||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 октября 2002 года

 

Дело N 57-о02-14

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ахметова Р.Ф., Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 29 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., С., Т., Б., адвокатов Ануприенко А.И., Портнова А.В., Кривородько С.В., законного представителя осужденного Б. на приговор Белгородского областного суда от 27 декабря 2001 года, которым

Г., родившийся 29 января 1983 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Т., родившийся 9 марта 1979 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

С., родившийся 30 мая 1980 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 13 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно С. назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Б., родившийся 11 февраля 1984 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено оправдать Г., С. и Т. по ст. 150 ч. 4 УК РФ за недоказанностью вины.

Рассмотрены и частично удовлетворены гражданские иски потерпевших Т.Н. и Г.В. о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения осужденных Г., Т., С., Б., адвокатов Ануприенко А.И., Кривородько С.В., Портнова А.В., Фильшина А.Н., защитника Стрюкова А.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, объяснения потерпевшего Г.В., просившего кассационные жалобы оставить без удовлетворения, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г., С., Т. и Б. признаны виновными в разбойном нападении на Г.И., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Т. и Б. и с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Кроме того, они же признаны виновными в сопряженном с разбоем убийстве данного потерпевшего, совершенном группой лиц.

Преступления совершены 2 апреля 2001 года в г. Белгороде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г., С., Т. и Б. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Б., ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные по делу, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Утверждает, что он к совершенным преступлениям никакого отношения не имеет, никаких достоверных доказательств, подтверждающих его причастность к преступлениям, не имеется. Ссылается на показания Г. и С. о том, что они показания, в которых признавали вину, давали в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия. Ставит под сомнение доказательства, в том числе показания свидетеля В., положенные в основу приговора. Делает ссылку на то, что по показаниям указанного свидетеля и в отношении нее были применены незаконные методы ведения следствия. Считает, что приговор основан на противоречивых доказательствах, полученных с нарушением требований закона. Выражает свое несогласие с оценкой суда доказательств, оправдывающих его. Ссылаясь на показания свидетеля А., утверждает, что у потерпевшего Г.И. в ту ночь была небольшая сумма денег. Делая ссылку на показания свидетеля Д., указывает, что когда потерпевший ушел в сторону школы N 43, они ушли в противоположную сторону. Выражает свое несогласие и с тем, что не был допрошен свидетель "Д." - владелец исследованной в ходе следствия обуви;

законный представитель осужденного Б., ссылаясь и на доводы, приводимые в кассационной жалобе своего сына, заявляет, что последний был добрым, спокойным и не мог участвовать в совершении преступлений. Выражает свое несогласие с тем, что ходатайства защиты были оставлены судом без удовлетворения. Ставя под сомнение положенные в основу приговора показания Г., указывает, что последний не мог пояснить, куда он дел одежду потерпевшего. Ссылаясь на наличие соответствующей медицинской справки, считает показания свидетеля В. о применении к ней физического насилия в ходе ее допросов соответствующими действительности;

адвокат Кривородько С.В., ссылаясь и на вышеприведенные доводы, приговор в отношении Б. просит отменить и дело прекратить. Считает, что приговор основан на полученных с нарушением закона противоречивых показаниях Т. и Г., а также свидетеля В., которые не согласуются с другими доказательствами, в том числе показаниями потерпевшей Т.Н. об отсутствии у ее мужа кошелька и портмоне. Выражает свое несогласие с тем, что свидетель М. - сторож школы N 43, на территории которой совершены эти преступления, не был вызван для допроса в судебном заседании. Ставит под сомнение данные в ходе предварительного следствия показания указанного свидетеля, согласно которым он очевидцем совершенных преступлений не был. Выражает свое несогласие с тем, что судом было отклонено ходатайство о проведении в ночное время следственного эксперимента для проверки показаний Т. об обстоятельствах происшедшего. Ссылаясь на показания свидетеля К., утверждает, что Г. 1 апреля 2001 года был в кроссовках. Считает, что другие версии, в том числе версия о причастности к преступлениям А., должным образом не проверены;

осужденный Т., ссылаясь и на доводы, приводимые в других жалобах, просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить. Считает, что его вина не доказана. Утверждает, что показания, в которых он признавал вину, получены в результате применения к нему психического насилия в отсутствии защитника;

осужденный Г., ссылаясь на доводы, содержащиеся и в других жалобах, анализируя доказательства по делу, выражая свое несогласие с их оценкой судом, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела в отношении него в связи с недоказанностью его участия в совершенных преступлениях. Ссылаясь на наличие близких отношений между А., Б. и З., ставит под сомнение их показания о том, что А. передал ему (Г.) ботинки;

адвокат Ануприенко А.И., ссылаясь на противоречивость и недопустимость доказательств обвинения, ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в приговоре отсутствует мотивация виновности Г. в убийстве. Ссылаясь на выводы суда об отсутствии предварительного сговора на убийство, а также на то, что никто "не уличал Г. в том, что он бил ногами в голову потерпевшего", ставит под сомнение обоснованность приговора в части осуждения Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" и по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Полагает, что суд безмотивно отверг показания матери, отца и брата Г., свидетелей К. и В. о том, что у Г. обуви, которая была обнаружена вместе с пальто потерпевшего, не было. Указывает, что следствием не установлено, с кем употреблял спиртные напитки потерпевший, который согласно заключению эксперта находился в средней степени алкогольного опьянения, и куда делись его обувь и деньги. Ссылаясь на то, что в 1 час ночи отсутствовало уличное освещение и освещение двора школы, ставит под сомнение показания свидетеля А.Л. о том, что она примерно в 1 час 15 минут видела силуэт человека, лежащего возле теннисных столов. Считает, что для уточнения времени наступления смерти потерпевшего Г.И. необходимо было назначить комплексную судебно-медицинскую экспертизу. В то же время, наказание, назначенное Г., считает несправедливым. По его мнению, наказание в виде 16 лет лишения свободы "явно несоразмерно содеянному";

