||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 67-О02-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Русакова В.В. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных П. и Д. на приговор Новосибирского областного суда от 16 октября 2001 года, которым

П. <...>, не судимый, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима

с конфискацией имущества;

Д. <...>, не судимая, -

осуждена:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 (десяти) годам; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

П. и Д. осуждены за разбойное нападение на Г., 1950 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а П. и с применением ножа, используемого им в качестве оружия. П. также признан виновным в умышленном убийстве Г. сопряженное с разбойным нападением, а Д. в пособничестве П. в совершении указанного преступления.

Преступления ими совершены 2 апреля 2001 года в городе Новосибирске при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных П. и Д. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на доводы кассационных жалоб прокурора Костюченко В.В., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

П., выражая свое несогласие с приговором, ссылается на нарушение его законных прав. Он считает, что судебное следствие проведено необъективно с обвинительным уклоном, поэтому все приводимые им в свою защиту доводы и доказательства, подтверждающие его невиновность, были оставлены без проверки. Допущенные органами следствия и судом нарушения уголовно-процессуального закона повлекли неправильное установление фактических обстоятельств дела и неправильную оценку представленных следствием доказательств. Он обращает внимание на показания Д. о применении в отношении нее при допросах противозаконных мер. Эти показания, по мнению П., не были опровергнуты материалами дела. При решении вопроса о наказании, по его мнению, суд не учел обстоятельств смягчающих его ответственность, в частности, то, что преступление он совершил впервые, что у него иждивении находится мать, являющаяся инвалидом 2 группы.

Д. также ссылается на нарушение уголовно-процессуального закона при сборе доказательств и проверке их в стадии судебного следствия. Она утверждает, что первые ее показания, признанные судом достоверными, были даны ею под воздействием психологического давления. Поэтому она оговорила П. В обоснование своих доводов о необъективности предварительного следствия, Д. в жалобе указывает, что она не была ознакомлена с правами, предоставленными ей законом. Считает, что в период расследования дела была допущена фальсификация доказательств, судебное следствие проведено неполно и необъективно, что судом не было принято всех необходимых мер к всесторонней и полной проверке ее показаний. Необъективность суда и государственного обвинителя вынудили ее к неоднократному заявлению ходатайств об отводе суда и прокурора, которые не были удовлетворены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина осужденных в совершении ими вышеуказанных преступлений материалами дела подтверждена, и юридическая оценка содеянного ими соответствует фактическим обстоятельствам дела установленным в стадии судебного следствия.

П., признавший себя виновным частично, в судебном заседании показывал, что от своей сожительницы Д. знал, что ее прежний сожитель Г. к ней плохо относился. 2 ноября 2001 ему стало известно о том, что Д. находится у Г. Д. попросила его приехать за ней, сообщила, что она поругалась с Г. и намерена забрать свои вещи из его квартиры. В квартире Г. между ним и потерпевшим возникла ссора, перешедшая в драку. Во время ссоры он взял со стола нож, которым нанес удары потерпевшему в грудь. После того как он увидел, что убил Г., он с целью сокрытия своих следов преступления, решил имитировать ограбление. Из квартиры они забрали вещи, принадлежащие Д. и Г. Орудие преступления, ключи от квартиры потерпевшего он выбросил.

Д. показала, что 1 апреля 2001 года она позвонила своему бывшему сожителю Г. и договорилась с ним о встрече, имея намерение забрать у него свои вещи. Встретившись с Г. в его квартире, они употребили спиртные напитки. Г. сначала уговаривал ее вернуться к нему. Потом стал угрожать ей, говорил, что не выпустит ее из квартиры. В это время позвонил П., и она попросила его приехать. Она встретила П. на улице. Когда они вошли в квартиру Г. не спал, оскорблял ее нецензурной бранью. Г. с П. стали ругаться, она испугалась и ушла на кухню, куда через некоторое время забежал П., схватил нож и выбежал в комнату. Потом она услышала доносившиеся из комнаты шум, крики. Спустя некоторое время она увидела, как окровавленный П. забежал в ванную комнату. П. сокрушался по поводу того, что он наделал и предложил имитировать ограбление. Он перевернул все вещи в квартире. Затем они собрали принадлежащие ей и Г. вещи и фотографии, телефон, видеокассеты. Потом П. отлучался и вернулся утром с вещами. Часть вещей, принадлежащих Г., П. продал. В части вещей изъятых из квартиры потерпевшего Д. давала различные показания, в одних из них в том числе и в судебном заседании она утверждала, что брала только свои вещи.

