||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2002 г. N 74-о02-60

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Фроловой Л.Г. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных Х., П., адвокатов Мантрова С.В., Жарникова Ю.Н., Котвицкого А.Н., на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 4 июня 2002 года, которым

Х., <...>, якут, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ на 3 года, 161 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 13 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Х. наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, русский, судимый,

- 3 декабря 1997 года по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 4 года;

осужден по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение П. по приговору суда от 3 декабря 1997 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору суда от 3 декабря 1997 года и окончательно, по совокупности приговоров назначено П. наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения адвоката Котвицкого А.Н., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Х. и П. признаны виновными в совершении группой лиц хулиганства, сопровождавшегося применением насилия к Н., Х., кроме того, в открытом похищении имущества Н. и в умышленном причинении смерти потерпевшему из хулиганских побуждений.

Преступления осужденными совершены 9 июля 2001 года, в г. Якутске, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Х. и П. виновными себя в совершении указанных преступлений не признали.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный П., не соглашаясь с приговором, утверждает, что не совершал хулиганства в отношении Н., ссылается на самооговор в ходе предварительного следствия, в результате применения к нему противозаконных методов его ведения, оговор его Х. и Г. по этой же причине, утверждает также, что кровь, обнаруженная на футболке, в которую он был одет, в день происшедшего, могла образоваться от него самого, считает, что органами предварительного следствия и судом с достоверностью не установлены обстоятельства совершения преступлений в отношении потерпевшего, в том числе место причинения ему телесных повреждений, характер и степень тяжести таковых. Полагает, что протоколы допросов свидетеля В. следствием сфальсифицированы, просит приговор отменить, дело производством прекратить.

В кассационных жалобах адвокат Жарников Ю.Н. в защиту П. приводит аналогичные доводы, ссылается также на противоречивость показаний свидетеля Г., полагает, что по делу необходимо провести судебно-генетическую экспертизу на предмет установления с достоверностью принадлежности крови, обнаруженной на футболке П., а также повторной судебно-медицинской экспертизы, просит приговор отменить, дело производством прекратить.

В дополнение к кассационной жалобе осужденного П., адвокат Котвицкий А.Н., ссылается на невыполнение органами предварительного следствия при дополнительном расследовании данного дела определения суда, которым оно было обращено к доследованию, полагает, что дело расследовано и рассмотрено судом с нарушением уголовно-процессуального закона, следствием и судом не установлены обстоятельства совершенных в отношении потерпевшего преступлений, приводит анализ доказательств по делу, полагает, что суд дал доказательствам неправильную оценку и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности П., просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, осужденный Х., выражая несогласие с приговором, утверждает, что оговорил себя на предварительном следствии в совершении преступлений в отношении Н. Ссылается на применение к нему противозаконных методов ведения следствия. Полагает, что П. и Г. оговорили его в ходе предварительного следствия по этим же причинам. Находя предварительное и судебное следствие необъективным и односторонним, просит об отмене приговора.

В кассационной жалобе адвокат Мантров С.В. в защиту Х., ссылается на аналогичные доводы, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов, представитель потерпевшего, адвокат Жирков А.С. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Х. и П. в совершении указанных преступлений, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина Х. и П. в ими содеянном подтверждается их собственными показаниями на предварительном следствии, в которых они не отрицали того, что беспричинно избили Н. на улице, затащили его под дом, где также избили, Х. наносил потерпевшему удар пустой бутылкой по голове, а затем горлышком от разбившейся бутылки удары в шею, снял с потерпевшего брюки, "чтобы носить самому".

Показания Х. и П. в указанной части обоснованно признаны судом правдивыми, как полученные в установленном законом порядке и подтверждающиеся другими доказательствами.

Из дела усматривается, что Х. и П., в соответствии с занимаемым ими процессуальным положением, разъяснялись права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом и Конституцией РФ, и обеспечивалась возможность воспользоваться ими.

Как видно из дела, право на защиту осужденными реализовано в соответствии с законом, в полном объеме, согласно их волеизъявлению.

В случае отказа Х. и П. от участия адвокатов, они допрашивались в отсутствие таковых, давали показания об обстоятельствах совершенных преступлений (т. 1 л. д. 46 - 47, 52 - 53).

При высказывании желания иметь защитника, адвокаты осужденным были предоставлены.

