||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 20-О02-57

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных И., В., К., Д., защитников Магомедова М.О., Асхабова А.А., Увайсовой З.Б. и Цахаева Ц.Г. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 6 марта 2002 года, которым

И., <...>, чеченец, женатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на десять лет, по ч. 3 ст. 126 УК РФ на двенадцать лет, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на шесть лет, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на десять лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 218-1 УК РСФСР на восемь лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на шесть лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание И. назначено двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

В., <...>, чеченец, со средним образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на девять лет, по ч. 3 ст. 126 УК РФ на десять лет, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на пять лет, по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на шесть лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание В. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К., <...>, чеченец, со средним образованием, женатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на девять лет, по ч. 3 ст. 126 УК РФ на двенадцать лет, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на шесть лет, по ч. 3 ст. 218-1 УК РСФСР на семь лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на шесть лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание К. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Д., <...>, чеченец, со средним образованием, женатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на девять лет, по ч. 3 ст. 126 УК РФ на семь лет, по ч. 3 ст. 127 УК РФ на шесть лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на пять лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Д. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с И. в пользу: АО "Дагагропромстрой" - 39236 рублей, Д.С. - 84000 рублей, Ш. - 280000 рублей.

Этим же приговором Б. по ст. ст. 209 ч. 2, 33 ч. 3 и 126 ч. 3 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений, приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Признаны виновными и осуждены:

И., В., К. и Д. за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и за участие в составе этой банды в совершении преступлений, за похищение людей, за незаконное лишение человека (Х.) свободы, не связанное с его похищением, за незаконные приобретение, хранение, ношение и перевозку огнестрельного оружия; И., В., К. за хищение огнестрельного оружия; И. за разбойные нападения, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Д., поддержавшего свою и своего защитника жалобы, адвокатов Магомедова М.О. и Асхабова А.А., поддержавших свои и подзащитных жалобы, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный И. и его защитник Магомедов М.О. находят приговор необоснованным. Указывают, что после задержания И. к последнему сотрудники УБОП применяли незаконные методы, под давлением заставили его подписать "признательные" показания по тем преступлениям, в совершении которых он не принимал участия. Дело расследовано с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, права И. на защиту, положений ст. 17 УПК РСФСР, а также ст. ст. 164 - 166 УПК РСФСР.

Излагают, что подсудимые М. и Б. пояснили в суде, что в ходе предварительного следствия на них "оказывали давление и заставили их наговорить на И. о том, что последний был правой рукой У.".

И. и его защитник считают, что следствие проведено с обвинительным уклоном. Потерпевшие Б.К. и И.Р. не были допрошены, их местонахождение не установлено. Вывод суда об участии И. в банде и в совершенных ею преступлениях - необоснован. Этому доказательств нет. Обвинение "построено на некоторых признательных показаниях в ходе следствия, от которых И. и другие подсудимые отказались в суде".

У И. по месту жительства проводились обыски, однако оружия, боеприпасов, вещественных доказательств не обнаружено.

Адвокату - Магомедову М.О. не было дано достаточного времени для изучения материалов уголовного дела, не были выданы ксерокопии документов следствия "примерно 10".

По делу был нарушен срок следствия и содержания под стражей И. и других обвиняемых, отсюда, составление обвинительного заключения после истечения установленного срока расследования, как полагают И. и его защитник, лишает его процессуального значения.

Просят приговор отменить со стадии предварительного расследования.

Осужденный В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, чрезмерно суровым. Он действительно в 1996 году совершил похищение Х.А., в чем раскаивается. Других же преступлений не совершал, просит оправдать его в части обвинения в бандитизме, в похищении Б.Е. и Ш.О., в лишении свободы Х., в хищении оружия и боеприпасов, в незаконных приобретении, ношении, хранении оружия, поскольку в этом доказательств его вины не добыто. Суд не захотел разобраться в обстоятельствах дела. Полагает, что его действия в части похищения Х.А. необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 125-1 УК РСФСР, ибо это преступление он совершил не в составе организованной группы, а совместно с малознакомыми лицами. Просит смягчить ему наказание.

В дополнениях к жалобе от 20 мая 2002 года В. указывает, что с момента его задержания нарушались нормы процессуального закона. В ходе следствия на него оказывалось физическое и психологическое давление, путем незаконных методов принуждали к даче признательных показаний без участия защитника. Его защитник в лице адвоката Караголоева подписывал протоколы в интересах следствия. Опознания проведены, по мнению В., с нарушением ст. ст. 164 - 166 УПК РСФСР. По окончании предварительного следствия он не был ознакомлен с материалами дела. По делу были нарушены сроки следствия и содержания обвиняемых под стражей.

Судебное разбирательство было начато в нарушение ст. 236 УПК РСФСР, без ознакомления его с материалами дела.

По обвинению его по ст. ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ доказательств не добыто. Его пояснения не опровергнуты. Оружие у него не изъято. Обвинение построено на предположениях. Его пояснениям о том, что он добровольно отказался от "соучастия" в хищении Б.Е., не дана надлежащая оценка, как и непоследовательным показаниям потерпевшего. С точки зрения В., потерпевший Ш.О. также давал непоследовательные пояснения. По эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим Х., вина его не доказана.

Утверждает, что были нарушены требования ст. ст. 20 и 68 УПК РСФСР, не соблюдены требования ст. ст. 69 и 71 УПК РСФСР. Судебное разбирательство проведено односторонне, неполно.

Просит учесть его семейное положение.

Адвокат Асхабов А.А., выступающий в защиту В., в кассационной жалобе находит приговор незаконным и необоснованным. Считает, что в действиях его подзащитного содержится состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 127-1 УК РФ. В остальной части обвинения вина В. не доказана.

Просит В. по ст. ст. 209 ч. 2, 127 ч. 3, 226 ч. 4, 222 УК РФ "оправдать за отсутствием доказательств его вины в совершении преступлений, предусмотренных указанными статьями УК РФ", действия его по эпизоду похищения Х.А. с ч. 3 ст. 126 УК РФ переквалифицировать на ч. 2 ст. 125-1 УК РСФСР, исключив из обвинения эпизоды, связанные с похищением Б.Е. и Ш.О., снизить ему меру наказания.

