||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 53-О02-59

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Разумова С.А.

судей Верховного Суда РФ Кудрявцевой Е.П. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных Т., Ф., П., адвокатов Митрофанова С.Г., Еремина В.П. на приговор Красноярского краевого суда от 27 февраля 2002 года, которым

Ф., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "и" УК РФ на 16 лет; по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 12 лет; по ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 2 п. "б" УК РФ - на 10 лет с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 24 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

по ст. 223 ч. 1 УК РФ он оправдан;

Т., <...>, судимый 16.11.01 г. по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ к лишению свободы на 5 лет 6 месяцев,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "и" УК РФ на 15 лет; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 12 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на 1 год с удержанием в доход государства 20% заработка. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание ему назначено в виде лишения свободы на 22 года с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательное наказание по совокупности с наказанием по приговору от 16 ноября 2001 года ему назначено в виде лишения свободы на 24 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

П., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "и" УК РФ на 12 лет; по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 10 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 10 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 15 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., объяснения адвоката Беляевой О.Н., поддержавшей кассационные жалобы в интересах осужденного Ф., возражения прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. осужден за покушение на убийство, сопряженное с разбоем, потерпевшей М.Н., Ф. и П. - за соучастие в совершении этого преступления, первый в форме организаторства, второй - в форме пособничества.

Кроме того, Т. и П. осуждены за умышленное убийство, сопряженное с разбоем, потерпевшего М.В., совершенное группой лиц и неоднократно; Ф. и Т. - за умышленное убийство потерпевшего А.А., сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору.

Т. и П. осуждены за разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью в отношении потерпевших М., а Ф. - как организатор этого разбоя (за исключением квалифицирующего признака - причинение тяжкого вреда здоровью); они же и Ф. - за разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья с целью завладения имуществом в крупном размере, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с незаконным проникновением в жилище.

Ф., Т. и П. признаны виновными также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Т. - в похищении паспорта и важных личных документов.

Посягательства на потерпевших М., как указано в приговоре, совершены ими в г. Норильске Красноярского края, а в отношении А.А. - в тундре на территории Таймырского автономного округа.

В судебном заседании Т. и П. виновными в посягательстве на потерпевших М. признали себя частично, Ф. виновным себя в отношении потерпевших М. не признал, в отношении потерпевшего А.А. признал себя виновным частично, отрицая свою причастность к убийству потерпевшего и завладению его имуществом кроме золотой цепочки. Т. виновным себя в убийстве А.А. не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Т. со ссылкой на отсутствие у него умысла на убийство потерпевшей М.Н. и на нахождение его "в шоковом состоянии" оспаривает обоснованность квалификации его действий в этой части по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ. Т. утверждает, что его действия в отношении потерпевшего М.В. "не носили умышленного характера... так как он находился в шоковом состоянии и практически не отдавал отчета своим действиям". Он также отрицает как предварительный сговор на убийство А.А., так и свою причастность к этому убийству. Не согласен он и с оценкой содеянного им в отношении А.А. как разбоя, считая, что совершил лишь кражу имущества потерпевшего. Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым. С учетом изложенного он просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение в суд;

осужденный Ф. считает, что приговор в отношении него постановлен на противоречивых показаниях свидетеля К., а также осужденных Т. и П. Их оговор он увязывает с тем, что он в явке с повинной уличил их в совершении преступлений. Отрицая свою причастность к содеянному в отношении потерпевших М., он ссылается на алиби, в соответствии с которым он "проводил время в обычных семейных делах. Оспаривая вывод суда относительно убийства потерпевшего А.А., осужденный обращает внимание на то, что труп потерпевшего не обнаружен и по делу не имеется заключения экспертов-медиков о причинах смерти потерпевшего. Ф. обращает внимание на необъективность предварительного и судебного следствия. С учетом изложенного он просит об отмене приговора с прекращением дела либо с направлением дела на новое расследование или судебное разбирательство;

адвокат Митрофанов С.Г., ссылаясь на доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе осужденного Ф., считает, что приговор в отношении Ф. постановлен при отсутствии объективных доказательств; что участие Ф. в организации разбойного нападения на ЗАО "Инвест" и покушение на убийство потерпевшей М.Н. не доказано; что факт убийства потерпевшего А.А. не доказан, орудие предполагаемого убийства не обнаружено. Защита оспаривает, как "мотив разбоя в отношении А.А.", так и квалификацию содеянного в отношении него как разбоя, полагая, что содеянное в этой части должно быть квалифицировано как кража. По мнению защиты, заключения судебно-психиатрических экспертиз в отношении осужденных получены с нарушением уголовно-процессуального закона ненадлежащим медицинским учреждением, в силу чего эти заключения являются недопустимыми доказательствами, подлежащими исключению из совокупности доказательств. Защита также обращает внимание на то, что суд не учел при назначении наказания Ф. его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. В связи с изложенным в кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое расследование;

