||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2002 г. N 29-О02-10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Каримова М.А.

судей Истоминой Г.Н. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 28 октября 2002 года кассационные жалобы адвоката Костырина В.Ю. и осужденного С. на приговор Пензенского областного суда от 21 марта 2002 года, которым

С., <...>, ранее не судимый

осужден к лишению свободы по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 лет 6 месяцев, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет, по ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 3 года, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 2 года 6 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По настоящему делу осуждены также Л. и Б., приговор в отношении которых не обжалован.

Постановлено взыскать в пользу Ш.Т. и Ш.В. с С. и Л.. солидарно в возмещение материального ущерба 3 372 руб. 43 коп., расходов на погребение - 19 312 рублей, расходов по оказанию юридических услуг - 4 000 руб.; в счет компенсации морального вреда - 250 000 руб.; с С. - в возмещение стоимости уничтоженного огнем имущества - 152 600 рублей, стоимости восстановительного ремонта квартиры и лестничной площадки соответственно - 24 548 рублей и 576 рублей.

С. осужден за убийство Ш. 1984 года рождения, сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, за разбойное нападение потерпевшего с причинением тяжкого вреда его здоровью, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия; за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога; за тайное хищение имущества М. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены им 8 июня и 11 июня 2001 года в г. Пензе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Костырина В.Ю., поддержавшего доводы жалоб и просившего переквалифицировать действия С. с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 на ст. 316 УК РФ, с п. "в" ч. 3 ст. 162 на ч. 2 ст. 175 УК РФ, а по ч. 2 ст. 167 УК РФ приговор отменить за недоказанностью его вины, потерпевших Ш.В. и Ш.Т. об оставлении приговора без изменения, мнение прокурора Асанова В.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Костырин В.Ю. указывает, что действия С. по краже имущества М. квалифицированы неправильно. Сам осужденный не принимал участия в незаконном изъятии телевизора потерпевших, о чем пояснял он и свидетели Г. и И. в судебном заседании. С. являлся пособником, а возможно и подстрекателем кражи, поэтому его действия следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК РФ, и наказание ему следовало назначить более мягкое, чем исполнителям убийства.

Не доказано участие С. и в убийстве Ш. и разбойном нападении на него.

Суд дал неправильную оценку показаниям осужденного Л., свидетеля Р. и выводам экспертов. Показания Л. об обстоятельствах сговора с С. на совершение убийства Ш., о первых действиях при совершении убийства являются противоречивыми.

Не соответствуют показания Л. о количестве, локализации нанесенных потерпевшему ударов заключению судебно-медицинского эксперта, о том, к какой стене он оттолкнул С. - данным осмотра места происшествия. Не проверены его показания и о возможности перерезать телефонный провод одной рукой.

Отсутствие следов крови на одежде С. также ставит под сомнение правдивость показаний Л.

Свидетель Р. дала показания под давлением сотрудников милиции, и этому факту суд не дал оценки. Кроме того ее показания в первом судебном заседании полностью соответствовали показаниям С. и обрисовывали действительную картину преступления. Показания же Л. не совпадают с показаниями свидетеля Р.

Подробно описывая обстоятельства осмотра и изъятия ножа, долота, проведения экспертизы, считает, что выводы эксперта о возможности принадлежности пота на этих предметах С. не могут являться доказательством виновности осужденного.

Необоснованно, по мнению автора жалобы, сослался суд как на доказательства виновности С. на показания свидетеля Т., на поведение С. после совершения преступления.

Личность осужденных исследована неполно, их психологическое, эмоциональное состояние не изучено.

Сомнительным является вывод суда о совершении хищения имущества С., который последовательно утверждал, что не похищал вещи из квартиры, и это сомнение является неустранимым.

Не доказана вина С. и в поджоге квартиры. Суд сослался на показания Л., однако из комнаты, в которой он похищал вещи, не просматривается детская комната, где с его слов С. совершил поджог. В явке же с повинной Л. имеется исправления в части касающейся лица, совершившего поджог.

Показания Т. также не могут являться доказательством, поскольку он не смог назвать источник своей осведомленности, и его показания противоречат фактическим обстоятельствам.

При вынесении приговора судом допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Считает, что действия С. можно было бы квалифицировать как пособничество в краже, приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем и укрывательство преступлений по ч. 5 ст. 33, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 175, ст. 316 УК РФ.

Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование в связи с неполнотой предварительного следствия и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Осужденный С. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней просит также просит отменить приговор и дело направить на новое расследование или переквалифицировать его действия с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 на ст. 316 УК РФ, с п. "в" ч. 3 ст. 162 на ч. 2 ст. 175 УК РФ, а по ч. 2 ст. 167 УК РФ приговор отменить за недоказанностью его вины.

В обоснование своей просьбы ссылается на то, что предварительным следствием не выяснено имелись ли на похищенных вещах следы его рук, не установлено кто включил газовую плиту.

Судом не приняты во внимание его показания, не дано оценки отсутствию на его одежде крови, тому, что в квартире Ш. он был впервые и за тот промежуток времени не смог бы найти ящик с инструментами, тому, что в момент поджога в комнате Л. находился в коридоре, что долото изъято следователем из тела потерпевшего без понятых, противоречия в показаниях Л. не устранены судом.

Не были оглашены в судебном заседании его показания, не просмотрена видеозапись показаний свидетеля Р.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие Ш.В. и Ш.Т. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного С. в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы осужденного С. о непричастности к убийству Ш., разбою и умышленному уничтожению имущества Ш., поддержанные и в кассационных жалобах, были тщательно проверены в судебном заседании и не нашли подтверждения.

