||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 октября 2002 г. N 5-О02-165

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 30 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных П., Н., З., Г., адвокатов Мусаева Н.М., Зендрикова Н.Е., Ханмирзаева М.А. и защитника Бурковой Н.В. на приговор Московского городского суда от 13 мая 2002 года, которым

П., <...>, судим 22.03.95 г. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 27.12.99 г. по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 317 УК РФ на 15 лет, и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ окончательно на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, судим 24.04.94 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 145 ч. 2, 146 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 06.08.99 г. по отбытии наказания,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

З., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, З. и Г. по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ, Н. по ст. ст. 209 ч. 1, 222 ч. 3 УК РФ оправданы за недоказанностью участия в совершенных преступлениях.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных П., Н., З., Г., адвокатов Мусаева Н.М., Ханмирзаева М.А., Зендрикова Н.Е., защитника Бурковой Н.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, и мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. и З. признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, в целях завладения имуществом в крупном размере, а Н. и Г. - за пособничество в совершении этого преступления. Кроме того, П. признан виновным в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступления совершены в период с 28 декабря 1999 г. по 1 марта 2000 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах /основных и дополнениях к ним/:

осужденный П. указывает, что вывод суда о том, что он предложил другим осужденным совершить разбойное нападение и получил их согласие основан лишь на противоречивых показаниях работников милиции, не подтвержденные другими доказательствами по делу. Не посягал он на жизнь работника милиции, так как не производил выстрела. Наоборот, сотрудник милиции произвел в него выстрел и ранил его. Утверждает, что судебное разбирательство проведено односторонне, поверхностно и с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Н., подробно описывая обстоятельства знакомства и общения с П., утверждает, что он не участвовал в совершении разбойного нападения, не подыскивал для этого соисполнителя З., а, наоборот отговаривал его от этого. Не знал он о наличии у П. огнестрельного оружия. Вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях работников милиции, а их показания суд необоснованно отверг. На предварительном следствии его показания были искажены. Утверждает, что предварительное и судебное следствие велось односторонне, поверхностно и с обвинительным уклоном. В суде не допрошены ряд свидетелей. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Мусаев указывает, что показания Н. о том, что он не оказал содействия в разбое, а добровольно отказался в участии в совершении этого преступления, подтвердили в суде другие осужденные. Тем более вывод суда о том, что Н. знал о наличии у П. огнестрельного оружия, является предположением и не подтвержден объективными доказательствами. Поскольку Н. добровольно отказался от совершения преступления, то просит приговор суда в отношении Н. отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления;

осужденный З. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Утверждает, что предварительное и судебное следствие проведено односторонне и поверхностно. Его доводы о том, что он не участвовал в разбойном нападении, не знал о наличии оружия у П., действия которого следует расценить как эксцесс исполнителя, ничем по делу не опровергнуты. Вывод суда о его виновности основан лишь на показаниях работников милиции, заинтересованных в исходе дела. Одновременно ссылается на суровость назначенного ему наказания, так как суд не учел, что он ранее не судим, характеризуется положительно, на его иждивении имеется малолетний ребенок, а также плохое состояние здоровья;

адвокат Зендриков указывает, что в офисе, чей владелец не установлен и куда проникли П. и З., никаких денег не было. Поэтому осужденные и не создавали никакой угрозы объекту преступления /праву собственности/. Наличие пистолета у П. для З. оказалось неожиданностью. Просит приговор суда в отношении З. отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления;

защитник Буркова также просит приговор суда в отношении З. отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. В дополнительной жалобе Буркова, подробно излагая допущенные нарушения уголовно-процессуального закона, Конституции РФ, международного законодательства, постановлений Пленума Верховного Суда РФ при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства дела, нарушение права на защиту З., просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Г. и в его защиту адвокат Ханмирзаев утверждают, что Г. не знал и не предполагал о готовящемся разбойном нападении и не способствовал этому. Ни один из осужденных и свидетелей в суде не подтвердили его причастность к совершенному преступлению. Не знал он о наличии у П. огнестрельного оружия. Вывод суда о его виновности основан лишь на первых показаниях осужденного Н. на предварительном следствии, от которых он отказался, а других доказательства его вины в деле не имеется. Ссылаются на односторонность и поверхность расследования дела и рассмотрения его в суде и допущенные при этом нарушения уголовно-процессуального закона. Просят приговор суда отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Григорьева просит приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных в совершенных преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Что же касается доводов жалоб о том, что П. и З. не совершили разбойного нападения, а Н. и Г. не способствовали этому, и вина их не доказана, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Вина осужденных в совершенном преступлении полностью установлена подробно изложенными в приговоре показаниями осужденных Н. и З. на предварительном следствии, потерпевших К., Ш., свидетелей Ш., С., Л., "Михаила" в судебном заседании, протоколом осмотра места происшествия, протоколом изъятия пистолета, заключением судебно-баллистической экспертизы, приобщенными к делу видеозаписями момента совершения преступления, а также другими имеющимися в деле доказательствами.