осужденный П., отрицая организаторскую роль Ф. в совершении преступлений в отношении потерпевших М., утверждает, что участие его самого (П.) в нападении на ЗАО "Инвест" было "непреднамеренным", хотя он и знал со слов Т. о готовящемся преступлении. Отрицая умысел на убийство потерпевших М., он утверждает, что стал производить выстрелы в М.В., защищаясь от его нападения; совершение каких-либо действий в отношении потерпевшей М.Н. отрицает. С учетом изложенного он просит о переквалификации содеянного им со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "и" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ и назначенное ему наказание смягчить;

адвокат Еремина В.П., ссылаясь на эксцесс исполнителя убийства М.В. со стороны Т. и на отсутствие умысла П. на убийство потерпевшего, считает необоснованным его осуждение. Защита полагает, что проведение судебно-медицинской экспертизы с целью разграничения действий П. и Т. в плане наступления смерти потерпевшего должно быть поручено более опытным экспертам. По мнению защиты, действия П. подлежат переквалификации на ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Вина осужденных в содеянном установлена:

- показаниями потерпевшей М.Н. об обстоятельствах нападения на нее и ее мужа осужденными П. и Т., опознанными ею впоследствии;

- показаниями осужденных П. и Т., допрошенных с соблюдением уголовно-процессуального закона, уличавших как себя, так и друг друга, а также и Ф. в совершении преступлений при обстоятельствах, указанных в приговоре; подтвердивших причастность Ф. к содеянному, в том числе и на очных ставках с ним (т. 4 л.д. 31 - 35, 110 - 117, 118 - 122).

Показания потерпевшей М.Н., осужденных П. и Т. по обстоятельствам совершенного ими нападения, в том числе, относительно применявшихся орудий преступления, способе и механизме причинения телесных повреждений потерпевшим, объективно подтверждаются:

- протоколом осмотра места происшествия, в соответствии с которым пол офиса компании "Инвест", где произошло посягательство на потерпевших М., обильно пропитан кровью, у стены обнаружен труп потерпевшего М.В. с признаками насильственной смерти; у стола обнаружены патрон, пуля 2,4 мм гильзы;

- заключением судебно-баллистической экспертизы о том, что сквозные отверстия на фрагменте двери являются огнестрельными, образованными под острым углом вследствие одного выстрела свинцово-содержащей пулей калибра 5,6 мм; 4 гильзы с места происшествия являются частями малокалиберных патронов калибра 5,6 мм. Фрагмент металла, изъятый с места происшествия, и фрагмент металла, изъятый из трупа потерпевшего М.В., являются безоболочечными деформированными пулями калибра 5,6 мм. Они могли быть стреляны в охотничьем карабине ТОЗ-11 калибра 5,6 мм;

- заключением судебно-медицинских экспертиз, в соответствии с которыми у потерпевшей М.Н. имелись повреждения в виде слепого огнестрельного ранения лица с повреждением подглазничной области к позвоночнику; колото-резаных ран передней поверхности шеи с повреждением верхней щитовидной вены, правой околоушной области, сопровождавшихся наружным кровотечением, угрожающим жизнесостоянием, геморрагическим шоком 3-ей степени, относящиеся к категории тяжкого вреда здоровью. Огнестрельное ранение возникло от действия огнестрельного оружия, снаряженного пулей, обнаруженной при рентгенологическом обследовании; оснований подвергать сомнению компетентность экспертов-медиков, как и их выводы у суда не имелось;

- у М.В. имелась комбинированная травма: два огнестрельных пулевых ранения и 13 колото-резаных и резаных ран. Смерть потерпевшего наступила от кровопотери, развившейся от огнестрельного и проникающих колото-резаных ранений груди и шеи с повреждением сосудов и органов шеи, правого легкого.

Совокупность изложенных доказательств опровергает доводы осужденного П. о совершении им своих действий в рамках необходимой обороны.

Вина осужденных Ф. и Т. в посягательстве на потерпевшего А.А. объективно подтверждается показаниями свидетеля К. (очевидца преступления) об обстоятельствах расстрела Ф. и Т. потерпевшего, признанных установленными судом в приговоре. К. подтвердил также, что после убийства потерпевшего Ф. вытащил из карманов одежды потерпевшего ключи и сказал, чтобы Т. взял их и сходил в квартиру потерпевшего; снял с пояса охотничий нож и с шеи потерпевшего сорвал золотую цепь. Труп потерпевшего все они сначала заложили ветками, а затем, спустя несколько дней, захоронили в земле. Примерно через неделю после убийства потерпевшего Ф. передал ему (К.) монеты в черном коллекционном альбоме и предложил использовать их по своему усмотрению.

Свидетель К. подтвердил свои показания и на очной ставке с Ф.

