||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2002 г. N 20-о02-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Похил А.И., Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2002 года кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 7 июня 2002 года, которым

Г., 1977 года рождения, не судим,

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений - к 23 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., мнение прокурора Большакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. осужден за разбойное нападение и умышленное убийство М. с особой жестокостью и сопряженное с разбоем.

В судебном заседании Г. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе Г. просит приговор в части осуждения его по ст. 162 УК РФ отменить, а дело производством прекратить, обосновывая свои доводы тем, что намерения совершить разбой у него не было. Нож он взял с собой для самообороны.

Убийство потерпевшей совершил в состоянии аффекта, вызванного, оскорблениями в его адрес потерпевшей словами, унижающими его честь и достоинство.

В жалобе осужденный также указывает, что детей в момент убийства рядом с потерпевшей не было.

Показания, данные на предварительном следствии, в которых он, Г. признавал себя виновным в разбое, осужденный просит считать самооговором в результате физического воздействия на него работников милиции.

Утверждая о нахождении в состоянии аффекта, Г. просит переквалифицировать его действия со ст. 105 на ст. 107 УК РФ, по которой назначить ему соответствующее наказание.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Г. в установленных судом преступлениях подтверждена совокупностью доказательств, приведенных в приговоре:

показаниями самого осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании об обстоятельствах содеянного;

показаниями свидетелей В., Г.Х., протоколом осмотра места происшествия, заключением комплексной комиссионной судебно-медицинской и медико-криминалистической экспертизы, заключением почерковедческой экспертизы, судебно-биологической и дактилоскопической экспертиз.

Суд, дав оценку указанным доказательствам с точки зрения относимости, допустимости и достоверности их, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г. и правильно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п. п. "д", "з" УК РФ.

Доводы жалобы Г. о том, что он не совершал разбой, а оговорил себя в этом преступлении в результате воздействия на него со стороны работников милиции, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не основаны на материалах дела.

Так, в ходе предварительного следствия Г. при допросах его, неоднократно, в том числе и при допросах с участием адвоката, подтверждал совершение им разбойного нападения.

Он показывал, что познакомился с М.Ю., был у него дома, неоднократно виделся с ним в городе. Знал, что М.Ю. торгует на рынке мясом, имея хорошую выручку, предполагал, что дома у М.Ю. имеются деньги. 22 октября 2001 года, зная, что М.Ю. находится на рынке, решил совершить "грабеж" у него в квартире. У себя дома взял нож, чтобы нанести удары жене М.Ю., если она будет оказывать сопротивление. Убедившись, что М.Ю. нет дома, попросил у жены последнего бумагу и карандаш для написания записки. В записке указал: "Не стой больше на базаре".

Текст придумал, чтобы отвести от себя подозрения, исполнив его печатными буквами, чтобы не смогли узнать почерк.

Написав записку, передал ее потерпевшей и против воли М. вошел в квартиру. Потерпевшая стала его выталкивать из прихожей, а он вытащил нож и стал наносить им удары, а когда нож согнулся, он взял на кухне другой нож и им также нанес удары потерпевшей.

Г. также показывал, что на крик М. прибежал мальчик, который, стоя позади него, кричал и, которого он ударил по голове рукой.

Уходя из квартиры М., увидел на рукаве свитера кровь, которую смыл у крана. Чтобы его никто не узнал, приподнял горловину свитера, закрыв лицо.

Эти показания Г. суд обоснованно признал достоверными, поскольку они объективно соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Свидетель В. подтвердила, что видела возле дверей М. мужчину, который что-то писал в блокноте.

Свидетель Г.Х. показала, что из подъезда, где была расположена квартира М., они видела выходившего парня, который поднял на лицо горловину свитера и следом за ним выбежавшего мальчика, который плакал и кричал, что "дядя убил его маму".

Заключением судебно-почерковедческой экспертизы установлено, что текст записки, изъятой с места происшествия: "Больше не стой на базаре", исполнен Г.

Согласно заключению криминалистической экспертизы, обнаруженные на месте убийства отпечатки пальцев и след участка ладони оставлены пальцами и ладонью Г.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы, на двух ножах, один из которых находился в теле убитой, а другой был изъят с места происшествия, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшей.

Таким образом, показания Г. об обстоятельствах содеянного, орудиях убийства и механизме причинения ранений соответствуют другим данным, установленным по делу.

В судебном заседании Г. по существу признал инкриминируемые ему фактические обстоятельства содеянного, отрицая лишь разбойное нападение.

Изменению осужденным показаний в этой части суд дал соответствующую оценку.

Доводы жалобы Г. о том, что он находился в состоянии аффекта, возникшего в результате оскорбления его потерпевшей "тяжким словом", а также о том, что в момент убийства рядом не было детей М., судебная коллегия находит несостоятельными, так как они опровергаются его собственными показаниями в судебном заседании, в которых он указал, что не может объяснить "почему и с какой целью пришел в квартиру М.Ю. и убил его жену. Меня потерпевшая не била и не оскорбляла, но не разрешала войти в квартиру" (т. 2 л.д. 119 об.).

Г. также показал, что в момент нанесения им ударов ножом потерпевшей мальчик убитой находился рядом и кричал: "Не убивай маму!" (т. 2 л.д. 120).

Таким образом, доводы осужденного о нахождении его в состоянии аффекта являются необоснованными.

Наказание Г. назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

Оснований к отмене либо изменению приговора, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе осужденного, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 373 - 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 7 июня 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ПОХИЛ А.И.

КУМЕНКОВ А.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"