||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2002 г. N 57-о02-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Бурова А.А. и Ламинцевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2002 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Белгородского областного суда от 31 июля 2002 года, которым

С., <...>, со средним специальным образованием,

- осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ на 11 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ на 2 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 12 (двенадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и убийство З., то есть умышленное причинение ей смерти, заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

Он признан также виновным в покушении на уничтожение и повреждение чужого имущества с причинением значительного ущерба, совершенном путем поджога и взрыва.

Преступления совершены 11 марта 2002 года в х. Новый Путь Красненского района Белгородской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный С. утверждает, что приговор в отношении него является очень суровым. Суд не учел все смягчающие наказание обстоятельства. Указывает на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Убийство потерпевшей он совершил по неосторожности. Разбоя и покушения на уничтожение и повреждение чужого имущества не совершал. Первые показания дал в результате физического и морального воздействия. Свидетели также дали показания в результате такого же воздействия. Ш.П. и Ш.Н. на предварительном следствии дали неправдивые показания. М. не могла знать о месте нахождения денег в доме потерпевшей. Ставит вопрос о переквалификации его действий на ст. 109 ч. 2 УК РФ и назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела.

Государственный обвинитель Кобзарь в возражениях на кассационную жалобу осужденного С., не соглашаясь с доводами последнего, приговор просит оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденного С. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 12 марта 2002 года в своем доме был обнаружен труп З. 1931 года рождения, смерть которой, по заключению судебно-медицинского эксперта, наступила от механической асфиксии в результате сдавливания органов шеи удавкой и, возможно, пальцами рук человека.

Осужденный С. на предварительном следствии при допросе в качестве обвиняемого с участием адвоката 15 марта 2002 года подтвердил, что убийство потерпевшей З. совершил он при разбойном нападении. После убийства похитил 850 рублей, три бутылки водки, трехлитровую банку с остатками самогона, с целью взрыва открыл газ на кухне и на полу зажег костер из тряпок.

Помимо этого С. подробно рассказал об обстоятельствах, при которых совершил указанные преступления.

Частичный отказ С. от этих показаний не исключает их из числа доказательств, поскольку они подтверждены показаниями свидетеля Ш.Н., узнавшего 11 марта 2002 года около 20 часов от осужденного о совершенном им убийстве З., показаниями свидетелей У., Ш.Н. и Ш.П. (последнего на предварительном следствии) о том, что после убийства потерпевшей З. у С. появилась крупная сумма денег, показаниями потерпевшей З.Е., свидетелей М. и С., которые обнаружили труп потерпевшей З., резкий запах газа и старые тряпки со следами горения, показаниями свидетелей З.Е. и М. относительно пропажи из дома потерпевшей денег и водки.

Вышеуказанные показания С. на предварительном следствии объективно подтверждены также заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти З. и о том, что на поверхности ее шеи имелась странгуляционная борозда, имелись перелом подъязычной кости и очаговые кровоизлияния в мягких тканях шеи и корне языка, протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что труп З. лежал на кровати в кухне ее домовладения, на полу кухни лежали тряпки со следами горения и прожженный насквозь линолеум, крышка находящегося в комнате сундука открыта, на дверцах шифоньера были обнаружены и изъяты следы пальцев рук человека, заключением эксперта-криминалиста о том, что эти следы рук оставлены С.

Помимо этого вышеуказанные показания осужденного С. подтверждены его же аналогичными показаниями при проведении следственного эксперимента, при этом указанные им обстоятельства совпали с результатами осмотра места происшествия и показаниями потерпевшей З.Е. и свидетелей М. и С., а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

У суда не было оснований не доверять показаниям свидетелей М., Ш.Н. и Ш.П. (последних двоих на предварительном следствии).

Суд проверил причину изменения свидетелями Ш.Н. и Ш.П. показаний, данных на предварительном следствии, и обоснованно пришел к выводу, что оно вызвано их желанием помочь осужденному С. уйти от ответственности за совершенные им преступления.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения ссылки осужденного С. на то, что на предварительном следствии он и свидетели показания дали в результате недозволенных методов ведения следствия.

Таким образом, вывод суда о виновности С. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Юридическая квалификация содеянного им является правильной.

Наказание ему назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, всех смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и названных в жалобе, и Судебная коллегия не находит оснований для его снижения.

Поэтому кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 31 июля 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"