В дополнениях к жалобе адвокат Асхабов А.А. указывает, что фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что его подзащитный, хотя и был знаком с отдельными лицами, обвиняемых в бандитизме, однако участником банды не был. Доводы В., что он не знал о существовании банды, не был ее участником, не опровергнуты. Отношения его с У., И., К. не имели цели совершения преступлений. Оружие, боеприпасы не изъяты, не установлены и не обнаружены. Доводы В., что он и его товарищи не имели оружия и боеприпасов к ним, не опровергнуты. Пояснениям потерпевших, что они видели у осужденных оружие, судом дана неправильная оценка. Пояснения Б.Е. о хищении его пистолета лицами, напавшими на него, носят предположительный характер. Кто его похитил непосредственно, Ш.О. пояснить не смог. Заявил, что оружие у него отобрали в момент похищения его самого. Адвокат считает, что суд необоснованно признал В. виновным в хищении оружия и боеприпасов в составе организованной группы.

Ссылаясь на показания В., адвокат излагает, что его подзащитный поехал 16 августа 1996 года со своими знакомыми И., У. и другими в г. Хасавюрт, которые ехали для "разборки" с кем-то. К. по их предложению тоже поехал с ними. О намерениях И. и других похитить Б.Е.В. узнал в момент похищения потерпевшего и отказался от участия в данном преступлении. Впоследствии У., боясь, что В. предаст огласке преступление, настоял, чтобы последний зашел в подвал, где содержался Б.Е., как гарантию, что он будет молчать о преступлении.

Адвокат делает вывод, что вывод суда об участии В. в похищении Б.Е. в составе организованной группы - ошибочен. Вывод суда об участии его подзащитного в похищении Ш.О. основан на предположениях.

Вывод суда о похищении Х.А.В. в составе организованной группы - необоснован. К лишению свободы Х.С.В. непричастен.

В кассационной жалобе осужденный К. указывает, что с решением суда он не согласен, считает его незаконным и необоснованным. Виновным себя в совершении преступлений не считает. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного следствия.

Адвокат Увайсова З.Б., выступающая в защиту осужденного К., в кассационной жалобе указывает, что в материалах дела нет доказательств, с достоверностью подтверждающих наличие у участников похищения Б.Е. и Х.А. огнестрельного или какого-либо другого оружия. Оружие в ходе предварительного следствия не изымалось, экспертиза на предмет его боеспособности не проводилась. Все обвиняемые в судебном заседании заявили, что не знали о создании У. бандформирования, похищение людей, в которых они участвовали, заранее не планировалось, роли между ними не распределялись. Считает, что вина его подзащитного в участии в банде не доказана. Не доказана его виновность в незаконном ношении, приобретении и передаче оружия, в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 ч. 3, 218 УК РСФСР, 226 УК РФ. Умысел К. на совершение разбойного нападения и похищения огнестрельного оружия не доказан.

Все действия К. свидетельствуют, по мнению адвоката, о том, что он добровольно отпустил Б.Е.

В судебном заседании в отношении К. была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, однако заключение экспертов исследовано не было.

Просит приговор отменить.

Осужденный Д. в кассационной жалобе указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. По его мнению, в суде "полностью выяснилось об отсутствии доказательств его виновности в совершении преступлений". Было достаточно оснований "вынести в отношении него оправдательное решение". Просит приговор отменить, дело в отношении него прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В кассационной жалобе адвокат Цахаев Ц.Г. -Г., выступающий в защиту осужденного Д., указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. Расследование по делу органами следствия проведено односторонне, в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР. Судом оставлены без оценки установленные в судебном заседании обстоятельства дела, опровергающие выводы следствия о виновности его подзащитного. Адвокат ссылается на то, что в ходе следствия были применены недозволенные методы, физическое воздействие для получения признательных показаний, от которых осужденные отказались. Полученные на следствии доказательства, в этом случае, не имеют юридической силы. Суд личностные данные Д. оставил без оценки, а также состояние его здоровья, которые, как полагает адвокат, исключали возможность участия Д. в вооруженной устойчивой группе У.

Просит приговор в отношении Д. отменить, дело направить на новое расследование со стадии предварительного следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина И., В., К. и Д. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, из показаний потерпевшего П. следует, что он с председателем АО "Дагагропромстрой" Г. на служебной автомашине "ГАЗ-31029" под управлением водителя И.Р. 23 ноября 1995 года возвращался из города Грозного в город Махачкалу. Примерно в 16 часов при подъезде к плотине на окраине села Герзель Гудермесского района Чечни дорогу им преградила автомашина "УАЗ-469" без госномерных знаков, стоявшая поперек проезжей части, возле которой стояли 6 мужчин в камуфляжной форме, вооруженные автоматическим оружием, пистолетами. Эти люди остановили их машину. И.Р. направился к ним, предъявляя документы. Однако двое из тех мужчин затолкали И.Р. в свою автомашину; еще двое сели в их машину "ГАЗ", угрожая автоматами, приказали не дергаться и не сопротивляться, надели на его (П.) и Г. головы спортивные шапки. После этого их, как он понял, повезли в направлении сел Аллерой и Центрой. Примерно через полчаса езды их пересадили в автомашину белого цвета без государственных номерных знаков. Привезли в село Майртуп Курчалоевского района, где всех троих поместили в одну темную комнату дома с небольшим двориком, посередине которого стоял столб с приделанными к нему наручниками. Под утро 25 ноября к ним в комнату зашел человек в маске на лице, стал их раздельно допрашивать, выяснять служебные дела, связи с руководством Республики Дагестан.

Потом этот мужчина вновь зашел к нему (П.), стал говорить, чтобы он поехал за деньгами и привез им к определенному сроку 200 тысяч долларов США. Он отказался от этого, предложил отпустить с этой целью Г., а его оставить в заложниках. Тот ушел. Утром Г. и водителя И.Р. отпустили, а его (П.) оставили в заложниках. Охраняемый по ночам двумя вооруженными людьми он просидел в этой комнате до 1 декабря 1995 года. Двери были железными, запирались на два замка.

1 декабря 1995 года примерно в 14 часов четверо мужчин в масках вывели его на улицу, одели на него наручники, на лицо маску, привезли в Урус-Мартан, где высадили из машины. Там его ожидал Г., который рассказал ему, что за это время он собрал у своих и его родственников 200 тысяч долларов США в качестве выкупа за их освобождение, отдал деньги похитителям.

