||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 ноября 2002 г. N 19кпо02-73

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 5 ноября 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ш. и Т., адвокатов Баталова М.А., Дубининой Е.М. и Устарханова Э.А. на приговор Ставропольского краевого суда от 14 июня 2002 года, которым

Ш., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 205 ч. 2 УК РФ на 8 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 317 УК РФ на 12 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет, ст. 228 ч. 4 УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 317 УК РФ на 12 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Т., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 30 ч. 3, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 205 ч. 3 УК РФ на 10 лет, ст. ст. 33 ч. 5, 317 УК РФ на 12 лет, ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, ст. 223 ч. 3 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Ш., Б. и Т. оправданы по ст. 208 ч. 3 УК РФ за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать: с Ш., Б. и Т. в возмещение причиненного ущерба в пользу Северо-Кавказской железной дороги 176 245 рублей 17 копеек солидарно; в счет компенсации морального вреда в пользу З.Е. с Ш. 20 000 рублей, Б. и Т. с каждого по 15 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснения осужденных Б. и Т., адвокатов Баталова М.А. и Устарханова Э.А. по доводам жалоб, заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, указанных в приговоре суда, признаны виновными в совершении:

Ш. с группой неустановленных лиц, акта терроризма в сентябре 1999 года - взрыва автомобильного моста через реку Сунжа, в районе станицы Петропавловской, Грозненского района;

Ш., Б. и Т. покушения на акт терроризма - 8 марта 2000 года, около 13 - 14 часов, покушения на взрыв воинского эшелона, заминировав железнодорожный путь в 2 км от станции Джалка в направлении станции Аргун, однако Т. случайно соединил провода электрической цепи взрывного устройства, произвел подрыв железнодорожного полотна, причинив ущерб Северо-Кавказской железной дороге в размере 2 038 рублей 90 копеек;

Ш., Б. и Т. пособничества группе лиц, в отношении которых дело выделено в отдельное производство, на совершение акта терроризма - подрыва воинского эшелона на 2157 км железнодорожного перегона Джалка - Гудермес 15 июля 2000 года в 16 часов 35 минут, а также в посягательстве на жизнь военнослужащих З., В., К., М., П., С., Х., которым были причинены взрывные огнестрельные осколочные раны, причинен вред здоровью различной тяжести, З. скончалась, а Северо-Кавказской железной дороге ущерб в размере 174 196 рублей 27 копеек;

Ш. и Б. покушения на акт терроризма - 18 августа 2000 года покушения на взрыв воинского эшелона, заминировав железнодорожный путь в 4 км от станции Джалка в направлении станции Гудермес, однако взрывное устройство было своевременно обнаружено и разминировано инженерной разведкой;

Ш., Б. и Т. незаконного приобретения, передачи, хранения и ношения боеприпасов, незаконном изготовлении взрывных устройств в 1999 - 2000 годах;

Ш. 8 июля 2001 года незаконного приобретения в городе Хасавюрт, Республика Дагестан, хранения, перевозки наркотического средства в особо крупном размере в целях сбыта - 0,15 г героина, которое у него было обнаружено и изъято при досмотре на блокпосту между селами Джалка и Мескер-Юрт, Чеченской Республики.

В судебном заседании осужденные Ш., Б. и Т. от дачи показаний отказались в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что в основу приговора положены показания на предварительном следствии, полученные с применением незаконных методов, не было обеспечено участие адвоката и переводчика, хотя русским языком владеет не в достаточной мере. На суде также не было переводчика, хотя он просил об этом;

адвокат Дубинина Е.М., в защиту Ш., просит приговор суда отменить и дело прекратить. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, в основу приговора положены показания Ш. на предварительном следствии, полученные с нарушением закона, так как применялись незаконные методы, не было обеспечено реальное участие адвоката, а также переводчика. С 29 августа 2001 года защиту Ш. осуществлял адвокат Баталов, а в суде этот же адвокат защищал интересы осужденного Т., чьи интересы противоречили интересам Ш. Выводы суда о виновности Ш. по всем эпизодам обвинения не подтверждены какими-либо доказательствами, наркотик подброшен, подрыва железнодорожного полотна 8 марта 2000 года вообще не было.