осужденный С., ссылаясь и на доводы, приводимые в других жалобах, отрицая свою причастность к преступлениям, совершенным в отношении Г.И., просит приговор отменить и дело в отношении него прекратить. Ставит под сомнение показания свидетеля П. о том, что в ту ночь он (С.) пришел домой в период с 1 часа 30 минут до 2 часов 30 минут;

адвокат Портнов А.В., анализируя доказательства по делу, ссылаясь и на вышеприведенные доводы кассационных жалоб, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. В то же время указывает, что "при назначении С. наказания не были учтены в достаточной степени данные о его личности".

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Т.Н. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности как Г. и Б., так и Т. и С. в преступлениях, за совершение которых они осуждены, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

Вина этих лиц, помимо положенных в основу приговора показаний Г., С. и Т. об обстоятельствах совершенных в отношении Г.И. преступлений, подтверждается совокупностью подробно изложенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями свидетеля В., согласно которым именно Г., Б., С. и Т. совершили разбойное нападение на Г.И. и лишили его жизни, данными протоколов осмотра места происшествия, следственных экспериментов, выемки предмета хищения - пальто, выводами судебно-биологических, медико-криминалистической, судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть Г.И. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, которая образовалась от действия тупых твердых предметов, в том числе фрагментов кирпичей, на которых обнаружены кровь и волосы, которые могли произойти от данного потерпевшего.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Г., С., Т. и Б. дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий осужденных не имеется. Такими основаниями не могут являться и доводы кассационных жалоб относительно участия Г. в преступлениях, поскольку последний, как правильно установлено судом, является непосредственным соисполнителем данного разбойного нападения и убийства.

Доводы вышеперечисленных лиц о непричастности к совершенным преступлениям, а также о даче Г., С., а также свидетелем В. показаний об обстоятельствах совершенных преступлений в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе показаниям Т., данным им в ходе судебного разбирательства дела.

Так, по этим показаниям Т. разбойное нападение на Г.И. было совершено по предложению Г., при этом потерпевшему удары наносились как ногами, так и кирпичами. Пальто потерпевшего забрал Г. В ходе предварительного следствия в отношении него незаконные методы ведения следствия не применялись.

То, что при данном разбойном нападении, помимо пальто, были похищены зимние ботинки, денежные средства в виде 3 тыс. рублей и 600 долларов США, видно из показаний потерпевшей Т.Н., согласно которым у ее мужа - потерпевшего Г.И. в тот день была указанная сумма денежных средств.

Что касается показаний потерпевшей Т.Н. о размере похищенных денежных средств, а также о стоимости похищенных вещей, то они последовательны, не противоречивы, согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе показаниями свидетеля А.Е. о наличии у потерпевшего Г.И. в ту ночь крупной суммы денег, выводами товароведческой экспертизы, и сомнений в их объективности не вызывают.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств, в том числе показаний Г., С. и Т., упомянутых в кассационных жалобах свидетелей П., А.Л., А., Б. и других, оснований также не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств, полученных с соблюдением требований закона.

Что касается отказа Г. от своих прежних показаний об обстоятельствах совершенных ими преступлений, то данное обстоятельство не может являться основанием для исключения этих показаний из числа доказательств, поскольку они согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, получены с соблюдением требований закона и в ходе допросов с участием адвоката, защищающего его интересы.

Надлежаще оценены и показания свидетеля В., отказавшейся от своих показаний, согласно которым она явилась очевидицей совершенных Г., С., Б. и Т. разбоя и убийства.

Причина наличия противоречий в показаниях, как свидетеля В., так и других, в том числе С.А. - бабушки В., судом выяснена. Как видно из показаний свидетеля С.А., а также Т., В. является подругой Г., и этим объясняется отказ В. от своих первоначальных показаний. Кроме того, как видно из положенных в основу приговора показаний свидетеля С.А., Г. бил В., и последняя боялась говорить правду.

Необоснованны доводы кассационных жалоб и относительно обстоятельств дела, поскольку эти обстоятельства, как и обстоятельства, характеризующие личность виновных, исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, упомянутых в кассационных жалобах экспертиз, а также в проверке других версий необходимости нет.

То, что точное время наступления смерти потерпевшего, исчисляемая в минутах, не установлена, не допрошены свидетель М. и другие упомянутые в жалобах лица, не проведен соответствующий следственный эксперимент в ночное время, не обнаружены обувь и денежные средства потерпевшего, не выяснены другие упомянутые в жалобах обстоятельства, в данном конкретном случае не повлияло на правильность выводов суда о виновности осужденных.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено.

Приговор отвечает требованиям закона. Вопреки доводам кассационных жалоб в приговоре приведены мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, в том числе упомянутые в жалобах показания родственников и друзей осужденных.

Что касается наказания, назначенного осужденным, в том числе Г. и С., то оно смягчению не подлежит, поскольку соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, тяжести содеянного, личности виновных и всем обстоятельствам дела. Назначенное наказание невозможно признать явно несправедливым вследствие его суровости.

Таким образом, оснований для отмены или изменения данного приговора не имеется. Такими основаниями не могут являться и доводы кассационных жалоб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 27 декабря 2001 года в отношении Г., С., Т., Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"