||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 81-о02-49

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Линской Т.Г.

судей - Ермолаевой Т.А. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года

кассационные жалобы осужденных Т., Ч., Х., Г., адвокатов Губича Д.В. и Толстихина В.Н. на приговор Кемеровского областного суда от 5 декабря 2001 года, которым

Т., <...>, не судимый, -

Осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ч., <...>, не судимый, -

Осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Х. <...>, не судимая, -

Осуждена: по ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы; по ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Г. <...>, не судимый, -

Осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г., Ч., Т., осуждены за разбойное нападение на Г.В., совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за убийство Г.В., сопряженное с разбоем совершенное по предварительному сговору группой лиц. Х. признана виновной в соучастии в виде пособничества Г., Ч., Т. в совершении указанных преступлений.

Преступления совершены 3 июня 2001 года в Яшкинском районе Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения адвокатов Толстихина В.Н. и Губича Д.В. по доводам кассационных жалоб в защиту осужденных Х. и Т., возражения на кассационные жалобы прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Х. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение. По ее мнению у суда имелась возможность при назначении наказания применить закон об условном осуждении с учетом ее первой судимости, раскаяния ее в содеянном, данных положительно характеризующих ее. Она не оспаривала того, что слышала разговор о готовящемся преступлении, но не воспринимала его всерьез. Утверждает, что в период расследования дела в отношении нее применялись недозволенные методы.

Адвокат Толстихин В.Н. просит об отмене приговора с прекращением дела производством в отношении Х. в части осуждения ее по ст. ст. 33 и 105 ч. 2 УК РФ, и о переквалификации ее действий со ст. ст. 33 и 162 ч. 2 УК РФ со снижением ей наказания.

По мнению адвоката, судом неправильно установлены фактические обстоятельства преступления, не установлено доказательств, подтверждающих наличие у осужденной умысла на убийство. Назначенное Х. наказание, по мнению адвоката, является чрезмерно суровым. В жалобах высказывается мнение о том, собранные по делу доказательства были исследованы поверхностно, и обращается внимание на молодой возраст осужденной и данные положительно характеризующие ее.

Т. просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование и новое судебное разбирательство, перечисляя нормы уголовно-процессуального закона, которые были нарушены при проведении предварительного и судебного следствия. По его мнению, расследование по делу проведено неполно и необъективно с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР. Он ссылается на то, что за основу обвинительного приговора были приняты доказательства, в частности, показания его других осужденные, полученные под воздействием противозаконных мер. Он считает, что суд необоснованно признал доказательством вины его "явку с повинной" и его "признательные" показания, поскольку содержащиеся в них данные об обстоятельствах преступления, противоречат другим доказательствам по делу. Неправильно, по его мнению, установлена причина смерти потерпевшего. Он считает, что выводы судебно-медицинской экспертизы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат Губич Д.В. просит об изменении приговора в отношении Т. с переквалификацией действий осужденного со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. ст. 33 и 105 УК РФ. Адвокат полагает, что содержащиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что Т. в убийстве потерпевшего принимал участие как пособник, устраняющий препятствие к совершению убийства и скрывающий следы преступления. В жалобе обращается внимание на содержащиеся в деле данные о том, что Т. находясь в машине, был ранен в руку, после чего сразу выскочил из машины, поэтому, по мнению адвоката, он не мог принимать участия в убийстве. Однако указанные обстоятельства оставлены судом без внимания. При решении вопроса о наказании Т., адвокат считает, что суд не учел в полной мере обстоятельств, смягчающих ответственность осужденного и назначил ему чрезмерно суровое наказание. В этой связи в жалобе обращается внимание на то, что Т. явился в органы милиции с повинной, в тот период времени, когда органы следствия еще не располагали сведениями о совершенном преступлении. Затем, дав подробные показания об обстоятельствах совершенного преступления, Т. активно способствовал его раскрытию и изобличению других участников преступления.

Г. просит об отмене приговора с направлением дела на дополнительное расследование в связи с нарушением органами следствия и судом требований ст. ст. 20, 71, 68 УПК РСФСР. Он также считает, что собранные по делу доказательства находятся в противоречии с установленными судом фактическими обстоятельствами дела. Он ссылается на то, что показания, на которые суд сослался в подтверждение его вины, он давал под воздействием противозаконных мер, примененных в отношении него. Ссылаясь на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия, Г. считает, что суд дал неправильную оценку показаниям, данным в судебном заседании, и поэтому допустил ошибку в части юридической оценки содеянного ими. В жалобе высказывается сомнение относительно выводов судебно-медицинской экспертизы в части установления причины смерти потерпевшего. Одновременно в жалобе высказываются сомнения относительно обоснованности приговора в отношении других осужденных по настоящему делу лиц.

Ч. просит об отмене приговора с направлением дела на дополнительное расследование. Он считает, что расследование по делу проведено неполно, необъективно с нарушением уголовно-процессуального закона, что достаточных и бесспорных доказательств их вины в разбойном нападении и умышленном убийстве в деле не содержится. Необъективность судебного следствия, по его мнению, препятствовала правильному установлению фактических обстоятельств преступления и повлекла неправильную юридическую оценку содеянного ими. В жалобах приводится подробный анализ собранным по делу доказательствам со ссылкой на необоснованность выводов суда, на нарушение уголовно-процессуального закона, утверждается, что выводы суда не основаны на материалах дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются, приведенными в приговоре доказательствами.