Адвокат Устарханов Э.А., в защиту осужденного Б., просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение или прекратить за недоказанностью участия Б. в совершении преступлений. Указывает, что на предварительном следствии было нарушено право на защиту, так как на первых допросах не было адвоката, кроме этого в отношении осужденного применялись незаконные методы следствия. Суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, в основу приговора положены показания осужденных на предварительном следствии, являющиеся недопустимыми доказательствами. Факт подрыва 8 марта 2000 года железнодорожного полотна в месте, указанном в приговоре, не зарегистрирован, взрыв был в 18 км от него, к чему Б. отношения не имеет. Обвинение Б. в оказании содействия организованной группе в производстве взрыва железнодорожного полотна 15 июля 2000 года не подтверждено доказательствами, является предположением. В нарушение ст. 17 УПК РСФСР Б. не был предоставлен переводчик, несмотря на то, что защита заявляла ходатайство об этом.

Осужденный Т. просит об оправдании и отмене приговора суда, утверждает о своей невиновности. Указывает, что на предварительном следствии применялись незаконные методы, не был предоставлен адвокат, однако суд не принял это во внимание, также не предоставил адвоката, судебное следствие проведено односторонне, неполно, в суде не были допрошены свидетели Н., М.Р., суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, приговор постановлен на предположениях;

адвокат Вагапов М.А., в защиту осужденного Т., просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение или прекратить за отсутствием в действиях Т. состава преступления. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, в основу приговора положены противоречивые показания Т. и других осужденных на предварительном следствии, не имеющие юридической силы, поскольку даны под воздействием незаконных методов. В судебном заседании установлено, что подрыва железнодорожного полотна 8 марта 2000 года вообще не было, взрыв был в другом месте, к чему Т. отношения не имеет. Вывод суда об оказании содействия Т. преступной группировке в производстве взрыва 15 июля 2000 года не подтвержден доказательствами. Судом не исследовалось психическое состояние Т., необоснованно отклонено ходатайство защиты о проведении судебно-психиатрической экспертизы. Также необоснованно отклонено ходатайство об участии переводчика, так как Т. окончил 8 классов в школе, где русский язык не преподавался.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Соловьев М.Г. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о неполноте предварительного и судебного следствия.

Из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия у Ш., Б. и Т. или адвокатов, осуществляющих их защиту, ходатайств о дополнении не было, были заявлены лишь ходатайства о прекращении уголовного дела, которые рассмотрены следователем в установленном законом порядке (т. 2, л.д. 288 - 300).

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 278 - 294 УПК РСФСР. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства судом разрешены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия ходатайств о его дополнении не было. Что касается свидетелей Н. и М.Р., на которых имеются ссылки в жалобах, то в отношении первого ходатайств о его вызове в качестве дополнительного свидетеля не было заявлено, а явка второго была исключена и его показания оглашены в соответствии с требованиями ст. 286 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР (т. 3, л.д. 147 - 148).

Доводы в жалобах о нарушении права на защиту осужденных, являются несостоятельными.

Из материалов дела следует, что Ш. был задержан 11 июля 2001 года в качестве подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 208 ч. 1 УК РФ, обязательное участие адвоката по которому в силу ст. 49 УПК РСФСР, не предусмотрено. Ш. были разъяснены его права, в том числе право на защиту, пользоваться услугами переводчика. Он заявил, что права понятны, адвокат не нужен, в услугах переводчика не нуждается, поскольку русским языком владеет свободно, это же подтверждено и в судебном заседании. При предъявлении обвинения с 29 августа 2001 года участие адвоката было обеспечено постоянно. Данных о том, что показания Ш. на предварительном следствии противоречат показаниям Т. в материалах дела нет, сама адвокат Дубинина Е.М. в своей жалобе также никаких данных не приводит, в судебном заседании Ш. и Т. от дачи показаний отказались в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации (т. 1, л.д. 101 - 110, 127 - 167, т. 2, л. д. 292 - 293, т. 3, л. д. 88 - 91).

