||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 октября 2002 г. N 7кпо02-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.

судей Микрюкова В.В., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 29 октября 2002 года кассационные жалобы осужденного Б., потерпевшей Ц. на приговор Ивановского областного суда от 21 июня 2002 года, которым:

Б., <...>, гражданин РФ, с образованием 9 классов, не женатый, военнообязанный, не работающий, проживал по адресу: <...>, зарегистрирован по адресу: <...>, судимый:

05.06.1995 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 145 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 14.02.1998 года по отбытии наказания,

30.10.1998 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 02.08.2000 г. по п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26.05.2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов",

11.12.2001 г. по ст. ст. 318 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, наказание не отбыто

осужден по п. п. "а", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы.

В силу ч. 5 ст. 69 УК РФ к этому наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору Шуйского городского суда Ивановской области от 11 декабря 2001 года и окончательное наказание по совокупности преступлений назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Зачтено в срок отбытия наказания: отбытое наказание по приговору от 11.12.2001 года - с 14 мая 2001 года по 22 января 2002 года; время нахождения под стражей по данному делу - с 23 января по 20 июня 2002 года.

Срок отбывания наказания исчислен с 21 июня 2002 года.

Постановлено взыскать с Б. в пользу Ц. 70 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Взысканы с Б. судебные издержки в сумме 1 200 рублей в доход федерального бюджета.

По приговору суда Б. в городе Минске совершил убийство, то есть умышленно причинил смерть двум лицам из корыстных побуждений.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения Б., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный Б., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он убийства не совершал, с потерпевшими не знаком, приговор основан на показаниях заинтересованного в исходе дела свидетеля Е. Кусок газеты с номером телефона не может использоваться в качестве доказательства, так как у него, у Б., отсутствует личный телефон и абонентский номер. Считает, что корыстный мотив убийства не нашел своего подтверждения в суде. Отмечает, что в ходе предварительного расследования к нему применялись недопустимые методы следствия. В жалобах осужденный Б. указывает на нарушения уголовно-процессуального закона в судебном заседании: судья не разъяснил ему право на отвод суду, секретарю, прокурору; не были разъяснены права подсудимого; суд не выяснил мнение подсудимого и его защитника о рассмотрении дела в отсутствие потерпевших и свидетелей, не опросил подсудимого и защитника о наличии у них ходатайств, его согласие на рассмотрение дела в составе судьи и двух народных заседателей не выяснялось; полагает, что он не был обеспечен надлежащей юридической защитой со стороны адвоката. Не согласен с наличием в его действиях особо опасного рецидива преступлений и с назначенным режимом отбывания наказания. Считает, что ему неправильно было определено начало исчисления срока отбывания наказания.

С учетом изложенных доводов осужденный просит приговор суда отменить и дело прекратить.

Потерпевшая Ц. считает назначенное Б. наказание мягким.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей Ц., свидетеля Е., осужденного Б., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы, протоколе опознания.

Доводы жалобы осужденного о том, что он убийства не совершал, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

В ходе предварительного расследования Б. не оспаривал факт совершения им убийства. В судебном заседании виновным себя признал и не оспаривал предъявленное ему обвинение.

Так при допросе 18 мая 2001 года Б., как подозреваемый был допрошен с участием защитника и показал, что, следуя в Минск, познакомился с девушкой по имени Е. Прибыв в город, снял с ней квартиру на улице Ташкентской. С хозяевами договорились об оплате. Работы найти не мог. Такая обстановка стала его раздражать и появилась агрессия, а потом пришла мысль об убийстве. Е. предложил убить проживающих в квартире Ш. и Ш.В., чтобы сдать квартиру и получить оплату за несколько месяцев вперед. Е. согласилась ему помочь только в сокрытии преступления потому, что не было денег на питание и нечем было платить за жилье. Однажды после выпивки, когда хозяева уснули, их убил, но как это было, вспомнить не может. Помнит только то, что держал в руках части человеческого тела. Ванная была вся в крови, комната тоже (т. 1 ч. д. 29 - 42).

В ходе следующего допроса 12 июля 2001 года Б. пояснил, что приехал в Минск в поисках работы. В электричке познакомился с Е. Вместе с ней нашли квартиру. Договорились о найме с ней одной из комнат, но денег за проживание хозяевам так и не платили. Корысти при убийстве никакой не преследовал, ему нужно было само преступление. Е. говорил, что квартиру можно будет потом сдать. Почему расчленил трупы, объяснить не может. После совершения преступления поехал домой (т. 1 ч. д. 53 - 55).

