||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 51кпо02-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 6 ноября 2002 года кассационную жалобу осужденного Х. на приговор Алтайского краевого суда от 5 июля 2002 года, которым:

Х., <...>, гражданин Российской Федерации, со средним специальным образованием, не женатый, не работал, проживал в городе <...>, ранее судимый:

1) 22 июля 1996 года Приобским районным судом города Бийска, Алтайского края по

п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 26 октября 2000 года условно-досрочно на 1 год 3 месяца 21 день;

2) 6 мая 2002 года Приобским районным судом города Бийска, Алтайского края по ч. 1 ст. 105, ст. 70 УК РФ к 11 годам 8 месяцам лишения свободы,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества,

по п. п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание Х. - 18 (восемнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания по данному приговору и наказания по приговору Приобского районного суда города Бийска, Алтайского края, от 6 мая 2002 года окончательно к отбытию назначено наказание - 23 (двадцать три) года лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания Х. исчислен с 5 июля 2002 года, зачтено в срок отбытия наказания содержание под стражей с 28 февраля 2002 года по 4 июля 2002 года.

Постановлено взыскать с Х. в пользу К.Т. 105259 рублей в счет компенсации морального вреда и в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

По приговору суда Х. совершил - разбойное нападение на С.Н., совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а также с применением такого насилия, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей;

убийство С.Н., сопряженное с разбоем, неоднократно.

Преступления совершены в городе Бийске, Алтайского края 7 января 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения Х., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Х., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он убийства и разбойного нападения не совершал, 6 января 2002 года ночевал у А. В 6 часов утра сразу ушел к братьям Г., которые живут в пяти минутах от А., и там пробыл до 11 января 2002 года. Шапку нашел 12 января за остановкой "Кристалл", куртку взял у А. в конце января. Считает, что К.И., оговаривая его, мстит ему за совершенное убийство П. Считает, что на предварительном следствии дал признательные показания под моральным и физическим воздействием работников милиции. В судебном заседании боялся дать правдивые показания поскольку боялся за жизнь жены и малолетнего ребенка.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобу оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей К.Т., свидетелей К.И., С.М., К., Ш., осужденного Х., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы, протоколах выемки и изъятия куртки осужденного и берета потерпевшей С.Н., протоколом опознания.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного о том, что он необоснованно привлечен к уголовной ответственности за убийство разбойное нападение на С.Н., являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так, из показаний потерпевшей К.Т. следует, что С.Н. - ее дочь, которая проживала отдельно от нее, торговала сигаретами на рынке. Врагов у нее не было. В результате убийства дочери, у последней были похищены берет из меха норки, золотая цепочка с крестиком.

Согласно показаниям Ш. С.Н. в 7 часов утра ушла на работу, на голове у нее был меховой берет, кроме берета у потерпевшей пропали золотая цепочка и крестик.

Свидетели Э. и С.П., проживающие на первом этаже подъезда <...>, показали, что утром, около 7 часов, под Рождество, слышали в подъезде женский крик в течение нескольких секунд, после чего все стихло.

Свидетель К. в начале восьмого часа слышала в подъезде топот и женский крик. Позднее ей сообщили, что в подъезде лежит девушка без признаков жизни.

Свидетель К.И., показания которого исследовались в судебном заседании в порядке п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ, в ходе предварительного расследования показал, что в начале декабря 2001 года Х. пожаловался ему, что у него нет денег на жизнь и предложил кого-нибудь обворовать. Он вспомнил про С.Н., с которой лично знаком не был, но знал ее визуально, видел, когда приходил к С.М. на рынок. Ему известно было, что у С.Н. всегда есть деньги. Он и Х. решили ограбить С.Н. В ночь с 21 на 22 декабря 2001 года он ночевал у Х. и утром около 6 часов они ходили к дому С.Н., и он показал Х. квартиру потерпевшей. От соседнего дома они наблюдали, во сколько С.Н. выходила из дома. В этот раз они просто собирались наблюдать, но у Х. он увидел нож и решил отказаться от идеи ограбить С.Н. и сказал об этом Х. После этого он никаких действий в отношении С.Н. не предпринимал. Продолжал ли готовиться к преступлению Х., ему не известно. Когда ему стало известно об убийстве С.Н., то подумал, что это сделал Х. (л.д. 148 - 149).

Оснований для оговора осужденного со стороны свидетеля К.И. не имеется. Факт наличия между Х. и К.И. неприязненных отношений в судебном заседании не установлен.

Свидетель С.М., показания которой исследовались в судебном заседании в порядке п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ, на предварительном следствии показала, что проживала с Х. одной семьей в период с сентября по декабрь 2001 года. Х. нигде не работал, жил на ее зарплату. С С.Н. она была знакома по работе на рынке. Однажды К.И. расспрашивал ее, где проживает С.Н., есть ли у той ценности. С 7 по 11 января 2002 года она гуляла у знакомых вместе с Х., у которого, как она поняла, имелись деньги. Откуда он их взял, ей не известно. Она знает, что Х. ездил в Новосибирск, но с какой целью, не говорил ей (л.д. 146 - 147).