Однако размер похищенных вещей из квартиры Г. установлен на основании показаний потерпевшего, свидетелей, протокола обнаружения и изъятия похищенного.

Одним из основных доказательств вины Д. и П. судом обоснованно признаны показания свидетеля С. Из ее показаний усматривается, что в конце марта 2001 года, ее знакомая Д. рассказала ей, что она и П. намерены совершить кражу вещей из квартиры Г., с совершением убийства потерпевшего. При этом Д. раскрыла ей план совершения указанного преступления. Согласно этому плану Д. должна была напоить Г. водкой с клофелином и дождаться пока он уснет. После того, как Д. убедится в том, что Г. уснул, она должна была по телефону вызвать в квартиру П., который должен убить Г. После этого они должны забрать из квартиры вещи и аппаратуру. Раствор клофелина, приготовленный П. Д. показывала ей. Впоследствии 4 апреля 2001 года Д. ей рассказала о совершенном ею и П. преступлении в соответствий с вышеизложенным планом.

В квартире у П. и Д. она видела, похищенные из квартиры Г. аудиоцентр "Кенвуд", видеомагнитофон "Сони", мужскую дубленку, кожаную куртку.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался на показания свидетеля Николаевой, на протокол осмотра места происшествия, заключение судебно-медицинской экспертизы, протокол допроса Д. с выходом на место происшествия, когда Д. показывала, что, в соответствии с заранее состоявшейся договоренностью между нею и П., она проникла в квартиру к Г., усыпила его, дав ему выпить клофелин. Затем она вызвала П. по телефону. Прибывший к месту происшествия П. убил Г., после чего они завладели имуществом потерпевшего.

Обоснованно суд сослался в приговоре также на показания Д. во время допроса ее в качестве подозреваемой, когда она объясняла причину совершения вышеуказанного преступления тяжелым материальным положением, и рассказывала об обстоятельствах совершения преступления, так как они изложены в описательной части приговора. Она поясняла, что она приобрела у знакомого В. клофелин, из которого изготовили раствор. В процессе распития спиртного Г. попросил ее приготовить кофе, в него она и влила раствор клофелина. Выпив кофе, Г. уснул. Около 22 часов она сообщила П. по телефону, чтобы он срочно приезжал. Она встретила П. В квартире в ящике кухонного стола П. взял кухонный нож, которым совершил убийство Г. Аналогичные показания Д. давала при допросе ее в качестве обвиняемой и при проведении очной ставки с П.

Проверив в судебном заседании собранные по делу доказательства, суд обоснованно признал несостоятельными показания Д. о применении в отношении нее в период расследования дела противозаконных мер с приведением в приговоре полного обоснования своих выводов в этой части.

В приговоре правильно отмечено, что в стадии судебного следствия проводилась дополнительная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой, клофелин, принятый человеком, по истечении 24 часов полностью выводится из его организма. Из дела видно, что труп Г. был обнаружен через 3-е суток после наступления смерти, а кровь подверглась исследованию спустя два месяца. Поэтому необнаружение в крови потерпевшего следов принятия вышеуказанного лекарства не может являться основанием к признанию несостоятельными показаний Д. о том, что перед совершением преступления она усыпила потерпевшего, дав ему клофелин. Тем более, что указанные показания были объективно подтверждены показаниями свидетеля С., лицом не заинтересованным в оговоре кого-либо из осужденных.

Признавая обоснованными выводы суда о доказанности вины осужденных и о квалификации преступления, судебная коллегия считает, что наказание каждому из них назначено в соответствии с законом с учетом повышенной общественной опасности преступления, данных характеризующих личность виновных, с учетом степени участия и роли каждого из них в преступлении. Поэтому судебная коллегия не усматривает оснований к изменению приговора и в этой части.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 16 октября 2001 года в отношении П. и Д. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"