7 мая 2002 года при допросе с участием защитника Б. показал, что все ранее данные следствию показания подтверждает (т. 2 л.д. 137).

Оценив показаниям Б., данные им в ходе предварительного следствия, суд признал их правильными, при этом указал в приговоре, что они давались им неоднократно, не содержат противоречий, подтверждены другими доказательствами и показаниями Е.

Так, Е. в ходе следственного эксперимента пояснила, что убийство Ш. и Ш.В. произошло, примерно, 18 ноября 2000 года и совершил его парень по имени Б., который вместе с ней снимал комнату в этой квартире. Б. убил их, так как не хотел оплачивать проживание, о чем ему напоминали хозяева. Также он хотел после убийства сдать квартиру в наем, получить деньги вперед и уехать. Тела убитых она видела на кроватях в комнате и кухне. Их потом перенесли в ванную комнату и стали расчленять, часть фрагментов тел потерпевших была закопана в яме, которую предварительно выкопал Б. возле водохранилища. В ходе следственного эксперимента Е. указала место, куда ими были закопаны потерпевшие. В данном месте была найдена матерчатая сумка, полиэтиленовый мешок, рюкзак и другие упаковки с останками - человеческих тел. Из сумок были извлечены бюстгальтер, позвоночник, грудина, кости таза и внутренние органы, стопа, кисть, голова человека (т. 3 л.д. 71 - 77).

При очередном допросе Е. показала, что приехала с Б. в Минск, где сняли квартиру. Б. требовались деньги. Прочитав в газете о том, что можно сдать комнату вперед и получить деньги, Б. решил расправиться с хозяевами и сдать квартиру в наем (т. 3 л.д. 86).

Согласно протоколу опознания Е. опознала Б. по выражению лица, форме носа, чертам губ и прическе (т. 3 л.д. 100 - 103).

Показания Е. и проведенное опознание, суд обоснованно признал достоверными. Они подтверждают показания Б., данные в период предварительного следствия, о его знакомстве с Е., совместном проживании в квартире Ш., намерении лишить жизни хозяев квартиры по материальным соображениям.

Данные доказательства опровергают довод, выдвинутый осужденным в ходе кассационного рассмотрения, о том, что в день совершения убийства он находился в другом месте.

Мотивом убийства послужило нежелание осужденного оплачивать за проживание на квартире и в последующем - сдача квартиры в наем.

Что касается довода жалобы Б. относительно куска газеты с записью телефонного номера, то в приговоре это не использовалось в качестве доказательства вины Б.

Нельзя согласиться с доводами жалоб осужденного о нарушении судом требований ст. ст. 272, 273, 277, 276, 279 УПК РСФСР, поскольку как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей соблюдены требования вышеуказанных статей уголовно-процессуального закона.

Рассмотрение дела в составе суда: председательствующий судья и два народных заседателя, соответствует требованиям закона и согласия обвиняемого на данный состав суда не требовался по действовавшему закону.

Ссылки жалоб на нарушение прав Б. на защиту во время дачи показаний в ходе предварительного следствия несостоятельны, поскольку противоречат материалам дела, из которых следует, что осужденный был обеспечен адвокатом и ему разъяснили конституционное право не свидетельствовать против себя самого. Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к Б. недозволенных методов следствия, не имеется.

Что касается доводов жалобы осужденного о ненадлежащей ему юридической помощи со стороны защитника, то данные доводы не согласуются с материалами дела. Кроме того, от Б. не поступило ходатайств о замене адвоката.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении Б. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Оснований для отмены приговора ввиду мягкости наказания судебная коллегия не усматривает.

Имея судимость за совершение тяжкого преступления по приговору суда от 30 октября 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ, Б. вновь совершил особо тяжкое преступление, а поэтому суд правильно в соответствии с требованиями п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ, признал в действиях осужденного наличие особо опасного рецидива преступлений.

Отбывание наказания в исправительной колонии особого режима назначено в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Также нельзя согласится с доводом жалобы осужденного о том, что ему неправильно было определено начало исчисления срока отбывания наказания.

Срок отбывания наказания Б. исчислен со дня вынесения приговора с 21 июня 2002 года и ему зачтено в срок отбытия наказания: отбытое наказание по приговору от 11.12.2001 года - с 14 мая 2001 года по 22 января 2002 года; время нахождения под стражей по данному делу - с 23 января по 20 июня 2002 года.

Гражданский иск потерпевшего разрешен правильно, исходя из его требований и обстоятельств, установленных судом.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб осужденного являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ивановского областного суда от 21 июня 2002 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы Б. и потерпевшей Ц. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"