На первом же допросе в ходе предварительного следствия П. заявил, что он сможет опознать четверых лиц из тех, кто их похищал и охранял поочередно в доме, подробно описал их приметы.

При предъявлении в числе других лиц потерпевший П. опознал И., как одного из участвующих в их похищении лиц, напавших на них 23 ноября 1995 года и охранявших в последующие дни в доме в селе Майртуп.

В судебном заседании П. утверждал, что указанные им обстоятельства соответствуют действительности, он давал на следствии и в суде достоверные показания, никаких оснований оговаривать И. у него нет, ранее его он не знал, никаких отношений с ним не имел.

Пояснил, что при нападении на них от автомашины "УАЗ" подошел И., сел на место водителя в их машину. В пути следования И. при попытке его (П.) шевельнуться приказывал ему сидеть спокойно; говорил, чтобы он не сопротивлялся, иначе грозился его убить. При нахождении его в Майртупе он (П.) просил позвать старшего. К нему пришел И. Последний всегда был вооружен пистолетом. Во время похищения и после И. с ними всегда разговаривал на русском языке. Охраняя его, И. был без маски. Последнего он заполнил хорошо.

Потерпевший Г. в ходе предварительного следствия показал, что при нападении на них 23 ноября 1995 года водителя И.Р. завели в машину "УАЗ", а к нему и П. с обеих сторон сели двое и приказали не сопротивляться, сидеть смирно. Он даже не успел опомниться, как ему на голову одели темный колпак типа спортивной шапки. Потом их куда-то повезли. Ехали примерно полчаса. Затем их пересадили в другую машину, вновь везли. Приехали в село, где их высадили, поместили в темную комнату дома, его приковали наручниками. Под утро 25 ноября 1995 года в комнату зашел мужчина в маске, забрал его в другую комнату, стал выяснять его служебные дела, какие работы они выполняют, их объем, какую сумму он имеет от строительных работ, с кем из руководства Дагестана имеет отношения. Тот же человек на ту же тему беседовал с П. и водителем.

Потом мужчина стал требовать, чтобы он говорил в видеокамеру, что он (Г.) должен им огромную сумму в иностранной валюте. Он отказался это делать. Тогда его вывели во двор, поставили к столбу, где были прикованы наручники, стали угрожать убийством, издевались над ним, инсценировали его расстрел. Если им не нравились его ответы, они передергивали затворы автоматов, говорили, чтобы он прощался с жизнью. Затем один из них сказал, что за их (потерпевших) выкуп надо 2 млн. долларов США. Он стал объяснять, что таких денег нет. Потом договорились на 200 тысяч долларов США. Ведущий с ним эти переговоры сказал, что отпустят за деньгами водителя и П. Однако через некоторое время тот вновь зашел к нему и сказал, что П. без него ехать отказался, а потому они отпустят его (Г.) и водителя. Надели на него колпак, на руки наручники и вместе с И.Р. повезли на машине. Недалеко от села Новогрозный его высадили и поставили условие, что если он через 10 дней не привезет 200 тысяч долларов, то П. они убьют, в этом будет виновен он. Заставили эти слова повторить с применением видеосъемки, договорились о встрече 1 декабря 1995 года с условием, что с деньгами он прибудет один.

По приезде домой он с помощью своих и родственников П. собрал 200 тысяч долларов США и 1 декабря 1995 года в условленном месте у села Аллерой передал эти деньги подъехавшим к нему на автомашине "ВАЗ-2106" белого цвета без номеров людям. Было их четверо, все они были вооружены, в масках.

После этого он дождался П. и вместе с ним добрался до дома.

Служебная автомашина, на которой они ехали 23 ноября 1995 года, напавшими на них лицами была похищена.

Из показаний потерпевших П. и Г. видно, что со слов похитивших их лиц им известно, что похитить их (потерпевших) они намеревались давно, длительное время следили за ними, несколько раз пытались это делать, однако этого не удавалось раньше, всегда что-то мешало.

Из данных ОАО "Дагагропромстрой" следует, что балансовая стоимость автомашины "ГАЗ-31029" госномер <...>, похищенной в ноябре 1995 года, составляла 39236 рублей.

Осужденный И. пояснил в судебном заседании, что руководителем и организатором похищения Б.Е. был У. У последнего были с Б.Е. "разборки". Он (И.) не знал, что они едут в г. Хасавюрт с целью похищения Б.Е. и получения за него выкупа. Об этом узнал в момент похищения этого потерпевшего, 16 августа 1996 года, при этом сам он стоял в стороне, возле автомашины, активных действий в похищении Б.Е. не совершал. Указал, что Б.Е. они похитили возле автозаправки г. Хасавюрта. При этом были, кроме него и названного им лица, еще В., К., О. Оружия у них не было. Похищение ими Б.Е. осознал, когда последнего привезли к нему домой. По просьбе названного им лица он (И.) некоторое время держал у себя дома Б.Е., но не в подвале и не в наручниках. Сам с Б.Е. он не общался. С потерпевшим разговаривали приезжавшие У. и О. Потом Б.Е. от него увезли и сказали, что отпустили.

Осужденный В. пояснил в суде, что 16 августа 1996 года он ехал с К. домой, в районе села Кошкельды встретили ехавших на машинах У., И., О. и еще с ними парней. У. объяснил им, что они едут в г. Хасавюрт с кем-то разобраться, предложил поехать с ними. Они согласились. На трех машинах приехали в г. Хасавюрт. Там У. с парнем по имени Магомед куда-то отъехали. Через некоторое время им поступил сигнал и все они поехали в сторону кладбища, остановились у автозаправочной станции. Стояли там 20 - 30 минут. Потом с рядом находившейся организации выехала автомашина. Ей навстречу на своей машине "Мерседес" выехал У.Ш. и парень по имени Магомед решали, что делать с человеком, как впоследствии оказалось, Б.Е.У. объяснил, что того надо похитить. Он (В.) отказался это делать. Однако Б.Е. похитили. По дороге у него (В.) с У. произошла ссора, при которой последний упрекнул его в проявлении слабости при похищении Б.Е. В связи с этим он (В.) у села Османюрт остановил машину, вышел из нее и предложил тому ехать дальше самому. По приезде домой от К. узнал, что похитители Б.Е. вместе с последним поехали в село Майртуп. Через несколько дней его пригласили приехать в то село. Чтобы он о происшедшем не сообщил в соответствующие органы, У. предложил ему зайти в комнату, где содержался Б.Е., что он и сделал, показался потерпевшему в числе похитивших его лиц. Потом слышал, что Б.Е. из дома И. перевели в другой дом и он оттуда сбежал, в чем ему помог К.

