судом отвергнуты; об истребовании письменных доказательств. Он также обращает внимание на то, что не был извещен о рассмотрении его дела в порядке надзора.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в протесте, судебная коллегия находит судебные решения по делу подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Данный Конституционный принцип реализован в ст. 14 УПК РСФСР, в соответствии с которой правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом; согласно ст. 19 УПК РСФСР суд обязан обеспечить подсудимому возможность защищаться установленными законом средствами. В качестве одного из таких средств уголовно-процессуальный закон в ст. 46 УПК РСФСР указал на право подсудимого заявлять ходатайства, а суд, в силу ст. 20 УПК РСФСР, обязан полно и всесторонне исследовать обстоятельства дела выявить как уличающие подсудимого, так и оправдывающие его обстоятельства. Согласно ст. 314 УПК РСФСР суд в описательной части приговора должен привести доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного, и привести мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Указанные положения уголовно-процессуального закона по данному делу в полном объеме не выполнены.

Из дела усматривается, что осужденный виновным себя не признавал и вместе со своим защитником ходатайствовал, в частности, о вызове в суд дополнительных свидетелей, истребовании дополнительных письменных доказательств, проведении экспертных исследований, в том числе связанных с исследованием механизма причинения потерпевшему телесных повреждений.

Суд, отказывая в удовлетворении данных ходатайств, ссылался на то, что предварительным следствием были установлены и допрошены очевидцы дорожно-транспортного происшествия и указал, если возникнет необходимость в истребовании каких-либо документов, проведении следственного эксперимента суд вправе самостоятельно сделать это, однако такой необходимости согласно постановлений суда по делу не усматривается.

Делая такой вывод, суд не учел то обстоятельство, что допрошенные судом лица, показания которых суд положил в обоснование обвинения осужденного, давали разные показания, в том числе на неоднократных допросах в судебном заседании, как в части места дорожно-транспортного происшествия, так и относительно других обстоятельств этого происшествия.

Так, по показаниям свидетеля С., потерпевший лежал в 1 - 1,5 метрах от пешеходного перехода (л.д. 74). Из показаний свидетеля М. следует, что потерпевший находился на пешеходном переходе (л.д. 258). Свидетель К. утверждал, что потерпевший лежал на пешеходном переходе ближе к центру (л.д. 387). После оглашения его показаний, данных им на следствии, он стал утверждать, что потерпевший лежал на расстоянии 1,5 м от островка безопасности. Согласно протоколу осмотра места происшествия и схемы к нему, на которые суд сослался в приговоре в обоснование вины осужденного, место наезда на пешехода обозначено с учетом движения осужденного в сторону ул. Аэровокзальной, на расстоянии 12,6 м от пешеходного перехода (л.д. 16).

Кроме того, свидетель С. в одном случае утверждал, что он не видел какой свет светофора был в момент наезда на потерпевшего, в другом он уже утверждает, что был красный свет светофора (л.д. 259, 399). Этот же свидетель давал разные показания и относительно того, видел ли он и где зеркало заднего вида от автомобиля осужденного (л.д. 359, 399). При таких обстоятельствах суд, не оценив указанные обстоятельства, отверг показания свидетеля Б. о том, что потерпевший выбежал за пешеходным переходом в 8 - 9 метрах от него. Не устранив указанные несоответствия в доказательствах, суд признал установленным место совершения автонаезда на потерпевшего - пешеходный переход.

В деле имеются также разные данные относительно скорости движения автомашины осужденного. Так, по показаниям потерпевшего В. автомашина осужденного выехала на него на большой скорости. Согласно справке по дорожно-транспортному происшествию скорость движения транспорта перед происшествием была 20 - 30 км (л.д. 12). В соответствии с заключением автотехнической экспертизы скорость движения автомашины осужденного была более 70 км/час. При этом эксперты использовали для определения скорости движения автомобиля осужденного в качестве исходных данных указание следователя о следе юза длиной 30,1 м.

Исходя из представленной в деле схемы места происшествия не представляется возможным проверить данный вывод следователя. В данной схеме имеется только два обозначения: предполагаемого места, с которого водитель увидел пешехода, и предполагаемое место наезда на него, обозначенные как X-1 и X. Из схемы не ясно где начался след юза - до столкновения с потерпевшим или после столкновения. В самом протоколе осмотра места происшествия следователь использует расчет этого пути относительно правого края проезжей части дороги и угла дома N 50. В этой связи в протоколе указано, что автомобиль осужденного находился на расстоянии 53,5 м от оси передних колес до угла дома N 50, а начало следа юза находилось на расстоянии 34,2 м от угла указанного дома. Путем вычитания названных расстояний длина следа юза равняется 19,3 м. Следователь в качестве исходных данных указал длину следа юза экспертам - 30,1 м.

Таким образом, представленные в дело протокол осмотра места происшествия и схема к нему составлены таким образом, что без дополнительной проверки не давали возможности суду сделать определенные выводы. Более того, указанные в этой схеме данные, согласно имеющимся в ней отметкам, носят предположительный характер. В соответствии с уголовно-процессуальным законом доказательства, содержащие предположительные данные не могут быть положены в основу приговора.

Кроме того, согласно показаниям потерпевшего, он начал переход нажав кнопку светофора, сменив свет на зеленый. Однако в деле имеется справка УП "Красноярскгостранссигнал", согласно которой нажатие кнопки ТВП (табло вызова пешеходами) на этом светофорном объекте на изменение фазы светофорного объекта не влияет (л.д. 195).

В деле также имелось постановление от 26 апреля 1993 года об отказе в возбуждении уголовного дела, отмененного впоследствии как постановленного по неполным материалам проверки, согласно которому потерпевший стал перебегать улицу во время начавшегося движения транспорта в неустановленном месте. Суд не проверил, на основании каких данных было принято такое решение.

С учетом изложенного у суда была необходимость проверить доказательства, на которые он сослался в качестве доказательств вины осужденного.

При таких обстоятельствах указание в постановлении президиума Красноярского краевого суда, принявшего решение об оставлении без удовлетворения протеста прокурора края об отмене судебных решений из-за нарушения судом ст. ст. 20, 314 УПК РСФСР, о том, что материалы дела исследованы полно и всесторонне и по делу не имеется нарушений уголовно-процессуального закона, не основано на материалах дела.

Кроме того, согласно определению Конституционного Суда от 17 октября 2001 года, осуществление конституционных прав осужденного на защиту предполагает необходимость обеспечения каждому осужденному при пересмотре его дела в вышестоящем суде возможности знать о поступивших жалобах и протестах, заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения, а также быть извещенным о времени и месте судебного заседания.

В нарушение указанных положений президиум Красноярского краевого суда не ознакомил осужденного с протестом и рассмотрел протест прокурора края без уведомления А. о времени и месте рассмотрения протеста и рассмотрел протест без его участия.

С учетом изложенного, а также в связи с тем, что А. возражает против прекращения его дела и ставит перед судебными инстанциями вопрос о необходимости нового судебного разбирательства с целью проверки реабилитирующих его обстоятельств, судебная коллегия находит судебные решения по данному делу подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Руководствуясь ст. ст. 378, 379, 380 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Советского районного суда г. Красноярска от 21 ноября 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 27 декабря 2001 года, постановление президиума Красноярского краевого суда от 16 апреля 2002 года в отношении А. отменить с направлением дела на новое рассмотрение в суд в ином составе суда.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"