При проверке дела судебной коллегией не было выявлено обстоятельств свидетельствующих о неполноте или необъективности предварительного и судебного следствия, о нарушении уголовно-процессуального закона, влекущего отмену приговора, не установлено и данных, дающих основание к дополнительной проверке заявлений о применении в отношении кого-либо из осужденных противозаконных мер в период расследования дела.

Причастность каждого осужденного к совершению преступления в отношении Г.В. с целью завладения его имуществом, подтверждена показаниями осужденных в судебном заседании.

Х. признала себя виновной в пособничестве в совершении разбойного нападения на Г.В., подтвердив то, что по просьбе Ч., Т. и Г. она уговорила своего знакомого Г.В. отвезти их в г. Новосибирск на своей машине.

Г. признал себя виновным в убийстве Г.В. и завладении принадлежащей ему автомашиной. Он показал, что по его просьбе Х. уговорила Г.В. отвезти ее, Т. и Ч. на своей автомашине в г. Новосибирск. Далее он пояснил, что в пути следования между ним и потерпевшим возникла ссора, во время которой Г.В. стал угрожать ему пистолетом. Поэтому он один задушил Г.В., а потом решил завладеть его автомашиной.

Т. и Ч. дали в суде показания аналогичные показаниям Г.

При проверке в стадии судебного следствия всех показаний осужденных суд пришел к выводу о несостоятельности их показаний о том, что Г.В. был убит одним Г. после ссоры с ним и в процессе самообороны.

Проверив в судебном заседании, и оценив в совокупности такие доказательства, как явка с повинной Т. и, приведенные в приговоре показания осужденных, данные ими при выходе на место происшествия, протоколы обнаружения и изъятия вещественных доказательств, заключение судебно-медицинского эксперта о характере, локализации телесных повреждений у потерпевшего и о причине его смерти, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Г., Т. и Ч. было совершено на Г.В. заранее оговоренное разбойное нападение с целью завладения его имуществом и убийство его при пособничестве в этом Х.

Так, давая в приговоре оценку показаниям Т. и мотивируя свои выводы о признании достоверными одних из них и несостоятельными других суд правильно отметил в приговоре, что Т. при допросе его в присутствии адвоката и на месте происшествия, когда какое-либо давление на него полностью исключалось, дал показания, не только уличающие всех участников преступления, но и конкретизируя роль каждого в этом преступлении. Он показывал, что в, пути следования автомашины они (он, Г. и Ч.), задушили его, а потом закопали. Согласно заранее оговоренному плану роль Х. сводилась только к пособничеству им в совершении указанного преступления. Подтверждал Т. указанные показания и при проведении очных ставок. При этом следует отметить, что такие существенные детали преступления, как убийство Г.В. и, место захоронения его стали известны только после допроса Т.

Показания всех осужденных свидетельствуют о том, что без пособничества Х., имевшей, непосредственную связь с потерпевшим и влияние на него, осуществление умысла на совершение разбойного нападения на Г.В. и убийство его было бы невозможно.

Анализ собранных по делу доказательств позволил суду прийти к обоснованному выводу о достоверности показаний осужденных, данных ими в период расследования дела. Когда Ч. рассказывал об обстоятельствах преступления, уличая Т. Г. в совершении разбойного нападения и убийством потерпевшего при пособничестве в этом Х. Когда Х. признавала то, что ей были известно намерение Т., Ч. и Г. совершить разбойное нападение на Г.В. с применением пистолета и убийство его с целью завладения его автомобилем. Когда Г. показывал, что они, все четверо обсуждали план совершения нападения на водителя Г.В. - знакомого Х., с использованием при совершении разбоя пистолета и веревки. Согласно этому плану Х. должна была уговорить Г.В. поехать с ними. Автомобиль, принадлежащий Г.В., они договорились продать, а деньги поделить между участниками преступления.

Показания о применении недозволенных методов в период расследования дела проверялись судом и по основаниям, указанным в приговоре обоснованно были признаны несостоятельными.

Допросы осужденных и свидетелей, проведены с соблюдением их законных прав, с разъяснением прав предоставленных Конституцией РФ. Показания, принятые судом за основу доказательств виновности осужденных, как правильно отмечено в приговоре, были даны ими в присутствии адвокатов. Никаких заявлений ни от осужденных, ни от их защитников о нарушении их прав не делалось.

Тщательно исследовав в судебном заседании все собранные по делу доказательства, проверив все приводимые осужденными в свою защиту версии, суд признал доказанной вину осужденных только в том объеме, предъявленного им обвинения, которое нашло свое подтверждение в материалах судебного следствия.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел повышенную общественную опасность преступления, данные характеризующие личность виновных, степень участия и роль каждого из них в преступлении и обстоятельства, смягчающие их ответственность. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 5 декабря 2001 года в отношении Т., Ч., Х., Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"