Дав в суде аналогичные показания, осужденный К. указал, что после похищения Б.Е. они повезли его в Чечню. Он вышел из машины по дороге в селе Энгельюрт. Потом он ездил с В. в село Майртуп, заходил в дом И., где содержался Б.Е., разговаривал с ним. Тот утверждал, что никому ничего не должен.

Признал, что принимал участие в похищении Б.Е., похитили его на машине, которой управлял он (К.), по указанию У. охранял в доме Д.Б.Е., откуда отпустил этого потерпевшего.

Однако из показаний потерпевшего Б.Е. следует, что 16 августа 1996 года примерно в 14 часов он ехал на своей машине со стороны ПМК г. Хасавюрта. Увидел у стоявшей автомашины "Мерседес" мужчину по имени "Шах". Остановился, поздоровался с ним. Тот подошел к нему, сказал, что искал его. К ним подъехали две автомашины марки "ВАЗ" красного и белого цветов. Он (Б.Е.) обернулся и в тот момент "Шах" нанес ему удар ногой в область паха, отчего он согнулся. Из подъехавшей автомашины выскочили четверо мужчин, которые стали избивать его руками и ногами; к ним присоединились еще трое мужчин из второй машины, которые тоже наносили ему удары по всем частям тела. Один из мужчин нанес сильный удар ногой в живот, отчего образовалась гематома, второй ударил по голове предметом, как он считает, рукояткой пистолета. Затем его скрутили, насильно затолкали на заднее сиденье автомашины "ВАЗ-2106", накинули ему на голову целлофановый пакет, мешок из материи. Примерно час они ехали без остановки. Потом где-то его пересадили в другую автомашину. В пути ему сказали, что его освобождение будет стоить 2 млн. долларов США. Привезли его в какое-то селение, завели в одну из комнат двухкомнатного дома. В комнате было темно, стояла железная кровать, оборудованная наручниками. Его уложили на кровать, надели на обе руки наручники, которые прикрепили по бокам кровати. Днем его держали на одном наручнике, прикрепленном к кровати, а ночью надевали наручники и на вторую руку. Во двор его не выводили. Ночью и днем его охраняли вооруженные автоматами и пистолетами люди, по два - три человека, которые участвовали и в его похищении. Требовали, чтобы он написал домой письмо с просьбой выплатить за его освобождение 2 млн. долларов США. В противном случае угрожали его убить. Примерно через полторы недели ему сказали, что его везут в село Хошгельды. Проездив примерно час, его водворили в подвал другого дома в том же селении Майртуп. В этом подвале наручники были прикреплены к потолку, к одному из которых пристегнули его руку. Затем в подвал поставили железную кровать с наручниками, к ним пристегнули его руки. Охраняли его хозяин дома, другие лица. В течение всего времени его заставляли писать записку родным для уплаты за него выкупа. Он отказывался это делать, объясняя, что таких денег нет. Ему говорили, чтобы деньги он взял на свое освобождение в долг, угрожали убить, демонстрировали при этом оружием. Он страдал кишечным заболеванием. Из-за его жалоб на плохое состояние здоровья, чтобы он меньше их беспокоил ночью, его охранники не стали закрывать дверь подвала. Один из охранников, который обычно находился в котельной, крепко засыпал. Он решил этим воспользоваться. В ночь на 5 сентября 1996 года, когда его охранял тот мужчина, попросил его немного ослабить наручники, принести воды и мыло, что тот сделал. Дождавшись, когда охранник крепко заснул, он намылил свободной правой рукой кисть левой руки, освободил ее от наручника, вышел из подвала на улицу и убежал оттуда.

Потерпевший Б.Е. пояснил в суде, что при его захвате у него были при себе табельное оружие, портмоне с долларами США. Похитившие его лица забрали у него оружие и портмоне. Указал, что в его (Б.Е.) похищении принимали участие И., В., К., Д. и другие лица, они же охраняли его, требовали с него выкуп. У всех у них, в том числе и у Д., было огнестрельное оружие. И. заставлял его быстрее писать записку домой, чтобы уплатили выкуп. Говорил, что ему нужны деньги на постройку дома. Б.Е. утверждал в суде, что показания К. о том, что последний отпустил его, неверные. На следствии он описывал похитивших его лиц, опознал названных им осужденных, совершивших в отношении него изложенные им действия.

Свои показания потерпевший Б.Е. подтверждал на очных ставках, в том числе с И.

И. на очной ставке с Б.Е., при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого с участием своего защитника и переводчика (л.д. 103 - 105, 106 - 107, 116 - 118 т. 1) подтверждал показания Б.Е.; по обстоятельствам похищения последнего, участия в нем В., К. и других лиц давал подробные показания, указывал, что у потерпевшего действительно было взято оружие - пистолет.

Подробные показания по обстоятельствам похищения Б.Е., об участниках этого преступления, в том числе и о себе, о том кем и как разрабатывался план похищения этого потерпевшего, о наличии у них автоматов и пистолетов при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого с участием защитника давал осужденный В. (л.д. 166 - 177, 197 - 202 т. 1).

С показаниями потерпевшего Б.Е., а также с отмеченными выше показаниями на следствии И. и В. согласуются пояснения К. в качестве подозреваемого и обвиняемого, данные им на допросах с участием адвоката (л.д. 133 - 139, 153 - 158 т. 1).