При этом Х., будучи допрошенным в присутствии адвоката, продолжал давать показания об обстоятельствах совершенных им и П. преступлений, подтвердил их в ходе следственного эксперимента, также в присутствии адвоката, с применением видео- и фотосъемки (т. 1 л.д. 55 - 57, 59 - 60).

Согласно данных освидетельствования, проведенного после указанных допросов, у Х. и П. не имелось телесных повреждений.

Приведенные обстоятельства опровергают доводы осужденных о том, что признательные показания по делу даны ими в результате применения к ним физического насилия со стороны работников милиции и лиц, производивших допросы.

Помимо этого, анализ показаний Х. и П. на предварительном следствии позволяет сделать вывод о том, что они свободно придерживались избранной ими позиции защиты, соответственно изменяя показания об обстоятельствах совершенных преступлений.

Судом, в соответствии с требованиями закона, в приговоре дан подробный анализ и соответствующая оценка показаниям осужденных. Приведены в приговоре также мотивы признания одних показаний осужденных правдивыми, других не правдивыми.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и признаются судебной коллегией правильными выводы суда об отсутствии незаконного воздействия на Х. и П. в ходе их допросов на предварительном следствии, в целях понуждения их к самооговору и оговору друг друга, а также об отсутствии у них иных оснований к этому.

Правильная оценка дана судом и заключению прокурорской проверки по заявлениям осужденных о применении к ним незаконных методов расследования дела.

В подтверждение вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетеля Г., данные им на предварительном следствии и обоснованно признанные судом правдивыми, в той их части, в которой они согласуются с другими доказательствами и подтверждаются ими.

Из показаний Г., признанных судом правдивыми, усматривается, что Х. и П., беспричинно стали избивать Н. возле подъезда, а затем под домом, в том числе ногами, Х. резал горлышком от разбитой бутылки по шее потерпевшего.

Органами предварительного следствия проверялась причастность Г. к преступлениям в отношении Н. и обоснованно признана не подтвердившейся, с приведением мотивов принятого решения в постановлении.

Как видно из дела, Г. допрашивался в соответствии с занимаемым им процессуальным положением, в установленном законом порядке, в том числе в присутствии адвоката.

В ходе предварительного следствия и судом проверялись доводы Г. о применении к нему физического насилия в целях понуждения к даче "выгодных" следствию показаний, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, указанные доводы опровергаются содержащимися в деле данными об отсутствии у Г. телесных повреждений.

Правильная оценка дана судом также показаниям свидетеля В. о том, что он и Г. во время совершения преступления находились в доме Г. Показания свидетеля В. обоснованно признаны не соответствующими действительности, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Из показаний свидетеля В.Л., данных им на предварительном следствии, усматривается, что 9 июля 2001 года, около 5 часов 30 минут он обнаружил потерпевшего под домом N 17, на его вопрос потерпевший ответил, что его избили два парня, один якут, другой русский, за то, что он не дал прикурить (т. 1 л. д. 9, т. 2 л.д. 143, т. 3, л.д. 35 - 36).

Суд правильно признал указанные показания свидетеля В.Л. правдивыми, как последовательные, подтверждающиеся другими доказательствами.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях свидетеля В.Л., данных им в суде, чему дана правильная оценка в приговоре. При этом судом обоснованно приняты во внимание объяснения В.Л. о том, что он забыл некоторые подробности происшедшего в связи с давностью события.

Кроме того, судом проверялось утверждение свидетеля В.Л. о том, что он подписывал протоколы допросов не читая их и следователь имел возможность их "дополнить".

Это утверждение опровергается показаниями следователя Егоровой о том, что В.Л., на предварительном следствии в качестве свидетеля показания давал добровольно, она записывала в протоколе допроса показания указанного свидетеля дословно.

Помимо этого, согласно собственноручно исполненных свидетелем В.Л. записей в указанных протоколах, протоколы составлены с его слов, им прочитаны, что подтверждено его подписью.

Из материалов дела также усматривается, что свидетель В.Л. был допрошен в день обнаружения преступления, в то время, когда у органов следствия не имелось версий происшедшего и сведений о лицах совершивших преступления, их количестве и национальности.

При таких обстоятельствах ссылки в кассационных жалобах на то, что показания свидетеля В.Л. на предварительном следствии "подгонялись" под конкретных обвиняемых, Х., якута по национальности и П., по национальности русского, признаются судебной коллегией несостоятельными.

Не может свидетельствовать о недостоверности показаний В.Л. на предварительном следствии и то обстоятельство, что он не сообщил врачу "скорой помощи", что потерпевший с ним разговаривал.

