||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 ноября 2002 г. N 182пв02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                     Лебедева В.М.

    Членов Президиума                               Радченко В.И.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                  Вячеславова В.К.

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                          Колмогорова В.В.

 

рассмотрел в порядке надзора по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С. гражданское дело по жалобе Ш. об отмене решения N 9 от 24 октября 2001 года окружной избирательной комиссии по Каштачному избирательному округу N 6 "О регистрации П. кандидатом в депутаты Государственной Думы Томской области по Каштачному избирательному округу N 6" и по заявлению П. об обязании Томской областной избирательной комиссии признать выборы депутатов Государственной Думы Томской области по Каштачному избирательному округу N 6, состоявшиеся 16 декабря 2001 года, недействительными и назначить повторные выборы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А., объяснения представителя П. - Д.Л. и объяснения представителя Ш. - Ю. (доверенности в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Ш. - кандидат в депутаты Государственной Думы Томской области по Каштачному двухмандатному избирательному округу N 6 обратился в суд с жалобой об отмене решения окружной избирательной комиссии от 24 октября 2001 года, которым П. зарегистрирован кандидатом в депутаты по тому же избирательному округу.

Как указывал заявитель, при проверке достоверности подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата П., избирательная комиссия Каштачного избирательного округа N 6 недостаточно полно исследовала сведения об избирателях. В подписных листах содержится значительное количество недостоверных данных об избирателях и подложных подписей. Следовательно, количество достоверных подписей в поддержку П. в действительности меньше необходимого для регистрации.

Решением Томского областного суда от 14 декабря 2001 года жалоба Ш. удовлетворена, решение окружной избирательной комиссии о регистрации П. кандидатом в депутаты Государственной Думы Томской области по Каштачному избирательному округу N 6 отменено. Решение суда обращено к немедленному исполнению.

В связи с тем, что П. не согласился с решением Томского областного суда от 14 декабря 2001 года, он обжаловал его в кассационную инстанцию.

16 декабря 2001 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы Томской области третьего созыва. По итогам голосования окружная избирательная комиссия по Каштачному двухмандатному избирательному округу N 6 решением от 17 декабря 2001 года признала избранными депутатами Государственной Думы Томской области Ш. и Д.Н.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 2002 года решение Томского областного суда от 14 декабря 2001 года отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

27 февраля 2002 года П. обратился в Томский областной суд с заявлением, в котором просил обязать Томскую областную избирательную комиссию признать состоявшиеся 16 декабря 2001 года выборы в депутаты Государственной Думы Томской области по Каштачному избирательному округу N 6 недействительными и в соответствии с законодательством назначить повторные выборы.

П. ссылался на то, что его участие в выборах в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы Томской области не состоялось вследствие неправомерных действий Томской областной избирательной комиссии, организовавшей повторную проверку подписей избирателей во всех подписных листах после того, как достоверность подписей уже была проверена в установленном порядке окружной избирательной комиссией, а также вследствие незаконной отмены судом решения окружной избирательной комиссии, которым произведена его регистрация. Он выдвинут избирательным блоком "Коммунисты - за власть трудящихся", по результатам опросов общественного мнения имел высокий рейтинг и являлся конкурентом кандидатов Ш. и Д.Н. Снятие с регистрации его кандидатуры за один день до выборов привело к нарушению избирательных прав как его самого, так и избирателей, которым не были обеспечены необходимые условия для свободного волеизъявления.

Дела по жалобе Ш. и по заявлению П. объединены судом в одно производство для совместного рассмотрения.

Решением Томского областного суда от 16 апреля 2002 года требования Ш. и П. оставлены без удовлетворения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2002 года решение Томского областного суда от 16 апреля 2002 года в части отказа П. в удовлетворении заявленного требования отменено и вынесено новое решение об отмене протокола и решения окружной избирательной комиссии по Каштачному двухмандатному избирательному округу N 6 от 17 декабря 2001 года о результатах выборов депутатов Государственной Думы Томской области третьего созыва, состоявшихся 16 декабря 2001 года. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В протесте, внесенном в Президиум Верховного Суда РФ, заместитель Генерального прокурора РФ считает, что, отменив решение суда первой инстанции в части разрешения требования П. и приняв новое решение, Судебная коллегия допустила нарушение норм процессуального и материального права. Ставит вопрос об отмене определения Судебной коллегии в этой части и вынесении нового решения, не передавая дела на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум Верховного Суда РФ находит, что протест не подлежит удовлетворению.