По эпизоду обвинения, связанному с потерпевшими Х. и Х.А., осужденный И. пояснил в суде, что Х.А. привезли в село; тот же человек, организовавший похищение Б.Е., сказал ему, что Х.А. должен пожить у него. Узнал, что Х.А. похищен из-за каких-то долговых отношений. При нахождении в его доме Х.А. последнего охраняли другие лица, в частности, О., он же к потерпевшему не заходил и не охранял его. По вопросу освобождения Х.А. к нему (И.) домой приезжали старейшины из города Хасавюрта, родственники потерпевшего. В его (И.) отсутствие к Х.А. приходил Шамиль, которому тот задолжал деньги. Х.А. содержался в его доме примерно 17 - 18 дней, а затем куда-то увезли. Видел во дворе дома У. сына Х.А. После ему стало известно, что жена Х.А. вернула долг мужа и отдала автомашину, на которой потом ездил У.

Осужденный В. показал в суде, что в похищении Х.А. он принимал непосредственное участие. Вместе с ним это делали К., двое парней, с которыми их свел ранее ему знакомый парень, еще парень по имени Азиз. Г.А. на похищение Х.А. ехал за ними на другой машине. Г.А. часто приезжал в село Майртуп к У. Похитить Х.А. была идея Г.А. Вначале он сам намерен был похитить Х.А., а их просил помочь "выбить" у последнего деньги. Потом сказал, что этого сам не сможет сделать. Договорились, что похитят Х.А. они. У. выбрал для этого К., поскольку последний был должен ему деньги. С К. должны были ехать другие лица. Он (В.) сам согласился ехать с К.

В. признал в судебном заседании, что Х.А. они похитили на АЗС, расположенной на трассе "Хасавюрт - Бабаюрт". Забрали они его оттуда насильно, посадили в автомашину. У Азиза был пистолет. Привезли они Х.А. в село Майртуп, у въезда которого их встретили У. и О., которым они сообщили о похищении Х.А. Знал, что Х.А. содержался в доме И. Через некоторое время вместо Х.А. удерживался сын последнего - Х. За освобождение мужа и Х. жена Х.А. заплатила 150 тысяч долларов США и автомашиной. Выкуп за них получал У.

Показания В. подтвердил в суде осужденный К., признав, что принимал участие в похищении Х.А.

Из показаний потерпевшего Х.А. на следствии, исследованных судом в связи с его смертью, видно, что примерно в 8 часов 2 сентября 1996 года он находился на автозаправке. Возле него резко остановилась автомашина "ВАЗ-2106" белого цвета. Из нее выскочили двое мужчин, как после узнал, К. и В., скрутили ему руки, В. приставил ему к боку пистолет "ТТ", стали заталкивать его в свою автомашину. Он начал сопротивляться, тогда В. произвел из пистолета несколько выстрелов в воздух. Посадили его в машину на заднее сиденье. Слева от него сел К., справа - В. Он хорошо видел этих лиц, а также водителя и сидящего рядом с ним на переднем сиденье пассажира. Последний был вооружен автоматом Калашникова. Кроме того, видимо, пугая, показывал ему ручные гранаты, чтобы он не делал лишних движений. По дороге эти лица говорили ему, что он должен кому-то большие деньги, нужно поехать и разобраться. К. по рации кому-то доложил, что "операция завершена".

У фермы села Аксай водителя и пассажира рядом с последним сменили двое других.

Его лицо закрыли полотенцем, повезли в Чечню в сопровождении автомашины "ВАЗ-2106". Там его поместили в селе Майртуп в дом И., где его содержали полтора месяца. Он постоянно был прикован к кроватной сетке наручниками. И. и другие лица следили за ним. К нему заходили В., К., избивали его и требовали, якобы, спрятанные им деньги. Приходил мужчина, который представился У., сказал, что его (Х.А.) дело находится у него в производстве, требовал деньги. В это время этот человек, К., В. и другие с ними лица сильно его (Х.А.) избили. Через несколько дней явился О., требовал с него долг два миллиона долларов США, хотя он его видел впервые и денег у него не занимал.

Потом его (Х.А.) перевели в другой дом в том же селении, к мужчине по имени Диди, у которого он находился семь месяцев в специально приспособленном под камеру помещении, в наручниках, под замками. Этот мужчина кормил его один - два раза в неделю водой и ломтиком хлеба, приковывал его к двери, обливал его водой и не давал ему возможности высохнуть. Лежал он на полу без всяких на то постельных принадлежностей. По приказу У.И. и Диди, хозяин дома, неоднократно снимали его на видеокамеру, когда он просил членов своей семьи вызволить его из этого плена за деньги. Диди избивал его, издевался над ним, как оказалось после, это был Д.

Примерно в мае 1997 года на автомашине "Мерседес" к У. в село Майртуп приехал его (Х.А.) сын - Х. Сын с автомашиной остался в заложниках, а его (Х.А.) отпустили. Когда он находился дома, а сын - в неволе, двоюродному брату и жене передали видеокассету с требованием выкупа за сына в размере 2 млн. долларов США. На этой кассете был снят момент, когда сына привязали к дереву вверх ногами и избивали.

Потерпевший Х. пояснил в суде, что о похищении отца - Х.А. он узнал 4 сентября 1996 года, занялся его поисками.

17 мая 1997 года его поменяли на отца, он сам добровольно остался в заложниках вместо отца в подвале дома Д. Там его держали взаперти, на улицу не выводили, по нужде приносили ведро. В плену в общей сложности он находился более 6 месяцев. Там его охраняли Д., И. и другие лица. 22 сентября его вывезли в лес и избили. И. присутствовал при его избиении, сам его бил, при этом два раза затушил сигарету на его ноге. И. охранял его с оружием в руках. Во время его избиения присутствовали В., К., били ли они его, не знает, так как ему завязали глаза.

Несколько раз в переговорах с его матерью о выкупе за освобождение отца участвовали К. и В.

При освобождении отца за это похитителям было выплачено 60 тысяч долларов США, передана была автомашина "Мерседес". 22 ноября 1997 года его мать отдала У. 150 тысяч долларов США, после чего он (Х.) был освобожден. Когда его забирала мать, во дворе дома У. видел К. и В.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения подтверждается показаниями свидетеля Д.Б. и другими материалами дела.

