||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2002 г. N 53-О02-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Глазуновой Л.И. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных Г.Е.Ю., С.Р. и Г.Е.И., адвокатов Бельковича Ю.А., Леонова В.И. и Черепанова П.П. на приговор Красноярского краевого суда от 5 ноября 2001 года, которым

Г.Е.Ю., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 20 января 2000 года по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден от наказания 18 августа 2000 года по амнистии от 26 мая 2000 года,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

С.Р., <...>, русский, учащийся Красноярского государственного технического университета, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г.Е.И., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. "а", "в", "д" УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Г.Е.Ю. и С.Р. солидарно в пользу П.Г. компенсацию морального вреда 100.000 руб. С Г.Е.Ю., С.Р. и Г.Е.И. солидарно в пользу К. 3750 руб. в возмещение материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденных С.Р. и Г.Е.Ю., каждый утверждавший, что к убийству потерпевшей он не причастен, адвоката Бельковича Ю.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб и полагавшего, что вина С.Р. в убийстве П.Н. не доказана, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей изменить приговор в отношении Г.Е.Ю. со смягчением наказания и назначения иного вида исправительного учреждения, в остальной части оставить без изменения судебная коллегия,

 

установила:

 

Г.Е.Ю. и С.Р. осуждены за убийство П.Н. 1977 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, и разбойное нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Г.Е.И., не знавший о намерениях Г.Е.Ю. и С.Р. лишить жизни П.Н. при разбойном нападении, осужден за пособничество открытому похищению чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

Преступление совершено 28 января 2001 года в пос. Козулька Красноярского края при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании осужденные свою вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Г.Е.Ю., не приводя каких-либо доводов, считает приговор незаконным.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что в период следствия было нарушено его право на защиту, ему несвоевременно был предоставлен адвокат, в связи с чем показания в отсутствие адвоката просит не принимать во внимание. Кроме того, считает, что при назначении экспертиз не были соблюдены требования закона, он был лишен возможности задавать вопросы экспертам. Также он не согласен с выводом суда о совершении им преступления при особо опасном рецидиве, поскольку прежняя судимость, по его мнению, у него погашена в связи с освобождением от наказания по амнистии, и не должна учитываться при определении размера наказания. Ссылаясь на недозволенные методы следствия, он просит не принимать во внимание его показания, данные в отсутствие адвоката. Утверждает, что к убийству П.Н. не причастен, считает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях С.Р., которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Адвокат Черепанов П.П. в защиту интересов Г.Е.Ю. просит приговор изменить. Основанием к этому он указывает, что приговор постановлен на показаниях осужденных, данных в период расследования дела, которые получены с нарушением закона. Других доказательств вины его подзащитного в убийстве П.Н. в материалах дела не имеется. Кроме того, он полагает, что наказание осужденному назначено без учета данных о его личности и тяжести содеянного. Не соглашаясь с выводом суда о доказанности вины Г.Е.Ю. в убийстве потерпевшей, он, кроме того, считает, что действия Г.Е.Ю. излишне квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, поскольку все его действия должны охватываться лишь ст. 105 УК РФ, как убийство, сопряженное с разбоем.

Осужденный С.Р. без приведения мотивов указывает, что с приговором не согласен.

В дополнениях к кассационной жалобе он утверждает, что к лишению жизни потерпевшей не причастен, в связи с чем по ст. 105 УК РФ осужден необоснованно. Отрицая свою причастность к причинению какого-либо вреда здоровью потерпевшей, находит неправильной и квалификацию его действий как разбойное нападение. Считает, что выводы судебно-медицинской экспертизы о причине смерти П.Н. носят неконкретный характер, что, по его мнению, обязывало суд вызвать эксперта в судебное заседание и выяснить имеющиеся в судебно-медицинском заключении противоречия, однако, этого сделано не было и судом заключение эксперта истолковано неверно. Просит отменить приговор и дело направить на новое расследование.

Адвокат Белькович Ю.А. в защиту интересов С.Р. просит приговор в части осуждения за убийство потерпевшей отменить и дело производством прекратить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г", "д" УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Основанием к этому он указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие вывод суда в той части, что С.Р. и Г.Е.Ю. договорились лишить жизни потерпевшую, и что С.Р. принимал в этом участие. Считает, что Г.Е.Ю. вышел за рамки договоренности об открытом завладении имуществом П.Н., в связи с чем действия С.Р. неправильно квалифицированы как разбойное нападение.

Осужденный Г.Е.И. считает, что его действия неправильно квалифицированы как пособничество в грабеже, так как они договаривались совершить кражу чужого имущества, в связи с чем и назначенное наказание является явно несправедливым вследствие суровости. Кроме того, он указывает, что при назначении наказания судом не учтена его явка с повинной, что, по его мнению, является нарушением закона и влечет изменение приговора.

Адвокат Леонов В.И. в защиту интересов осужденного Г.Е.И., не приводя никаких доводов, указывает, что с приговором не согласен.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что вывод суда о пособничестве его подзащитного в открытом похищении чужого имущества сделан на предположениях. Доказательств его вины в этом в материалах дела не содержится. Г.Е.И. не отрицал, что договорились тайно похитить имущество К., и его роль заключалась в том, чтобы увести из дому потерпевших и обманным путем удерживать их, пока С.Р. и Г.Е.Ю. не похитят имущество. Г.Е.И. утверждал, что не знал и не догадывался, что имущество может быть похищено путем грабежа. Эти доводы его подзащитного, по мнению адвоката, не опровергнуты. Указывается, что при назначении наказания судом не учтены явка с повинной, данные о личности Г.Е.И. и смягчающие наказание обстоятельства. Ставится вопрос об отмене приговора.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший П.Г. указывает, что вина осужденных в совершении преступления доказана, мера наказания каждому назначена с учетом содеянного, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах доказанной.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Допрошенные на предварительном следствии как С.Р., так и Г.Е.Ю. не отрицали, что они знали о наличии в доме П.Н., которая опознала одного из них и просила уйти, однако, они не оставили своих намерений проникнуть в квартиру и завладеть имуществом. Обманным путем выманили П.Н. из квартиры, С.Р. ударил ее, отчего она упала, потеряв сознание. Он связал ей руки за спиной и накинул на голову наволочку. Подошедший Г.Е.Ю. накинул электрошнур на шею и затянул.