В протесте указано, что П. просил суд обязать избирательную комиссию Томской области признать выборы в депутаты Государственной Думы Томской области по Каштачному избирательному округу N 6 недействительными и назначить повторные выборы. Протокол окружной избирательной комиссии по Каштачному избирательному округу N 6 и результаты голосования по данному избирательному округу не оспаривал, требований об отмене протокола и решения окружной избирательной комиссии от 17 декабря 2001 года о результатах выборов не заявлял. Отменив протокол и решение окружной избирательной комиссии от 17 декабря 2001 года, суд второй инстанции в нарушение статьи 195 ГПК РСФСР вышел за пределы предмета спора и это действие в определении не мотивировал, заявленное П. требование о признании выборов недействительными по существу не разрешил.

Довод протеста о нарушении судом второй инстанции требований статьи 195 ГПК РСФСР является необоснованным.

Отмена Судебной коллегией протокола и решения окружной избирательной комиссии от 17 декабря 2001 года не свидетельствует об изменении судом кассационной инстанции предмета спора или о неправомерном выходе за пределы заявленных требований.

В соответствии с Федеральным законом от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, а также решения и действия (бездействие) избирательных комиссий и их должностных лиц, нарушающие избирательные права граждан, могут быть обжалованы в суд. В случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, суд может отменить решение соответствующей избирательной комиссии об итогах голосования или о результатах выборов или иное решение избирательной комиссии. На основе состоявшегося решения суда об отмене решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов соответствующая избирательная комиссия обязана признать итоги голосования, результаты выборов недействительными (пункт 7 статьи 58, пункты 1, 5 статьи 63 Закона).

Предметом судебного обжалования по данному делу является нарушение избирательного права П. действиями избирательных комиссий и областного суда.

Что касается требования заявителя обязать Томскую областную избирательную комиссию признать выборы недействительными и назначить новые выборы, то оно относится к способу защиты нарушенного права.

Судебная коллегия разрешила спор в пределах предмета жалобы заявителя. Решение коллегии о восстановлении нарушенного права заявителя путем отмены протокола с итогами голосования и решения окружной избирательной комиссии о результатах выборов принято в соответствии с полномочиями, предоставленными суду законом, и заявителем не оспаривается.

Судом первой инстанции установлено, что в принятых окружной избирательной комиссией подписных листах количество достоверных подписей, собранных в поддержку кандидата П., соответствует числу, необходимому для регистрации кандидата в Каштачном избирательном округе N 6, регистрация кандидата П. произведена окружной комиссией правомерно, нарушений правил регистрации, которые могли являться основанием для аннулирования регистрации кандидата П. в порядке пункта 1 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", не допущено.

С учетом установленных по делу обстоятельств в решении сделан правильный вывод о том, что отстранение П. от участия в выборах, состоявшихся 16 декабря 2001 года, привело к нарушению его пассивного избирательного права.

Как видно из документов, представленных в дело избирательной комиссией Томской области, в избирательные бюллетени по Каштачному двухмандатному избирательному округу N 6 были внесены 9 зарегистрированных кандидатов в депутаты Государственной Думы Томской области. Из внесенных в список 36983 избирателей приняло участие 14789 избирателей, т.е. 40,74%. Из 14789 избирателей 4712, или 31,86%, отдали свои голоса за Ш. и 4589, или 31,03%, - за Д.Н. Против всех кандидатов проголосовали 1873, или 12,6%, избирателей. Бюллетеней с отметкой за одного кандидата обнаружено 3670, или 25,3%, 288 бюллетеней признаны недействительными.

Отказывая П. в удовлетворении его заявления, суд первой инстанции исходил из того, что нарушение пассивного избирательного права заявителя не является основанием для признания выборов, состоявшихся 16 декабря 2001 года по Каштачному избирательному округу N 6, недействительными. При этом суд сослался на то, что анализ результатов выборов по данному избирательному округу, их сопоставление с результатами выборов по другим избирательным округам свидетельствуют о том, что реальная воля избирателей Каштачного избирательного округа N 6 в результатах выборов нашла свое адекватное отражение. При условии участия П. в выборах число избирателей, желавших отдать за него свой голос, при самом оптимальном для него варианте не превысило бы 11,4%, что почти в три раза меньше, чем процентное соотношение голосов, отданных избирателями за победивших кандидатов. П. имеет право заявить в установленном порядке требования о компенсации его нарушенных избирательных прав.

Судебная коллегия признала указанный вывод в решении суда не соответствующим фактическим обстоятельствам дела и закону.

Ссылка в протесте на то, что Судебная коллегия, не согласившись с выводом суда, не уточнила при этом, какие именно нормы права не применены либо применены неправильно (п. 6 ч. 2 ст. 311 ГПК РСФСР), является неосновательной.