Потерпевший С. пояснил в судебном заседании, что 3 марта 1998 года он с А. следовал на автомашине в г. Грозный. В пути между селом Новогрозненское и городом Гудермесом, перегородив дорогу автомашиной, их вынудили остановиться люди, которые были на автомашинах "ВАЗ-2106" и "ВАЗ-2109". Из них вышли мужчины в масках, вооруженные автоматами, подошли к нему, натянули ему на лицо маску, посадили его в свою машину "ВАЗ-2106", повезли в сторону Гудермеса, приказав молчать. Потом они вывезли его в лесной массив между селениями Шали и Курчалой, поставили на колени перед человеком, которого он узнал. Это был У., которого он хорошо знал. Его (С.) стали избивать ногами, резиновой дубинкой, отчего он потерял сознание. Когда пришел в себя, И. снял с него маску. С ним стал говорить У., рядом находился И., которого он (С.) тоже знал. Их разговор записывали на видеокамеру. У. сказал ему (С.), что за его голову им кто-то пообещал 100 тысяч долларов США, но если он заплатит им 50 тысяч долларов США, то они отпустят его и помогут наказать заказчиков его убийства. Он согласился на это предложение. Тогда его похитители захотели, чтобы он поклялся на Коране, что в течение месяца выплатит им эту сумму. Для этого с Кораном к нему подошел Д. Требование произнести клятву он выполнил. Потом его отпустили и он уехал к себе. Через некоторое время в его селе появилась видеокассета с записью его избиения. От У. приходили люди и требовали выдать им деньги.

Потерпевший А. в суде подтвердил факт похищения С., указав, кроме того, что на него (А.) вооруженные оружием люди одели наручники, на лицо натянули спортивную шапку, положили на заднее сиденье автомашины и куда-то увозили. Ехали они примерно час. Потом машина остановилась. Он оставался в ней в том же положении. Часа через два с него сняли маску и наручники. Потом пришел С. и они поехали домой.

Указал, что все те люди были с автоматами.

Факт похищения несовершеннолетнего Т. подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей К.Р., А.Д., З., из которых видно, что примерно в 14 часов 23 июля 1998 года они возвращались с речки Койсу домой в село Кандаураул. Дорогу им преградила автомашина "ВАЗ-2106" белого цвета, из которой вышли двое мужчин. Один из них вытащил пистолет, предупредил, чтобы они не двигались, иначе он будет стрелять. Схватили Т., посадили его в машину, надели на голову спортивную шапку и увезли с собой.

Из показаний Т. следует, что машину похитителей он видел раньше, еще когда находился на речке, она стояла у лесополосы возле деревьев.

После того, как его затолкали в машину, они ехали примерно час, потом его пересадили на другую автомашину "ВАЗ" красного цвета. Проехали на ней несколько километров. Затем его вели пешком по лесистой местности. На поляне с него сняли маску. С ним оставались двое из первой машины, у одного из которых был пистолет и граната. Потом они двигались несколько часов пешком. Прибыли в чеченское село. Оттуда его на машине "ВАЗ-2106" белого цвета отвезли в лес, где находилось много людей. Там его посадили в машину "Ландкраузер" и доставили в село, где подвезли к дому, спустили его в подвал. Там он находился под охраной. Затем его поместили в какую-то семью, где его продолжал охранять тот же человек.

Через какое-то время тот охранник отвез его на берег речки, высадил из машины, сказал, чтобы он перешел речку, там его встретит отец. Так и произошло.

Один раз по приказу охранника он писал письмо отцу, чтобы тот забрал его (Т.) из подвала.

При допросах на следствии потерпевший Т. подробно описывал похитивших его лиц, лицо, охранявшее его. Утверждал, что охранник вооружен был пистолетом Макарова, командовал другими, знал, когда за ним приедет отец.

В суде Т. утверждал, что в ходе следствия ему предъявляли лиц на опознание, среди которых он опознал И., который охранял его в подвале, а потом - в какой-то семье. Подтвердил свои показания на следствии, указал, что они являются достоверными.

Свидетель Т.М. - законный представитель Т. показал в суде, что в июле 1998 года был похищен его 12-летний сын Т. В ходе поисков сына на территории Чечни двое парней сообщили ему, что Т. "продали" ваххабитам, для освобождения мальчика надо заплатить 500 млн. (неденоминированных) рублей. В ходе переговоров эту сумму денег снизили до 350 млн. рублей, которые он выплатил 28 сентября 1998 года, после чего сына освободили.

Потерпевший Д.К. в судебном заседании показал, что 15 сентября 1998 года он на принадлежавшей ему автомашине с Б.К. ехал в Чечню из города Хасавюрта. В районе моста у селения Герзель их остановили трое парней, вооруженные автоматами и пистолетами, которые стояли возле автомашины джип "Ландкраузер", представились работниками департамента государственной безопасности, сразу схватили их, посадили в свою машину, связали им (потерпевшим) вместе руки и повезли. Привезли в одно село, где пересадили на другую автомашину, накинули ему на голову мешок и отвезли, как после ему стало известно, в село Майртуп. Там его и Б.К. поместили в подвал, где удерживали их два с половиной месяца. В это время их заставляли писать родным записки с просьбой заплатить за их освобождение выкуп. Один раз его с таким обращением записывали на видеокамеру. Другой раз с завязанными глазами вывозили куда-то, где били руками, ногами и дубинками.

После выплаты братом Магомедом 15 тысяч долларов США 10 декабря 1998 года его освободили. Потом родственники Б.К. заплатили за освобождение последнего 12 тысяч долларов США, после чего освободили и того.

Д.К. утверждал в суде, что среди похитивших его и Б.К. людей был И. Когда они находились в яме-подвале, к ним спускался И.

Вина И. подтверждается показаниями свидетеля Д.М., отраженными в приговоре.

Из показаний потерпевшего И.И. следует, что около 12 часов 23 октября 1998 года он пошел из дома в школу. Во дворе школы N 1 города Хасавюрта Республики Дагестан к нему подъехала автомашины "Жигули, семерка" темно-красного цвета. Сидевший на заднем сиденье этой автомашины парень открыл дверь, схватил его и затащил в салон машины, уложил на пол лицом вниз. После этого сразу машина рванулась и быстро поехала. Примерно через полчаса его привезли в какое-то селение, привели в дом, а потом посадили в подвал другого дома. Из подвала его не выпускали, охраняли мужчины, которые назвались именами Марат и Мовсур. Однажды с Маратом пришли другие мужчины, одни из которых в левую руку сделали ему укол, отчего он уснул. Когда проснулся, увидел, что мизинец левой руки у него перебинтован. Мовсур объяснил ему, что убрали ноготь. Затем его увели в дом, где он жил с толстым мужчиной. Через некоторое время оттуда его привели в какой-то дом, повезли в горы, где он жил в пещере. Охраняли его и других с ним лиц люди, вооруженные автоматами. Потом его освободили, его встретили отец и родственники.

