||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 октября 2002 г. N 51кпо02-64сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 29 октября 2002 года кассационные жалобы осужденного Е.А., адвокатов Гаврилина Г.Г., Малетиной Е.В., на приговор суда присяжных Алтайского краевого суда от 23 апреля 2002 года, которым:

Е.А., <...>, гражданин РФ, со средним образованием, невоеннообязанный, состоявший в зарегистрированном браке и имеющий дочь 28 октября 1998 года рождения, работал водителем-экспедитором в ООО "Яна", фактически проживавший в <...>, ранее не судимый;

осужден по ст. 317 УК РФ на 13 лет лишения свободы, по ст. 327 ч. 2 УК РФ на 1 год лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности, путем частичного сложения окончательно назначено Е.А. 13 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 222 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием события преступления.

Ч., <...>, гражданин РФ, с неполным средним образованием, невоеннообязанный, состоявший в зарегистрированном браке, работал водителем-экспедитором в ООО "Яна", прописан по адресу: <...>, фактически проживал в <...>, ранее судимый:

- 14 июня 1988 года Железнодорожным районным судом г. Новосибирска по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 17 июня 1988 года Заельцовским районным судом г. Новосибирска с изменениями, внесенными определением Новосибирского областного суда от 13 июля 1988 года по ст. 103 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы 29 июля 1988 года Заельцовским районным судом г. Новосибирска по ч. 2 ст. 144, ч. 3 ст. 144, ч. 3 ст. 96, ч. 3 ст. 89 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР - к 7 годам лишения свободы;

- 6 мая 1989 года Октябрьским районным судом г. Новосибирска по ст. 191 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 41 УК РСФСР - к 8 годам лишения свободы

- 20 октября 1993 года Новосибирским районным судом с изменениями, внесенными постановлением Новосибирского областного суда от 26 мая 1999 года по ч. 1 ст. 313 УК РФ, ст. 41 УК РСФСР к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 4 июня 1999 года по отбытии наказания;

осужден по ст. 317 УК РФ на 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По приговору суда присяжных Ч. и Е.А. признаны виновными в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Кроме того, Е.А. признан виновным в подделке официального документа, представляющего права в целях его использования, совершенное неоднократно, а также использовании заведомо подложного документа.

Преступления совершены 10 сентября, 10 июля, 20 августа 1999 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный Е.А. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Считает, что вопросы N 1, 3, 4 не содержат противоречий. По мнению Е.А., исходя из вердикта присяжных заседателей, исключивших фразу "предъявил служебное удостоверение", он не мог знать, что перед ним работники милиции. Считает, вопросы поставлены неясно и нечетко.

Адвокат Гаврилин Г.Г. в защиту Е.А. считает вопросный лист не соответствующим требованиям ст. ст. 449, 450 УПК РСФСР, редакция вопросного листа не позволяет правильно квалифицировать действия Е.А., не были поставлены представленные защитой вопросы по позиции Е.А. По мнению адвоката, оглашение вердикта с первоначальными ответами влекло для Е.А. иную оценку его деяний. Установив противоречивость вердикта, председательствующий судья дал присяжным заседателям указание не отвечать на вопросы N 3 и N 4. Исключение присяжными заседателями слов "предъявил удостоверение" давали суду основания сомневаться о доказанности того, что Е.А. воспринимал Ш. как сотрудника милиции.

Адвокат Малетина Е.В. в защиту осужденного Ч. считает приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям: первый вопрос поставлен сразу в отношении Е.А. и Ч., а не раздельно как того требует ст. 449 УПК РСФСР; предложенные защитой вопросы в отношении позиции Ч. не были включены в вопросный лист. Первый вопрос существенно отличается по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения. Из вердикта не следует, что Ч. знал, что перед ним работники милиции. Сформулированные вопросы свидетельствуют о том, что у Ч. отсутствовал умысел на нанесение телесных повреждений сотрудникам правоохранительных органов. Считает, что председательствующий необоснованно без каких-либо правовых оснований возвратил присяжных в совещательную комнату, поскольку противоречий и неясностей в вердикте не имелось. При том ответе, который дали присяжные заседатели на первый вопрос, они обязаны были дать ответ на 4 вопрос. Первоначальный ответ на вопрос N 4 в совокупности с ответами на вопросы N 1 и N 2 свидетельствовали о том, что в действиях Ч. имела место необходимая оборона. В нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд не дал оценки законные или незаконные были действия работников милиции. По мнению адвоката, работники милиции нарушили требования ст. 12 Закона "О милиции".

В возражениях государственный обвинитель и потерпевшая С. просят приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Ч. и Е.А. признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Что касается суждений адвоката о том, что председательствующий необоснованно возвратил присяжных заседателей и дал им разъяснение в утвердительной форме как следует отвечать на вопросы, то они являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующий после ознакомления с вердиктом, предложил присяжным заседателям вернуться в совещательную комнату ввиду того, что ими не были даны ответы на вопросы N 3, 9, 10, 11, 13, 14, 15, и устранить противоречия между вопросами N 1, 2 и N 4.

