||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 73-о01-33

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Чакар Р.С., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных Р., Д., Ш., К.Е., адвоката Полещука С.Н. в защиту интересов осужденного М., представление государственного обвинителя Аюшеева Г.Л. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 19 декабря 2000 года, которым

М., <...>, со средним специальным образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором М. оправдан по ч. 1 ст. 210, ч. 3 ст. 222 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ М. назначена принудительная мера медицинского характера для лечения от наркомании;

Г., <...>, со средним специальным образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Г. оправдан по ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 222 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера для лечения от наркомании;

Р., <...>, со средним специальным образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Р. оправдан по ч. 1 ст. 210, ч. 3 ст. 222 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ Р. назначена принудительная мера медицинского характера для лечения от наркомании;

Д., <...>, с неполным средним образованием, судимый:

14 апреля 1997 года по ч. 1 ст. 228, п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, с применением ст. 70 УК РФ назначено окончательное наказание в виде 11 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Этим же приговором Д. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ Д. назначена принудительная мера медицинского характера для лечения от наркомании и алкоголизма;

Ш., <...>, со средним образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Ш. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ Ш. назначена принудительная мера медицинского характера для лечения от наркомании;

К., <...>, со средним специальным образованием, -

оправдан по ч. 4 ст. 228 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления;

К.Е., <...>, со средним образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором К.Е. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления;

К.С., <...>, со средним образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором К.С. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления;

А., <...>, со средним специальным образованием, -

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором А. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

Этим же приговором осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ и оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления А.Э., в отношении которого приговор не обжалован.

По делу определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., выступления осужденных К.Е., Ш., Р., А., Д., возражение прокурора Костюченко В.В., не поддержавшего доводы представления, выступление адвоката Турушева А.А., Судебная коллегия

 

установила:

 

М., Г. и Р., Ш. осуждены за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, изготовление, перевозку, пересылку и сбыт наркотических средств, совершенные неоднократно, а К.С. и А. - за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, перевозку наркотических средств в особо крупном размере, совершенных К.С. неоднократно.

К.Е. признан виновным и осужден за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, изготовление, переработку и пересылку наркотических средств в особо крупном размере, а К. - за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта перевозку, пересылку и сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенных неоднократно.

Преступления совершены в течение июля - октября 1999 года на территории Республики Бурятия и Хабаровского края при изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

М. и Г. оправданы по обвинению в создании преступного сообщества (преступной организации, руководстве таким сообществом (организацией) и входящими в него структурными подразделениями, а также в участии в преступном сообществе (преступной организации).

Р., Д., Ш., А., К.С., К., К.Е. оправданы по обвинению в участии в преступном сообществе (организации).

К. оправдан по обвинению в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта, перевозке, пересылке, сбыте наркотических средств в особо крупном размере, совершенных неоднократно, организованной группой.

В судебном заседании К. признал себя виновным полностью, М., Р., Д., К.С., Ш., А. - частично, а Г. и К.Е. не признали вину в совершении преступлений полностью.

В кассационных жалобах:

осужденный Р. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, а в приобщенном к жалобам "выступлении", обращенном Судебной коллегии, просит о переквалификации его действий на ч. 1 ст. 228 УК РФ и решении вопросов, связанных с исполнением наказания в части конфискации имущества. Полагает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением требований закона. Ссылается на то, что ряд следственных действий произведен следователем, не управомоченным на то, в соответствии с законом. Предполагает, что экспертами исследовалась не та растительная масса, которая была обнаружена на месте происшествия, а другая. Утверждает, что другие осужденные по делу оговорили его при применении к ним на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия. По его мнению и предварительное, и судебное следствие проведены с нарушением норм уголовно-процессуального закона;

осужденный А. просит и об отмене, и об изменении приговора. Утверждает, что он не совершал преступления, на предварительном следствии применялись незаконные методы ведения следствия. В основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона. Находит наказание излишне суровым и просит смягчить его;

осужденный К.С. просит о смягчении наказания. Утверждает, что оговорил себя на предварительном следствии, хотя сам не знал, что перевозит наркотические средства;

осужденный Д. просит и об изменении, и об отмене приговора. На предварительном следствии оговорил себя и других осужденных "под принуждением". Вместе с тем, не отрицает, что приобретал, изготавливал наркотические средства без цели сбыта и полагает возможным квалифицировать его действия не по ч. 4 ст. 228 УК РФ, а по ч. 1. Находит неправильным вывод суда о наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений, просит об изменении режима исправительной колонии;