При допросе на следствии И.И. описывал лиц, похитивших и охранявших его.

В числе других лиц при предъявлении на опознание потерпевший И.И. опознал И., как лица, у которого он содержался в плену, тот приходил в комнату и подвал, где удерживали его.

Законный представитель потерпевшего - И.А. показал в суде, что его 9-летний сын был похищен, он вел переговоры об его освобождении с людьми, приехавшими с автоматами и пулеметами, среди которых был И. Ему сказали что за освобождение сына необходимо уплатить 1 млн. долларов США. Такую сумму заплатить он не мог, об освобождении сына с ними не договорился. После этого приезжавший с И. человек звонил ему и угрожал, что он может остаться без сына, его брату - А.С. передал видеокассету с демонстрацией отрезанного у сына пальца.

Аналогичные показания на следствии дал свидетель С.А.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у И.И., 1989 года рождения, отсутствуют средняя и ногтевая фаланги 5-го пальца левой кисти, их ампутация могла образоваться в срок и при обстоятельствах, изложенных потерпевшим, это повреждение вызвало стойкую утрату трудоспособности и по этому признаку квалифицируется как повлекшее средний вред здоровью.

Потерпевший Ш.А. показал в судебном заседании, что примерно в 22 часа 9 августа 1999 года на своей автомашине он и встреченная им в тот день девушка отдыхали на природе в районе между г. Хасавюртом и селением Кандаураул. На него набросились трое мужчин, вытащили из автомашины, обмотали тело скотчем, затолкали на заднее сиденье его же автомашины и повезли.

Через некоторое время остановились, пересадили его в другую машину, вновь везли. Потом развязали скотч, на голову ему натянули майку и повели его пешком. В каком-то селе завели в дом, где он оставался с двумя похитителями - охранниками, а третий в то время уходил. По его возвращении его (Ш.А.) спешно посадили в автомашину и перевезли в другой дом того же селения, где удерживали до 11 августа 1999 года. Взяли у него домашний адрес, номера домашнего и рабочего телефонов, делали ему уколы, несмотря на его сопротивление. Из этого дома на разных машинах его перевозили еще в разные места, выясняли наличие у его родителей денег, избивали его. Напомнили ему случай в феврале 1999 года, когда за его машиной гнались люди на автомашине, но им не удалось его догнать. Еще тогда его хотели похитить. Потом двое мужчин, один в камуфляжной, другой в гражданской одежде привели его в темный подвал, где включили освещение. В мужчине в камуфляжной форме он узнал В. Последний в том подвале приковал его к трубе цепями, спрашивал, имеются ли у него родственники в Чечне. Сын хозяина дома, в подвале которого его держали, сказал, что его (Ш.А.) перевезут к парню, называл того "Бази". В подвале он (Ш.А.) содержался по 2 декабря 1999 года. В Чечне начались боевые действия. Сын хозяина дома перевез его в горное село, где его поместили в подвал, в котором он находился 4 месяца. Когда в тот дом попал снаряд, его перевели в лес, там его охранял племянник В.

25 февраля 2000 года он (Ш.А.) был освобожден российскими военными.

Вина В. по этому эпизоду его обвинения подтверждается также изложенными в приговоре показаниями свидетеля Ш.В., утверждавшего, что при похищении сына были похищены два пистолета - сына и охранника.

Осужденный И. в суде пояснил, что разбойное нападение на Ш.С. он не совершал. Последнего он знал с 1991 года. На том месте, где У. разбирался с Ш.С., оказался случайно. У. забрал у Ш.С. автомашину из-за автоматов, которые тот должен был У. В машину "ГАЗ-31029" из автомата он (И.) не стрелял.

Однако из показаний потерпевшего Ш.С. следует, что в тот день 1998 года он на своей автомашине "Мерседес", а его друзья Лечи и Хамид на автомашине "ГАЗ-31029" поехали в Чечню. В пути у селения Мескеты Гудермесского района он стал устранять неисправность в своей машине. В это время к ним подъехала автомашина джип "Ландкраузер", из которой вышли У. и И. Он поздоровался с ними. У. сказал ему сесть в их машину, что он и сделал. У. вытащил пистолет Стечкина и произвел из него несколько выстрелов у его (Ш.С.) уха в открытое окно машины. Он возмутился этими действиями У.И. начал стрелять из автомата в автомашину "ГАЗ-31029", выпустил обойму рожка. Затем И. взял другой автомат и хотел стрелять в ту же машину, но он (Ш.С.) помешал ему это сделать. Тут он (Ш.С.) потерял сознание, пришел в себя в больнице г. Хасавюрта. На дороге сзади его, как он считает ударили пистолетом по голове.

После тех событий Лечи и Хамид сказали ему, что его автомашину "Мерседес", которую он (Ш.С.) купил за 10 тысяч долларов США, забрали У. и И.

Эту свою машину "Мерседес" он больше не видел.

С лицом, у которого он купил эту машину, никаких споров, конфликтов у него не было.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины И., В., К. и Д. в совершении ими по вмененных им эпизодам обвинения указанных в приговоре преступлений.

И. по ст. ст. 126 ч. 3, 127 ч. 3, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, 218.1 ч. 3 УК РСФСР, В. по ст. ст. 126 ч. 3, 127 ч. 3, 209 ч. 2, 222 ч. 3, 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ, К. по ст. ст. 126 ч. 3, 127 ч. 3, 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, 218.1 ч. 3 УК РСФСР, Д. по ст. ст. 126 ч. 3, 127 ч. 3, 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ признаны виновными и осуждены судом правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы с достаточной полнотой, всесторонне, объективно.

Не доверять показаниям потерпевших у суда оснований не было. Как на предварительном следствии, так и допрошенные в судебном заседании потерпевшие давали последовательные показания. Противоречий в их пояснениях не имеется. Показания потерпевших по эпизодам обвинения каждого осужденного подтверждаются другими доказательствами по делу.