Анализ показаний свидетеля П.А., врача бригады скорой медицинской помощи и показаний свидетеля В.Л. на предварительном следствии свидетельствует о том, что В.Л. рассказывал о происшедшем врачу П.А. и следователю Цоцория соответственно профессии каждого из них и интересовавших их вопросов.

Помимо этого, показания свидетеля В.Л. на предварительном следствии, относительно ответа потерпевшего на его вопрос, согласуются с показаниями Х. и П., в которых они признавали вину в совершении преступлений, а также то обстоятельство, что один из них по национальности якут, а другой - русский.

Судом тщательно выяснялись, правильно установлены и приведены в приговоре все обстоятельства совершенных Х. и П. преступлений, в том числе время и место их совершения.

В обоснование вины осужденных суд правильно сослался в приговоре на сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской экспертизы, другие доказательства.

Из дела усматривается, что при обращении его к доследованию, органами предварительного следствия выполнены все необходимые рекомендации суда. В том числе по вопросам поставленным в определении суда допрошен судебно-медицинский эксперт.

Также эксперт судебной медицины был подробно допрошен в судебном заседании. Как стороной защиты, так и стороной обвинения эксперту задавались вопросы, в том числе письменные, на которые экспертом даны исчерпывающие ответы.

В обоснование выводов о месте нанесения ударов, приведших к смерти потерпевшего - под домом, суд, помимо показаний самих осужденных и свидетеля Г., сослался на данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия. Так согласно данных протокола, под аркой, где сначала был избит Н., следов, похожих на пятна крови при осмотре места происшествия не обнаружено, а под домом, на месте, где был обнаружен Н., такие следы имелись. Приведенные обстоятельства подтверждаются также показаниями свидетелей В.Л. и П.А.

Сам факт обнаружения потерпевшего под домом, наличия пятен крови в этом месте, наряду с показаниями осужденных и Г., свидетельствуют о том, что для П. и Х. ограниченное пространство под домом не явилось помехой для нанесения ударов руками и ногами, а для Х. и к нанесению потерпевшему ударов осколком бутылки.

Кроме того, согласно протоколу дополнительного осмотра места происшествия, высота под домом с учетом снежного покрова 164 сантиметра.

В подтверждение вины осужденных суд правильно сослался в приговоре на данные об изъятии и экспертном исследовании футболки П. Сам П. не отрицал того, что в день происшедшего был одет в изъятую по месту его жительства футболку. На футболке, согласно заключению судебно-биологических экспертиз обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего Н. и от самого П. Вместе с тем, доводы П. о том, что обнаруженная на футболке кровь принадлежит ему, не могут быть признаны состоятельными, поскольку согласно имеющихся в деле данных у П. не имелось телесных повреждений, в том числе явившихся источником кровотечения.

Кроме того из дела видно, что расследование по нему, в том числе дополнительное, проведено с соблюдением требований закона о подследственности.

Судом проверялись все доводы, приводимые Х. и П. в свою защиту, в том числе о непричастности к преступлениям в отношении Н., самооговоре и оговоре друг друга на предварительном следствии, оговоре их Г. на предварительном следствии в результате применения противозаконных методов его ведения, о совершении преступлений в отношении Н. иными лицами, и, обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

В приговоре приведены убедительные мотивы принятого судом решения относительно изложенных осужденными доводов. Оснований не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется.

По изложенным основаниям судебной коллегией признаются несостоятельными аналогичные доводы кассационных жалоб.

В том числе, из материалов дела усматривается, что органами предварительного следствия проверялись и обоснованно признаны не подтвердившимися многочисленные версии о причастности к преступлениям в отношении Н. иных лиц.

Из дела также усматривается, что изъятие предметов в ходе следственных действий, их хранение, направление на экспертное исследование и само исследование, произведены в установленном законом порядке.

С учетом изложенного, следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Х. и П. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности Х. и П. в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в том числе, свидетельствующих об односторонности либо неполноте предварительного или судебного следствия, судебной коллегией по данному делу не усматривается.

Также не имеется противоречий и в выводах суда, изложенных в приговоре.

При назначении наказания Х. и П., судом, в соответствии с законом, учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о их личности.

С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора, а также к смягчению наказания, назначенного Х. и П.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 4 июня 2002 года в отношении Х. и П. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Х., П., адвокатов Мантрова С.В., Жарникова Ю.Н., Котвицкого А.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"