осужденный К.Е. просит отменить приговор и направить дело либо на новое судебное рассмотрение, либо на дополнительное расследование. Указывает, что на предварительном следствии оговорил себя и других при применении незаконных методов ведения следствия, хотя не совершал преступления, а наркотическое средство приобрел для личного потребления. Считает, что на предварительном и судебном следствии нарушались требования закона, его ходатайства необоснованно отклонялись;

осужденный Ш. просит отменить приговор и направить дело на дополнительное расследование. Утверждает, что в основу приговора положены доказательства, полученные органами предварительного следствия с нарушениями закона, в частности с применением незаконных методов ведения следствия;

адвокат Полещук С.Н. в интересах осужденного М. просит об изменении приговора, смягчении наказания, отменить применение принудительных мер медицинского характера, исключении из описи имущества, на которое наложен арест, автомобиля и телефона. Считает, что суд необоснованно признал М. виновным в совершении преступления в отношении наркотического средства в количестве, превышающем 445 граммов смолы каннабиса. Оспаривает обоснованность заключения амбулаторной наркологической экспертизы. Арестованное имущество подлежит возврату владельцу в связи с тем, что наложение ареста на имущество оформлено с нарушением закона.

В представлении государственного обвинителя Аюшиева Г.Л. содержится просьба об отмене оправдательного приговора в отношении М., Г. по ч. 1 ст. 210 УК РФ, Р., Д., А. по ч. 2 ст. 210 УК РФ, К. по ч. 4 ст. 228 УК РФ. Считает, что в материалах дела имеются достаточные доказательства создания и участия в преступном сообществе, однако суд необоснованно постановил оправдательный приговор. К. не выдавал добровольно наркотические средства, так как в деле нет акта добровольной выдачи. Прекращение дела в отношении К. в связи с деятельным раскаянием невозможно ввиду совершения им особо тяжкого преступления.

Осужденными Р., К.Е., Д. и адвокатом Турушевым А.А. принесены возражения на представление государственного обвинителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, представления и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора.

Вина осужденных в совершенных ими преступлениях установлена судом на основе полного, всестороннего, объективного исследования доказательств дела в их совокупности.

В основу приговора положены показания осужденных, которые они давали при допросах на предварительном следствии с соблюдением их процессуальных прав как участников уголовного процесса. При этом их доводы о том, что они давали показания при применении к ним незаконных методов ведения следствия, проверялись и органами предварительного следствия, и судом, но не нашли своего подтверждения.

В судебном заседании тщательно исследованы доводы осужденных о невиновности, непричастности к совершенным другими преступлениям. Эти доводы обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка.

Вывод суда о достоверности показаний М., Г., Р., Д., К.Е., К.С., А., Ш. на предварительном следствии, а также достоверности показаний К., А. в судебном заседании, не вызывает сомнений в его правильности, так как они получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, последовательны, подробны в описании обстоятельств, ранее неизвестных следствию, согласуются между собой и другими доказательствами по делу.

В кассационных жалобах не приведено каких-либо доводов, которые бы не исследовались судом, не приведено и веских доводов, позволяющих усомниться в правильности выводов суда, вместе с тем, предлагается признать достоверными показания, претерпевшие изменения в процессе расследования и рассмотрения дела.

Нельзя признать обоснованными и доводы осужденных, ставящих под сомнение допустимость доказательств, полученных на предварительном следствии при участии следователя К.В., не включенного в состав созданной 21 сентября 1999 года следственной группы. Как следует из материалов дела К.В., работавший следователем следственного управления при МВД Республики Бурятия, действительно не входил в следственную группу, созданную после возбуждения уголовного дела, однако с 1 октября 1999 года он был включен в состав следственно-оперативной группы, созданной управомоченным на то руководителем органа внутренних дел Республики. Все следственные действия К.В. произведены после принятия решения начальником органа дознания в пределах своей компетенции о создании совместной следственно-оперативной группы.

Доводы осужденного Р. и других осужденных о том, что на экспертное исследование представлена растительная масса, которая не изымалась с места происшествия, основана на том, что при исследовании части массы в количестве 1424 кг в заключении указано, что она опечатана печатью для пакетов N 30, тогда как опечатывалась печатью N 33. Однако в материалах дела имеются два заключения по исследованию растительной массы, изъятой из лагеря (т. 2, л.д. 165 - 166). При этом печать N 30 фигурирует в заключении по исследованию массы общим весом 44 кг. Осужденными не оспариваются другие признаки относительно количества, упаковки изъятой растительной массы, участия понятых при производстве осмотра места происшествия, в ходе которого и были изъяты представленные на исследование вещества.