Б. был задержан в качестве подозреваемого 21 июля 2001 года, ему также были разъяснены его права, в том числе право на защиту, пользоваться услугами переводчика, он заявил, что права понятны, адвокат не нужен, в услугах переводчика не нуждается, русским языком владеет свободно, это же подтверждено и в судебном заседании. При предъявлении обвинения с 1 августа 2001 года участие адвоката было обеспечено постоянно (т. 1, л.д. 168 - 180, 181 - 200, т. 2, л.д. 288 - 289, т. 3, л.д. 96 - 99).

Т. был задержан в качестве подозреваемого 9 ноября 2001 года, ему также были разъяснены его права, в том числе право на защиту, пользоваться услугами переводчика. Адвокат участвовал в деле со времени задержания. Т. заявил, что права понятны, в услугах переводчика не нуждается, русским языком владеет свободно, это же подтверждено и в судебном заседании (т. 1, л.д. 201 - 229, 230 - 238, т. 2, л.д. 290 - 291, т. 3, л.д. 96 - 99).

Несостоятельными являются и доводы в жалобах о применении к осужденным незаконных методов следствия, о том, что Ш. наркотик подбросили, об отсутствии доказательств.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, признана надуманной осужденными с целью избежать ответственности за содеянное, выводы суда об этом мотивированы в приговоре. При этом судом принято во внимание, что Ш., Б. и Т. давали показания на предварительном следствии в присутствии адвокатов, а также то, что прокуратурой Гудермесского района Чеченской Республики заявления о применении незаконных методов следствия проверялись, не нашли подтверждения, в связи с чем в возбуждении уголовного дела было отказано.

Вопреки доводам в жалобах, судом дана надлежащая оценка собранным доказательствам, в том числе и показаниям на предварительном следствии самих осужденных Ш., Б. и Т. о совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признав их достоверными, поскольку данные показания подтверждены совокупностью исследованных судом доказательств.

В частности, из показаний свидетеля М.А., производившей ремонт пути с другими рабочими, из справки и исполнительной калькуляции Гудермесской дистанции пути установлено, что подрыв железнодорожного полотна был 8 марта 2000 года в месте, указанном в приговоре, а не в месте, на которое указано в жалобах.

Из показаний потерпевших В., К., М., П., С., Х., свидетелей К.О., Н., Р., Ч., протокола осмотра места происшествия, калькуляции о стоимости восстановительного ремонта, заключениями судебно-медицинского эксперта, взрыве - технической экспертизы, установлены обстоятельства, место, способ подрыва воинского эшелона на 2157 км железнодорожного перегона Джалка - Гудермес 15 июля 2000 года, во время чего потерпевшим были причинены взрывные огнестрельные осколочные раны, причинен вред здоровью различной тяжести, а потерпевшая З. скончалась на месте, Северо-Кавказской железной дороге ущерб в размере 174 196 рублей 27 копеек.

Из показаний свидетелей М.А. и В.И., журнала учета информации Грозненского ЛОВД установлено, что при обходе 18 августа 2000 года железнодорожного пути на 4 км от станции Джалка в направлении станции Гудермес, было обнаружено взрывное устройство, которое разминировано саперами.

Из протокола досмотра в присутствии понятых, заключения химической экспертизы, установлено, что 8 июля 2001 года на блокпосту у Ш. обнаружено и изъято наркотического средства в особо крупном размере - 0,15 г героина.

На основании установленных и исследованных в судебном заседании доказательств, указанных в приговоре, суд сделал обоснованный вывод о виновности Ш., Б. и Т., и правильно квалифицировал действия каждого.

Психическое состояние Т. проверено надлежащим образом, судом обоснованно отклонено ходатайство защиты о проведении ему судебно-психиатрической экспертизы, выводы мотивированы в определении (т. 3, л. д. 88 - 91).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 14 июня 2002 года в отношении Ш., Б. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"