Забрав имущество, они положили труп П.Н. в салон автомашины и вывезли за населенный пункт, где закопали в снег.

Эти показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

По делу установлено, что в доме П.Н. находились только Г.Е.Ю. и С.Р., иных лиц, причастных к лишению жизни потерпевшей не установлено, не утверждают об этом и сами осужденные.

Потерпевший К. пояснил, что он согласился с предложением Г.Е.И. провести вечер в баре. От этого предложения П.Н. отказалась и осталась дома. Когда ночью возвратился домой, обнаружил, что нарушен общий порядок, отсутствовала П.Н.

Г.Е.И. не отрицал, что его роль в совершении преступления заключалась в том, чтобы выманить из квартиры К. и П.Н. и удерживать в баре до тех пор, пока Г.Е.Ю. и С.Р. не завладеют их имуществом. С его предложением К. согласился, а П.Н. отказалась, оставшись дома.

Не отрицал он и того обстоятельства, что когда они с К. находились в баре, приезжал С.Р. и спрашивал, долго ли он сможет удерживать потерпевшего в баре.

С.Р. и Г.Е.Ю. поясняли, что Г.Е.И. знал о том, что от намерения завладеть имуществом К. и П.Н. они не отказались, несмотря на присутствие последней в доме, в связи с чем и продолжал "угощать" К. пивом, переезжая из одного бара в другой.

В указанном осужденными месте был обнаружен труп П.Н. с признаками насильственной смерти.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшей наступила от комбинированной асфиксии: сдавливания органов шеи петлей при удавлении и наличие у отверстия рта комка из наволочки, скрученной скотчем. Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения, которые были причинены посмертно.

Выводы данного заключения подтверждают показания С.Р. и Г.Е.Ю. о причине смерти П.Н., и их показания в той части, что они наносили ей удары лопатой.

В судебном заседании они отказались от своих показаний, и каждый стал утверждать, что он к убийству потерпевшей не причастен.

Судом проверены их утверждения, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения со ссылкой на конкретные доказательства приведены в приговоре.

Оснований ставить под сомнение принятое судом решение судебная коллегия не находит.

Похищенное из квартиры К. имущество было обнаружено в квартире С., к которому привезли его Г.Е.Ю. и Г.Е.И.

Данное имущество было предъявлено К. для опознания, опознано им как принадлежавшее его семье и возвращено по принадлежности.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и действиям каждого дал правильную юридическую оценку.

Заявление Г.Е.И. в той части, что о способе завладения имуществом потерпевших он не был осведомлен, судом проверено, признано необоснованным.

Как правильно суд пришел к выводу, Г.Е.И. знал о том, что П.Н. осталась в квартире, а Г.Е.Ю. и С.Р. не отказались от намерения завладеть их имуществом. Несмотря на эти обстоятельства, он не отказался от исполнения отведенной ему роли при совершении преступления, и продолжал удерживать К. в баре до обусловленного времени.

Такое поведение Г.Е.И. свидетельствовало о том, что он, зная, что тайно завладеть имуществом потерпевших невозможно, продолжал выполнять свою роль при совершении преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте или необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, по материалам дела не установлено.

Вместе с тем приговор суда в отношении Г.Е.Ю. и Г.Е.И. подлежит изменению.

Как видно из материалов дела, Г.Е.Ю. 18 августа 2000 года был освобожден от наказания по приговору от 20 января 2000 года на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.".

В соответствии со ст. 86 ч. 2 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Согласно п. 6 данной статьи погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, поэтому суд необоснованно пришел к выводу, что Г.Е.Ю. совершил преступление при особо опасном рецидиве, в связи с чем данное указание подлежит исключению из приговора.

Подлежит смягчению и назначенное Г.Е.Ю. наказание, поскольку при его назначении суд руководствовался правилами ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Отбывание лишения свободы ему должно быть назначено в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, из материалов дела видно, что на л.д. 113 второго тома имеется явка с повинной Г.Е.И., из содержания которой усматривается, что он назвал участников преступления и указал место, где хранилось похищенное имущество.

Как на смягчающее наказание Г.Е.И. обстоятельство имеется ссылка на явку с повинной и в обвинительном заключении, однако, в приговоре данному процессуальному документу никакой оценки не дано, в связи с чем судебная коллегия находит необходимым учесть в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной Г.Е.И., и, поскольку нет отягчающих наказание обстоятельств, смягчить ему наказание с учетом требований ст. 62 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 5 ноября 2001 года в отношении Г.Е.Ю. и Г.Е.И. изменить:

- исключить из приговора указание о совершении Г.Е.Ю. преступления при особо опасном рецидиве,

- смягчить ему наказание по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ до 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

- смягчить Г.Е.И. наказание по ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. "а", "в", "д" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ до 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор в отношении Г.Е.Ю., Г.Е.И., а также С.Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы Г.Е.Ю., С.Р., Г.Е.И., Черепанова П.П., Бельковича Ю.А. и Леонова В.И. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"