Судом исследованы и изложены в приговоре данные протоколов осмотра места происшествия, протоколов проверки показаний на месте происшествия, протоколов обыска, выемки наркотических средств, документы по отправке и получении грузов в виде багажа, заявления Г., А., К.С. о чистосердечном признании, протоколы опознания, заключения судебно-химических экспертиз, показания свидетелей. Они опровергают доводы осужденных о необоснованности их осуждения за конкретные, установленные судом, действия, которые получили правильную оценку в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами.

Доводы государственного обвинителя о том, что судом необоснованно принято решение об оправдании М., Г. по ч. 1 ст. 210 УК РФ, Р., Д., А. - по ч. 2 ст. 210 УК РФ, нельзя признать состоятельными по следующим основаниям.

Как обоснованно указано судом в приговоре органами предварительного следствия не представлено доказательств создания М., Г. преступного сообщества и руководстве им, участии их и Р., Д., А. в таком сообществе. При этом судом учтено, что органами предварительного следствия прекращены: дело по обвинению М., Р., Г., Д., Ш., А., Л., К.С. в незаконных действиях с наркотическими средствами в особо крупном размере, совершенных неоднократно, организованной группой в период с 1990 года по 1999 год прекращено за недоказанностью участия в совершении преступления, по этим же основаниям прекращено дело по ч. 2 ст. 209 УК РФ в отношении Ш., К., К.Е., К.С., Л. (т. 5, л.д. 290 - 295).

Кроме того, государственным обвинителем предложено оправдать Ш., К.Е., К., К.С., А. по ч. 2 ст. 209 УК РФ за недоказанностью их участия в совершении преступления.

В представлении государственного обвинителя указано, что М. и Г. в 1997 году создано устойчивое преступное сообщество, в состав которого входили от 10 до 20 членов, членами этой группы с 1997 по 1999 год изготовлено и доставлено из Республики Бурятия в город Комсомольск-на-Амуре указанные количества наркотических средств.

Этот довод противоречит позиции государственного обвинителя в судебном заседании и принятым ранее решениям органов предварительного следствия, содержание которых приведено выше.

Оспаривая вывод суда об отсутствии доказательств, свидетельствующих о создании, руководстве и участии в преступном сообществе, государственный обвинитель не привел в представлении конкретных доказательств, опровергающих этот вывод, ограничившись указанием, что материалами дела обвинение доказано.

Доводы представления о необоснованности освобождения К. от уголовной ответственности по ч. 4 ст. 228 УК РФ в связи с тем, что он совершил особо тяжкое преступление и по делу процессуально не оформлена выдача им наркотических средств, нельзя признать состоятельными.

Закон не связывает решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности за добровольную сдачу наркотических средств с категорией преступления. В соответствии с примечанием к ст. 228 УК РФ освобождение от уголовной ответственности возможно в случае добровольной сдачи лицом наркотических средств и активной помощи в раскрытии преступлений.

Судом установлено, что К. при допросе в качестве свидетеля добровольно описал местонахождение наркотических средств, а затем сдал 35 мешков из гаража в одном месте и 3 мешка наркотических средств из другого гаража.

Добровольность сдачи К. наркотических средств - выдача их представителям власти при наличии реальной возможности распорядиться ими иным образом - подтверждается как показаниями самого К., так и протоколами осмотра места происшествия, показаниями свидетелей С., Л.Д., присутствовавших при этом.

Активное способствование раскрытию преступлений, изобличение совершивших их лиц подтверждается протоколами допросов К., протоколами очных ставок и других следственных действий, в ходе которых в указанных К. местах обнаружены наркотические средства, вещественные доказательства, что не оспаривается в представлении.

Правовая оценка содеянного дана в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела.

Существенных нарушений норм УПК РСФСР по делу не усматривается, в том числе при рассмотрении заявлений, ходатайств, наложении ареста на имущество, ознакомлении с содержанием протоколов допросов, о чем упоминается в кассационных жалобах.

При назначении осужденным наказания соблюдены требования закона, учтены характер и степень общественной опасности содеянного каждым из осужденных, данные о личности и все обстоятельства дела.

Доводы осужденного Д. об изменении режима колонии нельзя признать обоснованными с учетом того, что он ранее осужден за умышленное тяжкое преступление и совершил особо тяжкое преступление, что расценивается как особо опасный рецидив в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный и оправдательный приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 19 декабря 2000 года в отношении М., Г., Р., Д., Ш., К.Е., К.С., А., К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и защитника, и представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"