Осужденные в судебном заседании не отрицали, что они находились на месте преступления, где и были задержаны. Их показаниям о том, что они оказались там случайно или по другим причинам, судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Доводы жалоб о том, что осужденные З., Н. и Г. не знали о наличии у П. огнестрельного оружия, нельзя признать убедительными, так как противоречат показаниям самого осужденного З. на предварительном следствии о том, что он видел у П. пистолет, свидетеля "Михаила" о наличии у нападавших пистолета, а также видеозаписью, из которой видно, как П. угрожает пистолетом Ш. в присутствии З.

Что же касается доводов жалобы адвоката Зендрикова о том, что в помещении офиса не было никаких денег, то есть, отсутствовал объект посягательства, то они судом мотивированно отвергнуты. Такой вывод суда следует признать обоснованным.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что П. не стрелял из пистолета и не посягал на жизнь сотрудника милиции.

Потерпевший К. показал, что при задержании преступников он крикнул "Стоять, милиция!". В этот момент П. произвел в него выстрел из пистолета, однако, он резко переместился в сторону и П. промахнулся, попав в стену.

Свидетели Ш. и С. подтвердили, что они по монитору, установленному в офисе, следили за преступниками и видели, как один из нападавших произвел выстрел в сотрудника милиции, а тот ответным выстрелом ранил нападавшего.

При осмотре места происшествия был изъят пистолет Борхард-Люгер калибра 9 мм и гильза, которая, по заключению судебно-баллистической экспертизы, выстреляна из пистолета Борхард-Люгер. Осужденный П. не отрицал, что этот пистолет был у него, когда они вошли в офис. Из приобщенной к делу видеозаписи видно как П. произвел выстрел в человека в камуфляжной форме.

Приведенные доказательства полностью опровергают доводы жалоб о том, что П. передали макет пистолета, и что он не посягал на жизнь работника милиции.

Вопреки утверждениям в жалобах материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. При этом в суде допрошены все свидетели, чьи показания имеют существенное значения для принятия правильного решения по делу. Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено. Не нарушено и право осужденных на защиту.

Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об отмене приговора и прекращении дела производством или направлении дела на новое судебное рассмотрение, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах.

Преступным действиям осужденных судом дана правильная юридическая оценка. Мера наказания З. и Г. назначена в соответствии с требованиями закона. При этом судом учтены и смягчающие наказание обстоятельства. Назначенное им наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости. Поэтому оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Вместе с тем назначенное П. и Н. наказание подлежит смягчению по следующим обстоятельствам.

Как видно из материалов дела, в результате совершенного П. посягательства на жизнь работника милиции К. тяжких последствий не наступило, потерпевшему телесные повреждения не были причинены. Поэтому назначенное ему по ст. 317 УК РФ наказание в виде 15 лет лишения свободы является явно несправедливым вследствие суровости и подлежит смягчению.

Из материалов дела также видно, что роль Н. в совершенном преступлении менее активна, по месту жительства он характеризуется положительно, является инвалидом 3 группы. В результате совершенного преступления материальный ущерб не был причинен. Все эти обстоятельства в совокупности дают основание для смягчения ему наказания без учета требований ст. 68 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 13 мая 2002 года в отношении П. и Н. изменить, смягчить назначенное П. по ст. 317 УК РФ наказание до 12 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 317, 162 ч. 3 п. "б", 222 ч. 1 УК РФ, окончательно П. назначить 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Смягчить назначенное по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ наказание Н. до 9 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор о них, а также в отношении З. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"