При этом суд правильно сослался как на доказательство виновности С. на показания осужденного Л., который категорически утверждал, что С. принимал участие в убийстве Ш., похищении имущества из квартиры потерпевшего, после чего совершил поджог квартиры.

В частности в судебном заседании Л. пояснил, что они договорились с С. убить Ш., чтобы не возвращать ему долг и завладеть другим ценным имуществом. Для этого они взяли на кухне каждый по ножу, и в спальной комнате он первым напал на Ш., нанес ему удар в область живота. На крики потерпевшего в спальню забежал С. и нанес тому не менее 2 - 3 ударов ножом в живот. Ш. выбежал в коридор, где он и С. нанесли потерпевшему по несколько ударов в область, при этом Ш. испачкал кровью стену. Затем они проводили его в ванную комнату, где продолжили наносить удары ножами в живот и грудь, а когда С. принес ящик со слесарным инструментом, он нанес не менее 2 - 3 ударов газовым ключом в голову потерпевшего, С. же нанес удары ножом в область шеи, а также, взяв стамеску, нанес удар в область сердца спереди, а другой стамеской - удар в спину, оставив ее в теле Ш. На просьбы Ш. вызвать скорую помощь С. обрезал телефонный провод.

Убедившись в смерти Ш., он сложили в сумки аудио- и видеоаппаратуру, кассеты, диски и другое имущество, свои вещи, на которых имелась кровь, они также сложили в сумку. Затем С. поджег в детской комнате плед, включил конфорки на газовой плите, и они ушли из квартиры. При этом он ушел первым, а С. на некоторое время еще задержался в квартире.

Показания Л. об обстоятельствах убийства потерпевшего, о характере примененного к нему насилия, об использовании при этом им и С. ножей и слесарных инструментов, об оставлении С. долота в теле потерпевшего, о том, что С. перерезал телефонный провод, подтверждаются данными осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертов по исследованию трупа Ш. и вещественных доказательств, актом пожарно-технической экспертизы, содержании которых подробно изложено в приговоре.

В частности, в выводах экспертов указано, что на ноже N 2 и на долоте, изъятом с трупа Ш., обнаружена кровь, одинаковая по группе с кровью потерпевшего, а также следы пота, которые могли произойти от С., этим же ножом N 2 образовано и разделение провода телефонного аппарата.

Вопрос о возможности образования следов пота на долоте, изъятом из трупа Ш., не от С., а от других лиц, о чем указывается в жалобах, проверялся судом.

Судебно-медицинский эксперт С.А., изъявший долото из трупа, пояснил, что работал в перчатках, и от него эти следы не могли произойти. Категорически исключили возможность образования следов пота от других лиц свидетель Попов, обнаруживший труп Ш. во время тушения пожара и следователь Н., производивший осмотр места происшествия и трупа.

Учитывая показания Л. и выводы экспертов суд обоснованно пришел к выводу о том, что следы пота на орудиях убийства оставил С.

Соответствуют показания Л. об участии С. в убийстве и разбое, о мотиве убийства и показаниям свидетеля Р. о том, что Л. ей рассказал, что он и С. убили парня по имени Женя, при этом первым удары нанес Л., а затем С.; показаниям свидетеля Т., который категорически утверждал в судебном заседании, что С. рассказал ему, что после убийства потерпевшего они вдвоем с Л. сложили в три сумки радиоаппаратуру и другое имущество, после чего подожгли квартиру, что убит был потерпевший из-за нежелания Л. возвращать ему долг.

На предварительном следствии, начиная с заявления на имя прокурора Первомайского района, Л. так же, как и в судебном заседании утверждал, что поджог квартиры совершил С.

Какие-либо данные, свидетельствующие о фальсификации этого заявления, в материалах дела отсутствуют.

С учетом того, что показания Л. подтверждаются другими доказательствами и соответствуют им, суд обоснованно признал их достоверными и пришел к выводу о том, что С. принимал непосредственное участие в разбойном нападении на Ш., его убийстве и уничтожении имущества потерпевших.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой. Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Действиям осужденного по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, ч. 2 ст. 167 УК РФ судом дана правильная юридическая оценка.

Не основаны на материалах дела и опровергаются исследованными судом доказательствами и доводы жалоб о том, что С. не принимал участия в хищении телевизора из квартиры М., а лишь оказал пособничество в этом.

Как следует из показаний осужденных Б. и Л., кражу телевизора они совершили по предложению С., при этом Б. проник в квартиру, разбив стекло в оконной раме, и через окно подал телевизор Л. и С., которые отнесли его в автомашину.

О том, что два парня, стоявшие у окна квартиры М., понесли телевизор к автомашине, а третий, в котором она опознала Б., выпрыгнул из окна, пояснила в судебном заседании свидетель И.

Приведенные показания осужденных, свидетеля подтверждают непосредственное участие в хищении телевизора совместно с Л. и Б. и С. Оснований не доверять показаниям указанных лиц суд не имел, а потому обоснованно признал С. исполнителем кражи и правильно квалифицировал его по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Уровень психического развития осужденного, условия его жизни и воспитания исследованы судом с достаточной полнотой.

Оснований для проведения стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, о чем указывается в жалобах, не имеется.

Наказание назначено С. соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, условий их жизни и воспитания, уровня психического развития, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пензенского областного суда от 21 марта 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"