||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 ноября 2002 г. N 16-О02-53

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Ахметова Р.Ф., Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 5 ноября 2002 года кассационные жалобы осужденных Д.С. и Д., адвокатов Зеленцовой В.А. и Полетаева Ю.А. на приговор Волгоградского областного суда от 18 марта 2002 года, которым

Д., родившаяся 30 января 1970 года, ранее не судимая, -

осуждена по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Д.С., родившийся 29 июня 1972 года, судимый 01.06.1999 г. по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 16 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшего Д.Н. в счет компенсации морального вреда с Д.С. 50.000 рублей, с Д. - 20.000 рублей, в счет возмещения материального ущерба с Д.С. 6.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденного Д.С., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего из приговора исключить осуждение Д. и Д.С. по квалифицирующему признаку убийства - "из корыстных побуждений", а также ссылку на наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признана виновной в организации убийства своего бывшего мужа - Д.И., совершенного из корыстных побуждений, по найму, а Д.С. - в совершении данного убийства.

Преступление совершено 17 мая 1999 года в г. Волгограде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. вину признала, Д.С. - не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Д.С., ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, ставя под сомнение положенные в основу приговора доказательства, считая их противоречивыми, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Считает, что версии о причастности к данному убийству других лиц, в том числе О. и "Алика", не проверены;

адвокат Зеленцова В.А., анализируя доказательства по делу, ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобе Д.С., просит приговор в отношении указанного лица отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Выражает свое несогласие и с оценкой судом имеющихся доказательств. Указывает, что показания О. и Д. противоречивы и сомнительны. Полагает, что место и время совершения данного убийства должным образом не установлены. Не оспаривая возможной причастности Д.С. к совершенному преступлению, считает, что его вина в убийстве Д.И., как исполнителя не доказана;

осужденная Д., ссылаясь на чрезмерную суровость назначенного ей наказания, просит о его смягчении. Просит учесть наличие на ее иждивении малолетней дочери, рожденной пороком сердца, а также неправомерное поведение Д.И., который истязал ее и дочь, а они должной защиты от властей не имели;

адвокат Полетаева Ю.Л., ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобе Д., не оспаривая правильность квалификации действий данного лица и доказанность ее вины в преступлении, за совершение которого она осуждена, просит приговор в отношении данной осужденной изменить, с применением ст. 64 УК РФ, смягчить назначенное ей наказание. Полагает, что по делу в отношении Д. имеются исключительные обстоятельства, не учтенные судом при назначении наказания. Указывает, что суд не принял во внимание противоправное поведение потерпевшего Д.И., который в отношении Д. систематически применял физическое и психическое насилие, что явилось поводом для преступления, а также наличие на иждивении у Д. малолетнего ребенка и то, что Д. оформила явку с повинной и активно способствовала раскрытию преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности Д. в соучастии в убийстве, Д.С. - в убийстве, совершенном по найму, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

То, что между Д. и Д.С. состоялась договоренность об убийстве Д.И. по найму; Д.С. получал деньги у Д., объясняя это тем, что необходимо приобрести орудие убийства - пистолет; Д.И., находящийся в состоянии алкогольного опьянения, на его же автомашине Д.С. был доставлен в принадлежащий последнему гараж, где в отношении данного потерпевшего было применено насилие, в результате которого у последнего произошло кровотечение; труп потерпевшего Д.И. был завернут в покрывало, взятое из салона автомашины, которой пользовался Д.С., видно и из показаний самого Д.С., данных им в ходе судебного разбирательства дела.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего Д.И. наступила от колото-резаных ранений шеи, сопровождавшихся повреждением мышц, сосудов шеи, стенки трахеи, осложнившихся кровопотерей.

Доводы Д.С. о том, что данное убийство он не совершал, версия о причастности О. и "Алика", оставшихся в тот вечер в его гараже вместе с Д.И., к этому преступлению не проверена, на что делается ссылка и в кассационных жалобах осужденного Д.С. и его защитника, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств.

Так, согласно показаниям Д., данным ею и при судебном разбирательстве дела, Д.С. согласился совершить убийство ее бывшего мужа Д.И. за 30.000 рублей. Сначала она для приобретения пистолета передала Д.С. 5 тыс. рублей, а после убийства 10 тыс. и по 5 тыс. рублей. 18.05.99, рано утром, Д.С. при передаче ей автомашины, назвав ее вдовой, сказал, чтобы она помыла автомашину с уксусом, что она и сделала. Никакого "Алика" она не знает.

По показаниям свидетеля О. Д.С., работавший у нее до 20.05.99 водителем, ее автомобиль "ЗАЗ" неоднократно забирал на стоянку в свой гараж. Когда она обнаружила пропажу покрывала из салона автомашины, Д.С. ей обещал заменить то покрывало другим. Впоследствии она опознала покрывало, обнаруженное вместе с трупом потерпевшего, как свое. "Алика" не знает, в гараже Д.С. вместе с Д.И. никогда не была.

Вопреки доводам кассационных жалоб Д.С. и его защитника, эти показания Д. и свидетеля О. последовательны, непротиворечивы, получены с соблюдением требований закона, согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, подробно изложенных в приговоре, и сомнений в их объективности не вызывают.