Как видно из вопросного листа предыдущий вопрос исключал возможность отвечать на последующий вопрос, тем самым присяжные заседатели не дали ответы на вопросы N 3, 9, 10, 11, 13, 14, 15 и в ответах им следовало записать "Без ответа".

При постановке третьего и четвертого вопросов были поставлены условия, что на эти вопросы можно отвечать, если не подтверждалась версия обвинения о правомерности действий работников милиции. Вместе с тем присяжные заседатели, дав положительный ответ на первый и второй вопросы, частично ответили и на четвертый вопрос, в котором указали на действия Ш. и М., вытаскивающих Е.А. из автомобиля, и которые не были признаны доказанными в первом и втором вопросе. Из этого следует, что ответ на четвертый вопрос противоречил ответам на первый и второй вопросы. Поскольку ответ на четвертый вопрос противоречил ответам на вопросы N 1 и 2, то председательствующий правильно предложил присяжным заседателям устранить это противоречие.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий судья при разъяснении противоречий отметил, что "в отношении вопроса N 4 я нахожу противоречия, так как вы ответили на вопрос N 1. Здесь противоречия между вопросами N 1, 2 и 4, то есть при ответе на вопросы N 1 и 2 на вопросы N 3 и 4 вам отвечать не надо. На вопросы N 3 и 4 вы отвечаете, если не отвечаете вопросы N 1 и 2. В ответе на вопрос N 1 вы отвечаете, что сделали, а в вопросе N 4 говорите, что не делали, необходимо устранить данные противоречия".

Действия председательствующего судьи после ознакомления с вердиктом присяжных по разъяснению сущности противоречий вердикта и возвращения их в совещательную комнату для устранения противоречий соответствуют требованиям ст. 456 УПК РСФСР.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката Гаврилина Г.Г. о том, что вердикт с первоначальными ответами влек для осужденных иную оценку их деяний. Как видно из первоначального ответа на четвертый вопрос присяжные, признали доказанным, все те действия, которые описаны в приговоре, за исключением только того, что Ш. и М. стали вытаскивать Е.А. из автомобиля. Данные действия никак не свидетельствуют о необходимой обороне осужденных, как об этом указывается в жалобах.

Нельзя согласиться с доводами жалоб, что перед присяжными заседателями не были поставлены вопросы по позиции осужденных Е.А. и Ч. Так в третьем вопросе отражена позиция Е.А.: "Доказано ли, что огнестрельные ранения Е. были причинены в результате неприцельных выстрелов в ходе борьбы, когда М. и Ш., ничего не объясняя стали вытаскивать из автомобиля Е.А. вместе с заряженным карабином, натянув тому на лицо куртку и нанося удары руками?". В четвертом вопросе отражена позиция Ч.: "Доказано ли, что удары ножом Е., Н. и М. Ч. стал наносить после того, как увидел, что Ш. и М., ничего не объясняя стали вытаскивать из автомобиля Е.А., натянув тому на лицо куртку и нанося удары руками?".

При постановке вопросного листа суд не вышел за пределы предъявленного подсудимым обвинения.

Из смысла поставленного первого вопроса нельзя сделать вывод, что исключение из вопросного листа фразы "предъявил удостоверение" свидетельствует о том, что Е.А. не мог знать, что перед ним работники милиции.

Также из вердикта следует, что Ч. знал, что перед ним работники милиции.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. 449 УПК РСФСР. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялся каждый подсудимый, с учетом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Председательствующий в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям их право, предусмотренное ст. 455 УПК РСФСР, возвратиться в зал судебного заседания для получения от председательствующего дополнительных разъяснений.

Как видно из материалов дела у присяжных заседателей не возникло неясностей по вопросному листу и они не обращались за разъяснениями к председательствующему.

Председательствующий судья обоснованно отказал защите в приобщении к материалам дела запроса юридической консультации и заключения лаборатории психолингвистики и когнитивистики АГУ.

Несостоятельным является довод жалобы адвоката Малетина Е.В. о том, что работники милиции нарушили требования ст. 12 Закона "О милиции".

Так из вердикта присяжных заседателей не вытекает, чтобы работники милиции совершали противоправные действия. Кроме того, отвечая на четвертый вопрос в первоначальном варианте присяжные заседатели исключили слова "ничего не объясняя", "натянув тому на лицо куртку и нанося руками удары", тем самым признали недоказанным позицию осужденных о том, что работники милиции, ничего не объясняя, натянув на лицо Е.А. куртку стали наносить ему руками удары.

Требование работников милиции по выяснению причины ношения огнестрельного оружия и обстоятельств появления с ним на улице и в доме, а также требование предъявить документы являются законными и вытекают из требований п. п. 2 и 4 ст. 11 Закона "О милиции".

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденному в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Обвинительный приговор в отношении осужденных постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст. 462 УПК РСФСР.

Юридическая оценка действиям Ч. и Е.А. дана правильная.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденных, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление каждого осужденного и на условия жизни их семей, являются справедливыми и смягчению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Алтайского краевого суда от 23 апреля 2002 года в отношении Е.А. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"