По показаниям потерпевшей А.И., последние три года они прекратили дружбу с семьей Фусы. Возвратившись из поездки домой 17.07.00 г. по телеграмме об исчезновении мужа, заметила посещение в ее отсутствие квартиры посторонними лицами, о чем сделала заявление в милицию. По ее показаниями, из квартиры исчезло перечисленное в приговоре имущество и деньги, доллары США. Она также не обнаружила в квартире и документы, в частности, свои дипломы об окончании учебы, паспорт, военный билет А.А., документы на приватизацию квартиры. Впоследствии она опознала изъятые у К. юбилейные монеты в количестве 59 штук, как принадлежавшие ее мужу и похищенные. Согласно протоколу обыска 21.05.01 г. в квартире Ф. обнаружено еще 22 монеты и 6 жетонов, похищенные у А.А.

Свидетель М. подтвердил то, что у потерпевшего А.А. имелась коллекция предметов, указанных в приговоре как похищенных.

Из показаний свидетелей Ш., Л.О., Л.Г. следует, что им Ф. в разное время рассказывал об убийстве им и Т. в тундре А.А.

По показаниям свидетеля Л.О., осужденный Ф. в подтверждение своих слов показал им документы потерпевшего. Свидетель Л.О. при этом показала, что Ф. в конце 1999 года стал испытывать финансовые трудности и заявлял ей, что достанет деньги любым способом. Для этого он совершил нападение на компанию "Инвест", о чем она также знает с его слов.

Сами осужденные - Ф. и Т. - уличали друг друга в совершении указанного преступления.

Согласно заключения судебно-баллистической экспертизы пистолет, зарегистрированный на имя Ф., марки "Вальтро АР 92" N Д 00542 калибра 35 является самодельным стреляющим устройством, переделанным из газового пистолета "Вальтро" калибра 35, полностью пригоден к стрельбе, в том числе и патронами травматического действия с резиновой пулей, патронами с дробовым зарядом центрального боя калибра 35. При выстреле из данного пистолета патроном травматического действия в человека не исключено поражение с проникновением пули в ткани. Доводы осужденного Ф. о том, что он пистолет не переделывал, а его ему продали в магазине в таком виде, судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре. Из справки магазина, продавшего Ф. данный пистолет, следует, что купленный им пистолет "Вальтро" по лицензии 23.12.99 г. находился в технически исправном состоянии и мог вести огонь исключительно газовыми холостыми патронами калибра 35. На момент изъятия этого пистолета в феврале 2000 г. по этому пистолету была проведена судебно-баллистическая экспертиза, содержащая указанные выше выводы.

Совокупность изложенных доказательств опровергает как доводы осужденных об оговоре П. и Т. Ф., так и о том, что по делу не установлен сам факт смерти потерпевшего А.А. По утверждению Ф. и Т., уличавших друг друга в совершении данного преступления, оба они стреляли в потерпевшего; после того, как потерпевший упал на землю в него был произведен "контрольный выстрел в голову", после чего они вместе с К. в течение нескольких недель, возвращаясь к трупу, перезахоранивали его из-за опасений Ф. по поводу возможности обнаружения трупа грибниками. Эти же обстоятельства подтвердил и свидетель В. Сам по себе факт необнаружения трупа и одного из применявшихся орудий преступления при таких обстоятельствах не давал повода суду сомневаться в убийстве потерпевшего А.А.

Кроме того, судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре доводы осужденных относительно приведенных ими мотивов оговора Ф. Не соответствуют материалам дела и доводы о том, что не установлена смерть потерпевшего А.А.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно, роль каждого осужденного по делу установлена. Судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре доводы осужденных относительно приведенных ими мотивов оговора Ф. Доказательства, исследованные судом, в том числе и заключения судебно-психиатрических экспертиз, добыты в соответствии с уголовно-процессуальным законом и им дана оценка в приговоре в соответствии со ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Проверено по делу и психическое состояние осужденных в момент совершения ими инкриминированных им деяний. Согласно заключениям экспертов-психиатров и психологов осужденные по своему психическому состоянию могли руководить своими действиями и отдавать в них отчет. С учетом изложенного, а также обстоятельств совершения преступления суд обоснованно признал их вменяемыми в отношении инкриминированных им деяний. Экспертные исследования психического состояния проведены по делу надлежащим экспертным учреждением. Заключение экспертов соответствует требованиям ст. 191 УПК РСФСР. Изложенное опровергает доводы Т. о том, что при совершении инкриминированных ему действий он находился в шоковом состоянии и не мог руководить своими действиями.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений. В качестве смягчающих наказание П. и Т. суд признал их активное способствование раскрытию преступления. Учел суд также и обстоятельства, положительно характеризующие осужденных.

Гражданский иск разрешен по делу в соответствии с законом.

Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного ими либо со смягчением назначенного им наказания по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 27 февраля 2002 года в отношении Ф., Т. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"