Из показаний Х., данных им в ходе предварительного следствия, следует, что в начале декабря 2001 года он от К.И. узнал, что у того есть знакомая, у которой имеются деньги. К.И. показал ему, где живет С.Н. 25 декабря 2001 года он совершил убийство П. и скрывался от правоохранительных органов, в связи с чем ему нужны были деньги. Он вспомнил про С.Н. и решил ее ограбить. Ему было известно, что та уходит утром из дома на работу примерно в одно время. Он собирался напугать ее, в результате чего потерпевшая сама отдаст ему деньги и ценности. 7 января 2002 года около 6 часов он пришел к дому С.Н. и, напротив, в подъезде дома стал ждать, когда в квартире потерпевшей погаснет свет. Дождавшись этого, он зашел в подъезд ее дома и встал у лифта на первом этаже. Когда С.Н. вышла из лифта, он продемонстрировал ей нож и потребовал отдать ему деньги. Однако, она стала громко кричать. На его требования замолчать, она продолжала кричать и побежала к выходу из подъезда. Он догнал ее на ступеньках, ведущих с площадки первого этажа к выходу, и стал наносить ей удары ножом в область груди, причинив ей не менее двух ударов. Убивать он ее не хотел, наносил удары, будучи в шоке от крика потерпевшей. После ударов С.Н. упала на пол внизу около ступеней. Он достал из кармана ее дубленки деньги в сумме 1 500 рублей. С шеи снял цепочку с крестиком, а также взял с пола берет С.Н. и с места происшествия скрылся. В подъезде и возле дома он больше никого не видел. Затем он дошел до реки Бия и по берегу пошел в сторону района "Зеленый Клин". Куртку, которая была на нем надета, он выбросил кому-то в огород в районе Речпорта. Нож выбросил на следующий день в районе школы N 34 в сгоревший сарай. Берет он отдал своему знакомому Т. в счет долга. Деньги израсходовал на собственные нужды, в том числе, на покупку спиртного. Золотые изделия он продал скупщику золота на привокзальной площади в городе Новосибирске. В содеянном раскаивается (л.д. 132 - 135, 220 - 221).

Эти показания были даны Х. на предварительном следствии, как это видно из материалов дела, после разъяснения ему права не свидетельствовать против самого себя и с участием адвоката, что позволяет считать их допустимыми доказательствами и опровергает доводы кассационной жалобы о нарушении следствием уголовно-процессуального закона.

Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к Х. недозволенных методов следствия, не имеется.

В судебном заседании осужденный подтвердил свои показания на предварительном следствии и пояснил, что он на лестничной площадке ударил потерпевшую ножом (т. л.д. 21, 22, 26).

Достоверность показаний осужденного также не вызывает сомнений, так как они согласуются между собой и, как правильно указал в приговоре суд, подтверждаются совокупностью других доказательств, имеющихся в материалах дела, и в частности, показаниями свидетеля Т., показания которого исследовались в судебном заседании в порядке п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ, в ходе предварительного расследования, пояснившего, что 15 января 2002 года у своего знакомого Матвеева встретил Х., у которого с собой был женский меховой берет, как пояснил сам Х., ворованный. Утром следующего дня Х. занял у него 100 рублей, оставив ему в залог берет. Узнав из телевизионной передачи об убийстве С.Н. и похищении у нее берета, он подумал, что оставленный ему Х. берет - с убитой женщины (л. д. 138 - 139).

Данными показаниями свидетеля Т. опровергается довод жалобы о том, что Х. нашел берет на остановке.

Согласно протоколу выемки от 2 апреля 2002 года, у Т. изъят берет женский из меха норки, который опознан К.Д., как принадлежавший ее дочери С.Н. и похищенный у той в ходе разбойного нападения 7 января 2002 года (л.д. 140 - 141, 144 - 145).

В ходе осмотра места происшествия с участием Х., тот непосредственно на месте преступления подробно рассказал и показал, откуда он наблюдал за квартирой С.Н., как совершил ее убийство, куда скрылся с места происшествия, куда выбросил орудие убийства - нож, а также - куртку, в которую он был одет в момент убийства.

В ходе указанного осмотра у Л., проживающего по адресу: <...>, была изъята указанная куртка, которую хозяин домовладения обнаружил в огороде своей усадьбы в начале марта 2002 года (л.д. 152 - 164).

Как следует из заключения биологической экспертизы, на куртке Х., изъятой в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая может происходить от потерпевшей С.Н. (л.д. 187 - 195).

В судебном заседании осужденный подтвердил, что именно в этой куртке он был на месте преступления (т. л.д. 37).

Показания Х. в части механизма причинения телесных повреждений потерпевшей объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой на трупе С.Н. обнаружены телесные повреждения в виде: колото-резаных ран, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, резаных ран (3) третьего пальца левой кисти с пересечением сухожилия сгибателя пальца с кровоизлияниями в мягкие тканей, которые причинили вред здоровью средней тяжести; резаных ран ладонной поверхности левой кисти (8) с кровоизлиянием прилежащей ткани, причинивших легкий вред здоровью. Указанные телесные повреждения образовались прижизненно, незадолго до наступления смерти, в результате захвата лезвия клинка ножа с протягиванием последнего по его длине. Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения в виде поверхностных резаных ранок грудной клетки слева на уровне 8-го и 9-го ребер по окологрудинной линии (2), которые не причинили вреда здоровью и образовались прижизненно, незадолго до наступления смерти, в результате воздействия лезвия ножа при давлении при протягивании его по его длине; ссадин передней брюшной стенки (1) и 2 - 3 пальцев левой кисти (4), который не причинил вреда здоровью и образовались прижизненно, незадолго до наступления смерти, от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактной поверхностью, как при ударах таковыми, так и при ударах о таковые. Смерть С.Н. наступила от колото-резаной раны мягких тканей нижней трети шеи, а также трех колото-резаных проникающих ран грудной клетки (т. 1 л.д. 22 - 39).

С учетом изложенных доказательств, которые суд исследовал в судебном заседании, судебная коллегия считает доводы жалобы о том, что Х. в момент совершения убийства находился у Г., несостоятельными.

Проанализировав вышеуказанные доказательства суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Х. в совершении им умышленного убийства и разбойного нападения.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении Х. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 5 июля 2002 года в отношении Х. оставить без изменения, а кассационную жалобу Х. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"