||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2002 г. N 42-о02-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ботина А.Г. и Бурова А.А.

24 октября 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Б. и У., адвоката Нимеевой Л.И. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 5 августа 2002 года, которым

Б., 30 октября 1960 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка, ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 33 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 (шестнадцать) лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 13 (тринадцать) лет с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 17 (семнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

У., <...>, образование среднее, имеющего на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка, не судимого,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 (одиннадцать) лет с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 16 (шестнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено о взыскании в пользу Ш. в счет компенсации морального вреда с Б. - 50.000 (пятьдесят тысяч) рублей, У. - 50.000 (пятьдесят тысяч).

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г. и мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. и У. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном с применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, Б. также в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, а У. - в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженном с разбоем.

Преступление совершено 5 января 2002 года в г. Элисте при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. виновным себя в совершении указанных преступлений не признал, У. - признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Б., не приводя мотивов, считает приговор незаконным и подлежащим отмене;

адвокат Нимеева в защиту осужденного Б. утверждает, что вывод суда о виновности последнего в совершении преступлений не доказан, а основан лишь на предположениях и противоречивых показаниях У. Указывает, что последний оговорил Б. в преступлениях. Также указывает, что судом не установлена принадлежность ботинок с запаховыми следами именно Б. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный У., не отрицая своего участия в преступлениях, указывает, что на предварительном следствии в результате применения к нему физического и психического насилия со стороны работников милиции он оговорил Б. в преступлениях. Также указывает, что дело судом рассмотрено с обвинительным уклоном. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Б. и У. в разбойном нападении, Б. также в организации убийства, а У. - в убийстве основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы о недоказанности вины Б. в совершении указанных преступлений обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе показаниями, данными осужденным У. на предварительном следствии, о том, что Б. предложил ему ограбить автозаправочную станцию, после чего по его же указанию он из дома Н. взял нож, при этом понял, что они идут совершать убийство, в помещение станции они проникли через дверь, которую по просьбе Б. открыл оператор, и находясь там, он, У., нанес оператору 7 - 8 ударов ножом в различные части тела, а затем они вдвоем похитили из помещения станции 8 - 9.000 руб., свою одежду и ботинки Б., а также нож он выбросил в мусорный бак, после совершения преступления они пошли к Н.

Суд первой инстанции тщательно проверил приведенные выше показания, данные У. на предварительном следствии, и нашел их достоверными и допустимыми как доказательство, подтверждающее виновность обоих осужденных в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

Такую оценку указанных показаний судебная коллегия находит правильной, поскольку они последовательны, подробны, даны осужденным неоднократно, в том числе и в присутствии защитника, с разъяснением ему положений ст. 51 Конституции РФ, к тому же, они согласуются как между собой, так и с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе:

с показаниями свидетелей Н. и Б.Т. о том, что Б. и У. после распития спиртных напитков куда-то ушли и вернулись только утром, в доме они обнаружили пропажу одного ножа;

протоколом опознания Н. и Б.Т. ножа, обнаруженного в мусорном баке по указанию У., как ножа, который непосредственно перед совершением указанного преступления пропал из их дома;

актом одорологической экспертизы, согласно которому на обнаруженных в мусорном баке по указанию У. ботинках выявлены запаховые следы, которые могут происходить от Б.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют какие-либо объективные данные, свидетельствующие как о получении на предварительном следствии показаний от осужденного У. с применением физического или психического воздействия, так и об умышленном им оговоре Б. в совершении преступлений.

Поэтому содержащиеся в кассационных жалобах адвоката и осужденного У. аналогичные доводы обоснованными признать также нельзя.

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы о том, что принадлежность ботинок с запаховыми следами именно Б. судом не установлена, также являются необоснованными, поскольку они опровергаются приведенными выше показаниями У. и актом одорологической экспертизы, согласно которым осужденный бросил принадлежащие именно Б. ботинки в мусорный бак, на которых впоследствии экспертами выявлены запаховые следы, которые могут происходить от Б.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе осужденного доводов о том, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия обоих осужденных.

Мера наказания, назначенная осужденным с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих личность каждого, является справедливой.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, 388 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 5 августа 2002 года в отношении Б. и У. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"