||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 51кпо02-73

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 6 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденного М.Е. на приговор Алтайского краевого суда от 21 июня 2002 года, которым:

М.Е., <...>, гражданин РФ, со средне-специальным образованием, военнообязанный, в зарегистрированном браке не состоявший, зарегистрирован по адресу: <...>; фактически проживал в <...>; работал стажером контролера в частно-охранном предприятии "Сфера-О" в г. Новосибирске; под стражей с 3 ноября 2001 года

осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 21 июня 2002 года, зачтено в срок отбытого наказания время заключения под стражей с 3 ноября 2001 года по день постановления приговора.

Постановлено взыскать с М.Е. в пользу Г.Т. в возмещение морального вреда 50000 (пятьдесят тысяч) рублей.

По приговору суда М.Е. признан виновным в умышленном причинении смерти Г.В. 1983 года рождения с особой жестокостью, совершенном 2 ноября 2001 года около 24 часов в с. Родино Родинского района Алтайского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения М.Е., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный М.Е., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он убийства не совершал, явку с повинной дал в результате применения к нему физического и психического насилия со стороны оперативных работников и следователя прокуратуры.

Помимо этого, М.Е. в жалобе указал, что показания свидетелей С.В., Ф. и Ч. не соответствуют действительности, поскольку они, по его мнению, находясь одновременно на месте происшествия со свидетелями по делу К.М., С. и Б.С., не могли не видеть друг друга. Считает показания свидетеля Б.С. ложными, противоречивыми и данными с целью оправдать себя. Полагает, что суд неверно оценил показания свидетеля его брата М.Д., данные им в ходе предварительного следствия, о времени прихода домой осужденным 3 ноября 2001 года. Кроме того, автор жалобы полагает, что суд необоснованно не принял во внимание его показания о том, что кровь на его одежде принадлежит В.А., с которым он подрался после произошедшего конфликта на дискотеке.

В возражениях государственный обвинитель и потерпевшие Г.Т. просят жалобу осужденного оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей Г.Т., свидетелей Б.Н., Б.А., Ш.И., Ш.С., М.М., Б.С., Ч., Ф., С.В., М.Д. осужденного М.Е., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы.

Доводы жалобы о том, что осужденный не совершал убийства являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Довод жалобы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия в судебном заседании проверялся, но своего подтверждения не нашел. Так согласно показаниям свидетеля К. явку с повинной М.Е. дал добровольно, по своей инициативе, при составлении этого документа кроме самого (К.) более никто не присутствовал. Кроме того, указанный свидетель также пояснил, что оперативные работники не могли оказать на осужденного какое-либо давление, поскольку он (К.) работал по делу без оперативного сопровождения (т. 2 л.д. 52 - 54).

Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к М.Е. недозволенных методов следствия, не имеется.

Несостоятельным является довод жалобы М.Е. о том, что показания свидетелей С.В., Ф. и Ч. не соответствуют действительности, поскольку они, по его мнению, находясь одновременно на месте происшествия со свидетелями по делу К.М., С. и Б.С., не могли не видеть друг друга.

Как видно из показаний свидетелей С.В., Ф., Ч. (сотрудников милиции) на месте происшествия они были около 24 часов (т. 2 л.д. 37 - 40, 48 - 49, 55 - 56). Согласно показаниям К.М. и С., они находились на пересечении С. Маркса и пер. Лугового (место обнаружения трупа Г.В.) в начале первого часа ночи (т. 2 л.д. 64 - 66, 69 - 70). Таким образом, показания названных свидетелей не содержат противоречий, поскольку они на месте происшествия были в различное время.

Что касается показаний свидетеля Б.С., то он в судебном заседании допускал, что в темное время суток автомобиль сотрудников милиции, который находился без движения, он мог и не увидеть (т. 2 л.д. 46). Согласно показаниям сотрудников милиции, видевших автомобиль Б.С., они наблюдали за автомобилем, который стоял неподалеку от машины Б.С., поэтому старались быть незамеченными. Таким образом, исходя из изложенных показаний, свидетель Б.С. мог не видеть автомобиль сотрудников милиции.

Имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей Б.С. и М.М., не являются существенными и правильно положены в основу приговора. Так как несогласованность этих показаний заключается только в том, что свидетели по-разному указывали, кто первой (М.М. или Г.В.) вышла из машины. Показания свидетелей в этой части не оказывают влияние ни на квалификацию содеянного, ни на доказанность вины М.Е. Кроме того, поскольку М.М. в тот момент, находилась в состоянии алкогольного опьянения, а Б.С. был трезв, то в этой части показания именно Б.С. соответствуют действительности.

Помимо этого, осужденный полагает, что показаниям Б.С. не следует доверять еще и потому, что свидетель не мог ночью в зеркало заднего вида видеть силуэты людей. Показания Б.С. не вызывают сомнений, поскольку они не содержат противоречий, согласуются с другими материалами по делу. Кроме того, согласно показаниям сотрудников милиции той ночью светила луна, поэтому видимость была хорошая. Поэтому оснований у суда не доверять показаниям этого свидетеля не было. Ходатайства о проведении следственного эксперимента по этому поводу М.Е. не заявлял.

Также, по мнению М.Е., показания его брата - М.Д. относительно времени его прихода домой 03.11.01, данные им в ходе расследования по делу, неверно приняты судом во внимание. Осужденный считает, что его брат давал такие показания под давлением следователя.

Судебная коллегия полагает, что это заявление осужденного является необоснованным, поскольку в ходе судебного заседания никто не сообщал об оказании на М.Е. какого-либо воздействия. Свидетель М.Д. по поводу показаний, данных им в ходе расследования по делу, пояснил, что на момент допроса его следователем он помнил лучше, ни о каком давлении на него не заявлял (т. 2 л.д. 41 - 43).

Кроме того, автор жалобы полагает, что суд необоснованно не принял во внимание его показания о том, что кровь на его одежде принадлежит В.А., с которым он подрался после произошедшего конфликта на дискотеке.

Эта версия, выдвинутая осужденным, в судебном заседании проверялась, но не нашла подтверждения, так как супруги В. в суде отрицали обстоятельства указанные М.Е., пояснив, что друзья осужденного просили их сказать в судебном заседании, что М.Е. и В.А. подрались по поводу конфликта на дискотеке (т. 2 л.д. 57 - 58, 62).

Также неверно утверждение осужденного о том, что элемент штакетника не вводился погибшей во влагалище. Согласно выводам медико-криминалистической и дополнительной судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения в области половых органов убитой могли быть причинены элементом штакетника, но не половым членом (т. 1 л.д. 146 - 152, 199 - 200).

В связи с изложенным, судебная коллегия признает доводы М.Е. о необоснованности и незаконности приговора несостоятельными.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно опроверг доводы М.Е. о его непричастности к убийству потерпевшей Г.В. При этом суд привел в приговоре мотивы, по которым отверг указанные доводы М.Е.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении М.Е. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной, совершение преступления впервые, его молодой возраст.

Также учтены были судом и положительные характеристики М.Е. по месту работы, жительства и учебы.

С учетом явки с повинной суд назначил М.Е. наказание не более трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией статьи, по которой он признан виновным.

Указание осужденным о необоснованном удовлетворении исковых требований потерпевшей о взыскании с него морального вреда, поскольку и вред для нее не наступил, является несостоятельным. Суд правильно взыскал с М.Е. моральный вред, исходя из близкого родства и причинения смертью Г.В. потерпевшей моральных и нравственный страданий.

С учетом изложенного судебная коллегия считает жалобу осужденного оставить без удовлетворения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 21 июня 2002 года в отношении М.Е. оставить без изменения, а кассационную жалобу М.Е. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"