Самооговора осужденных, оговора их друг другом, оговора их со стороны потерпевших и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Показания осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им, а также другим доказательствам по делу при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства по каждому эпизоду согласуются между собой, каждое из таких доказательств соответствует другим фактическим данным происшедших событий.

Указанные в жалобах доводы о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия проверялись, свидетельствующих об этом данных по делу не установлено, как не нашедшие своего подтверждения, эти доводы судом обоснованно отвергнуты.

Доказательства, установленные по делу фактические обстоятельства совершенных преступлений позволили суду сделать обоснованный вывод о том, что лицом, в отношении которого уголовное дело в связи с его розыском выделено в отдельное производство, была создана организованная, устойчивая вооруженная группа в целях совершения преступлений, нападения на граждан, похищения их из корыстных побуждений. В эту банду для совершения преступлений были вовлечены осужденные И., В., К., Д., которые в этой организованной, устойчивой вооруженной группе лиц, в разных составах лиц этой банды совершили указанные в приговоре по эпизодам их обвинения преступления.

Суд правильно признал и указал в приговоре, что о наличии банды, в совершении преступлений которой принимали участие И., В., К. и Д., свидетельствуют стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, вооруженность этой организованной, устойчивой группы лиц огнестрельным оружием, согласованность действий членов этой группы, преступления которой были заранее спланированы, между ее членами роли распределены. Объекты для нападения выбирались заранее, о них собиралась информация.

Эта группа лиц для совершения преступлений была обеспечена автотранспортом, оснащена техническими средствами связи - рациями, использовались маски для лица. Заранее были подготовлены специально оборудованные места для удержания похищенных потерпевших до получения за их освобождение выкупа, с четко налаженной вооруженной охраной. В целях достижения этой преступной цели к похищенным и их близким принимались одни и те же приемы физического и психического насилия, морального на них воздействия.

Эта банда существовала длительное время, ею совершено много преступлений.

Отмеченные выше обстоятельства осужденные И., В., К. и Д. знали; они сознавали, что совершают преступления в составе банды, принимают участие в преступлениях, совершаемых бандой, это охватывалось их умыслом.

Доводы жалоб о том, что И., В., К. и Д. не совершали преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ, об отсутствии у них организованной группы; утверждения: И. и его защитника Магомедова М.О. о незаконности и необоснованности осуждения И.; В. и его защитника Асхабова А.А. о том, что от похищения Б.Е.В. отказался, за исключением эпизода с Х.А. к другим преступлениям он непричастен, о недоказанности его вины в их совершении; К., Д. и их защитников Увайсовой З.Б., Цахаева Ц.Г. о том, что К. и Д. преступлений не совершали, доказательства вины этих осужденных в совершении преступлений отсутствуют; ссылки защитника Увайсовой З.Б. на то, что К. добровольно отпустил Б.Е., несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти версии проверялись, они опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Рассмотрение дела без допроса Б.К. и И.Р., о чем указывает И. в своей жалобе, местонахождение которых не установлено, само по себе необнаружение у осужденных оружия не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, при наличии приведенных в приговоре доказательств не повлияло и не могло повлиять на выводы суда о виновности осужденных в содеянном.

Все осужденные были задержаны спустя длительное время после совершения ими установленных приговором суда преступлений.

Срок содержания осужденных под стражей и срок предварительного следствия по делу продлевался в установленном законом порядке, в соответствии с требованиями закона, действующего на момент принятия этих решений (л.д. 31 - 114 т. 6). Срок следствия по делу был продлен до 5 июня 2001 года. Требования ст. 201 УПК РСФСР были выполнены, составлено обвинительное заключение и утверждено прокурором Республики Дагестан в этот срок.

Как видно из протоколов предъявления обвиняемым и их защитникам материалов дела (л.д. 19 - 40 т. 8), требования ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР были соблюдены. Обвиняемым и их защитникам для ознакомления были предоставлены все материалы дела. Из протокола этого следственного действия видно, что по окончании ознакомления с материалами дела В. заявил, что с материалами дела он ознакомился в полном объеме. Совместно с адвокатом им было заявлено ходатайство, которое было разрешено в установленном законом порядке. Из протокола о предъявлении обвиняемому И. и его защитнику в лице адвоката Магомедова М.О. материалов дела следует, что это следственное действие проводилось с участием переводчика. И. и его защитник с материалами дела знакомились совместно. В протоколе отражено, что, ознакомившись с материалами дела, от подписи об этом И. отказался. Адвокатом Магомедовым указано, что с материалами дела он ознакомился. Им было заявлено ходатайство, в том числе изложенное на 5 листах, разрешенное следователем в установленном законом порядке. Замечаний, заявлений по поводу объективности проведения этого следственного действия, участия переводчика на следствии И. и его защитник Магомедов М.О. не приносили. От получения обвинительного заключения на чеченском языке И. отказался (л.д. 21 т. 9), что признал в суде. Судебное заседание проведено с участием переводчика. Ходатайств об ознакомлении его с материалами дела при поступлении дела в суд В. не заявлял, заявлений по этому поводу в судебном заседании от него не поступало. По вступлении адвоката Магомедова М.О. в судебное разбирательство дела ему предоставлялось время для ознакомления с показаниями допрошенных лиц, материалами судебного производства. После перерыва, объявленного в судебном заседании по этой причине, адвокат Магомедов М.О. заявил, что с показаниями допрошенных лиц он ознакомился, ознакомился и с некоторыми материалами дела, просил продолжить разбирательство дела. Ходатайств не имел. Предоставление судом участникам процесса ксерокопий Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР не было предусмотрено. Адвокат Магомедов М.О. имел реальную возможность знакомиться с материалами дела, делать выписки. В этом участники процесса не были ограничены.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе прав осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Для сомнений во вменяемости осужденных, их способности на момент производства по делу на следствии и в суде, при совершении преступлений отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими оснований не установлено.

Наказание И., В., К. и Д. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное им наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является, оно им назначено в пределах санкций закона, соразмерно содеянному.

При назначении наказания требования закона не нарушены. Для смягчения им наказания судебная коллегия оснований не находит.

Кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 6 марта 2002 года в отношении И., В., К. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных И., В., К., Д., защитников Магомедова М.О., Асхабова А.А., Увайсовой З.Б. и Цахаева Ц.Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"