Как следует из определения Судебной коллегии, судом первой инстанции неправильно применены нормы статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" с изменениями, внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 2002 года N 1-П.

В протесте указано, что вывод суда об адекватном отражении реальной воли избирателей в результатах выборов по Каштачному избирательному округу является обоснованным, поскольку сделан на основании тщательного анализа результатов голосования, в соответствии с требованиями статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан" и положениями Постановления Конституционного Суда РФ от 15 января 2002 года N 1-П.

Между тем с приведенным доводом протеста согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 3 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов, определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 2002 года N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.М. Траспова" признано несоответствующим Конституции РФ содержащееся в пункте 3 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" положение, которое при незаконном отказе в регистрации кандидата ограничивает полномочия суда по отмене итогов голосования, результатов выборов и выявлению адекватности отражения в них реальной воли избирателей, подменяя такое выявление формальным "определением достоверности результатов волеизъявления избирателей", принявших участие в голосовании, чем умаляются и ограничиваются избирательные права и право граждан на судебную защиту.

Утверждая о том, что реальная воля избирателей Каштачного избирательного округа в результатах выборов нашла свое адекватное отражение, суд первой инстанции ориентировался на количественные итоги голосования. Число возможных сторонников П. на состоявшихся выборах (11,4%) суд определил путем математических расчетов, предполагая, что избиратели, желавшие отдать свои голоса за кандидата в депутаты П., могут быть лишь среди избирателей, проголосовавших против всех кандидатов, либо за одного из двух возможных.

Между тем такой подход суда первой инстанции к разрешению заявления П. ошибочен.

П. являлся зарегистрированным кандидатом в депутаты Государственной Думы Томской области с учетом всех требований Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Закона Томской области "О выборах депутатов Государственной Думы Томской области". В соответствии с избирательным законодательством его фамилия должна была находиться в бюллетене для голосования в числе других зарегистрированных кандидатов. При этом кандидат в депутаты П. являлся кандидатом от политических сил левой ориентации по данному округу. Незаконная отмена регистрации кандидата П. лишила избирателей Каштачного избирательного округа возможности свободно изъявить свою волю именно по его кандидатуре.

Конституционный Суд РФ в указанном выше Постановлении обратил внимание на то, что "...подлинно свободные демократические выборы, осуществляемые на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, предопределяют, в частности, право любых лиц, отвечающих установленным избирательным законодательством условиям и выполнивших предусмотренные им требования, участвовать в выборах в качестве кандидатов, и право других лиц свободно выражать свое отношение к ним, голосуя "за" или "против". Соответственно, незаконное лишение гражданина возможности участвовать в выборах в качестве кандидата приводит к искажению характера выборов как свободных не только для кандидатов, но и для избирателей, свобода волеизъявления которых может ограничиваться самим фактом лишения права голосовать за любого из законно выдвинутых кандидатов... Решение суда о восстановлении нарушенного пассивного избирательного права, в том числе о регистрации в качестве кандидата, не может во всех случаях интерпретироваться как нарушающее активное избирательное право граждан, принявших участие в голосовании, а, напротив, служит его защите. Такая защита должна быть эффективной не только когда нарушения права быть избранным выявляются до начала голосования, но и впоследствии, и, следовательно, не исключает также - в качестве способа восстановления права - отмену итогов голосования, результатов выборов, с тем чтобы обеспечивались подлинно свободные выборы".

Как правильно указано в определении Судебной коллегии, на основании предположений, положенных в основу решения суда первой инстанции, нельзя сделать однозначный вывод о том, что кандидаты Ш. и Д.Н. одержали бы победу на выборах и при участии в них П. Реальное волеизъявление граждан может быть установлено лишь в случае восстановления в полном объеме избирательного права кандидата в депутаты П. Одна только констатация того факта, что незаконная отмена регистрации кандидата в депутаты П. накануне выборов лишила его возможности принять участие в выборах и реализовать свое пассивное избирательное право, как это сделал суд первой инстанции, не является адекватной формой судебной защиты грубо нарушенного избирательного права. В данном случае имеются достаточные основания к отмене результатов выборов, состоявшихся без участия П.

С учетом изложенного, не могут быть признаны обоснованными и доводы протеста о том, что определение Судебной коллегии противоречит части 1 статьи 55 Конституции РФ, не допускающей умаление прав и свобод граждан (в данном случае граждан, реализовавших 16 декабря 2001 года свое активное избирательное право в Каштачном избирательном округе N 6), и Постановлению Конституционного Суда РФ от 15 января 2002 года N 1-П, установившему принципы соразмерности при выборе способа защиты нарушенных избирательных прав.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 329 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда РФ

 

постановил:

 

оставить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2002 года без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"