Что касается показаний Д.С. о том, что он Д.И. оставил в гараже, где оставались О. и "Алик", то они противоречат не только показаниям свидетеля О., но и показаниям свидетеля Г., согласно которым Д.С. Д.И., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, привез в гараж и спустил в подвал, где он находился в течение длительного периода времени. Она в это время сидела в салоне автомашины, в котором громко играла музыка. Д.С. несколько раз поднимался к ней и снова спускался с сигаретами, выпивкой и водой. Не дождавшись Д.С., она стала спускаться в подвал, но туда ее Д.С. не пустил, был взволнован, на ее вопрос ответил, что Д.И. еще не спит, "оказался шумный мужчина". Кроме них в гараже никого больше не было. Примерно через 2 часа они с Д.С. поехали домой к М. Оттуда Д.С. уехал рано утром, примерно в 4 или 5 часов.

Это же усматривается из показаний свидетеля М., которой обстоятельства происшедшего известны со слов Г.

Что касается вышеупомянутых, а также других доказательств, положенных в основу приговора, то они получены с соблюдением требований закона и, вопреки доводам кассационных жалоб, сомнений в их объективности не вызывают.

Как видно из материалов дела, обстоятельства данного дела исследованы всесторонне, полно и объективно. Должным образом установлены время, а также место совершения преступления - гараж Д.С., где согласно выводам судебно-биологической экспертизы обнаружены кровь и волосы, происхождение которых от потерпевшего Д.И. не исключается. В проведении дополнительных следственных действий, экспертиз, а также в проверке других версий необходимости нет.

Суд, оценив доказательства в их совокупности, в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Д.С. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ дал правильную юридическую оценку.

В то же время из приговора подлежит исключению осуждение Д.С., а также Д. по квалифицирующему признаку п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "из корыстных побуждений", поскольку данный признак вменен излишне. К тому же, в приговоре не приведены доказательства, подтверждающие наличие такого мотива убийства. Более того, из текста приговора следует, что в апреле 1999 года Д. "из мотива личных неприязненных отношений, имея умысел на умышленное причинение смерти своему бывшему мужу Д.И., вступила в преступный сговор с Д.С. ..."

Кроме того, действия Д., которая согласно приговору "по просьбе Д.С. в апреле 1999 года передала последнему первоначально 5.000 рублей от общей оговоренной суммы, якобы для покупки пистолета", подлежат переквалификации со ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, поскольку она, как видно из приговора, является лишь подстрекателем, а не организатором данного убийства.

При назначении наказания Д. судебная коллегия в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного ею преступления, ее личность, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

Как видно из материалов дела, обстоятельств, отягчающих наказание, в отношении Д. не имеется.

Что касается указания в приговоре на "наступление тяжких последствий в результате совершения преступления", то оно подлежит исключению, поскольку в приговоре содержание данного понятия не раскрыто. Если суд при этом имел в виду наступление смерти потерпевшего, то оно охватывается диспозицией ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и является признаком преступления.

Одновременно из приговора подлежит исключению указание о том, что судом при назначении наказания учитывается совершение Д.С. преступления в период нахождения под следствием по ст. 213 ч. 1 УК РФ, поскольку данное обстоятельство, как отягчающее наказание, ст. 63 УК РФ не предусмотрено.

Что касается Д., то суд при назначении ей наказания обоснованно сослался на ее первую судимость, признание вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, ее положительную характеристику, а также на наличие на ее иждивении малолетнего ребенка.

В то же время, несмотря на то, что суд в приговоре правильно указал, что Д.И., злоупотребляя спиртными напитками, устраивал ссоры в семье и "на протяжении длительного времени" неоднократно избивал Д., в связи с чем последняя решилась "избавиться от бывшего мужа путем найма лица для убийства Д.И.", данное обстоятельство, которое органами предварительного следствия обоснованно предлагалось в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "з" УК РФ признать обстоятельством, смягчающим наказание, таковым не признано, с чем согласиться невозможно. Противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, в отношении Д. следует признать обстоятельством, смягчающим наказание.

В соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК.

С учетом вышеуказанных обстоятельств судебная коллегия приходит к выводу о необходимости назначения наказания в отношении Д. с применением ст. 64 УК РФ.

Что касается наказания, назначенного Д.С., то оно смягчению не подлежит, поскольку оно соответствует требованиями ст. 60 УК РФ, характеру, степени общественной опасности совершенного им преступления, его личности и всем обстоятельствам дела. Основаниями для смягчения назначенного Д.С. наказания не могут являться и вносимые в приговор изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 18 марта 2002 года в отношении Д. и Д.С. изменить:

исключить из приговора осуждение Д. и Д.С. по квалифицирующему признаку п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "из корыстных побуждений", а также указание о том, что судебная коллегия, назначая наказание, учитывает "наступление тяжких последствий в результате совершения преступления" и совершение преступления Д.С. в период нахождения под следствием по ст. 213 ч. 1 УК РФ;

переквалифицировать действия Д. со ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, по которой, с применением ст. 64 УК РФ, назначить 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"