||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2002 года

 

Дело N 25-В02-25

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 24 октября 2002 года гражданское дело по иску П. к АООТ "Астраханский рыбокомбинат" о признании недействительным договора приватизации жилой площади по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Ленинского районного суда от 9 декабря 1999 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 18 января 2000 года и постановление президиума этого же суда от 21 апреля 2000 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

П. (с сыном 1984 г. рождения и тетей 1916 г. рождения), проживающая в трехкомнатной коммунальной квартире и занимающая в ней две комнаты (22,75 + 14,5 кв. м), обратилась в суд с иском к АООТ "Астраханский рыбокомбинат" о признании недействительным заключенного в 1994 г. договора приватизации, согласно которому третья комната в квартире (15,97 кв. м) стала собственностью Г. (умершей в октябре 1997 г.). В обоснование иска указала на то, что о приватизации соседкой 30 октября 1994 г. занимаемой жилой площади узнала только в сентябре 1997 г., согласия на это ни она, ни тетя не давали и не выяснялось мнение органа опеки и попечительства, хотя в квартире проживал и несовершеннолетний ребенок. Уже в ходе судебного разбирательства дела свой иск обосновывала и тем, что занимаемая ею с сыном комната является смежной с комнатой Г., так как имеется действующий дверной проем, в связи с чем комната умершей соседки как освободившаяся должна быть присоединена к имеющейся у нее (истицы) площади.

Дело неоднократно рассматривалось в различных судебных инстанциях.

Решением Ленинского районного суда от 9 декабря 1999 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 18 января 2000 г. и постановлением президиума этого же суда от 1 апреля 2000 г., предъявленный иск удовлетворен.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2000 года судебные решения были отменены и вынесено новое решение об отказе П. в иске.

Постановлением президиума Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2002 года определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2000 года отменено и дело направлено на новое надзорное рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В протесте поставлен вопрос об отмене решения Ленинского городского суда от 9 декабря 1999 года, определения судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 18 января 2000 года и постановления президиума того же суда от 21 апреля 2000 года и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении иска П.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

При вынесении решения суд исходил из того, что в соответствии со ст. 52 Жилищного кодекса РСФСР предметом договора найма может быть лишь изолированное помещение, состоящее из квартиры либо одной или нескольких комнат. Не может быть самостоятельным предметом договора найма часть комнаты или комната, связанная с другой общим ходом (смежная комната). В данном случае только две комнаты, в том числе и занимаемая ранее Г., имеют самостоятельные выходы в общий коридор, но последняя является и смежной с комнатой, занимаемой П. с сыном. Дверной проем между комнатами не заделывался. Давая разрешение Г. на приватизацию занимаемой ею жилой площади, ответчик, являвшийся собственником дома, не учитывал прав и интересов ее соседей по квартире и не сообщил им о даче такого разрешения, хотя они имели право на улучшение жилищных условий в связи с освобождением после смерти Г. имевшейся у нее комнаты, тем более что П. вышла замуж и состав ее семьи увеличился. Оформление Г. договора приватизации комнаты имело место до принятия Конституционным Судом РФ постановления от 3 ноября 1998 г., а в силу действующего до этого законодательства приватизация отдельной комнаты в коммунальной квартире без согласия соседей не допускалась.

С суждением суда первой инстанции согласились кассационная и надзорная инстанции, однако вывод по делу нельзя признать правильным, поскольку он сделан с нарушением требований норм материального права.

Действительно, из дела видно, что между занимаемой Г. комнатой и комнатой П. имеется дверной проем, который капитально заделан не был, и это обстоятельство спорным не являлось. Однако применительно к данному делу оно правового значения не имело. Суду было известно и не являлось спорным обстоятельством то, что данная квартира со времени заселения дома (1943 г.) являлась коммунальной, у нанимателей комнат были отдельные лицевые счета, в соответствии с которыми и взималась квартирная плата (л.д. 71, 134, 134 об.).

Кроме того, занимаемая Г. комната являлась по отношению к комнате П. не смежной, а смежно-изолированной, что подтверждается и имеющейся в деле копией поэтажного плана квартиры (л.д. 63).

После смерти Г., оставившей завещание на приватизированную ею комнату в пользу осуществлявшей за ней уход родственницы С., комната освободившейся не являлась, и у суда не было оснований при рассмотрении данного дела исходить из предусмотренных ст. 46 Жилищного кодекса РСФСР положений, касающихся распределения освободившейся в коммунальных квартирах жилой площади (л.д. 141).

Нельзя признать правильным и довод решения о возможности приватизации комнаты в коммунальной квартире лишь с согласия других нанимателей жилых помещений в той же квартире, что якобы предусматривалось Законом Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

В силу статьи 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом. Исходя из этого конституционного положения право на бесплатную приватизацию занимаемых гражданами жилых помещений должно быть предоставлено в равной мере всем нанимателям и членам их семей независимо от того, какое жилое помещение является предметом договора найма - отдельная квартира или комната в коммунальной квартире.

Ограничение права на приватизацию жилых помещений для нанимателей комнат в коммунальных квартирах лишает их права и возможности по достижении указанных в Законе Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" целей, ставит их в неравное положение с нанимателями, проживающими в более благоприятных условиях - в отдельных квартирах, в зависимость от соседей по коммунальной квартире, которые в силу тех или иных причин могут не желать приватизировать занимаемые ими жилые помещения, лишая этим указанного права других нанимателей.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение права нанимателя жилого помещения в коммунальной квартире на самостоятельную, независимо от воли других нанимателей, проживающих в той же квартире, приватизацию жилого помещения не отвечает ни одной из указанных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целей и потому является недопустимым. Такая приватизация не ущемляет права нанимателей жилых помещений в той же коммунальной квартире, поскольку у собственника приватизированного жилого помещения не возникает в связи с этим никаких дополнительных прав на места общего пользования в этой квартире и, тем более, на жилые помещения, занимаемые соседями.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" внимание судов обращено на положения ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации о высшей юридической силе Конституции и о ее прямом действии и применении на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этими конституционными положениями Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил судам необходимость оценки содержания закона или иного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях - применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Применительно к настоящему делу суд должен был учесть положения ст. 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации о равенстве граждан перед законом вне зависимости от каких-либо обстоятельств и исходя из первой части статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" запрета приватизации жилых помещений в коммунальных квартирах, имея в виду, что применительно к этим жилым помещениям отсутствуют объективные основания для установления различий в праве на их приватизацию, а сам запрет означает фактически законодательное закрепление неравенства прав граждан в зависимости от условий их проживания.

Кроме того, отмена предыдущих судебных постановлений по делу имела место 2 сентября 1999 г., то есть после постановления Конституционного Суда РФ от 3 ноября 1998 г. Новое (последнее) рассмотрение дела происходило, когда незаконность примененного по делу правового акта была уже установлена, являлась обязательной для суда, а следовательно, последний обязан был руководствоваться и исходить из положений действующего законодательства с учетом указанного выше постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

С учетом изложенного и принимая во внимание, что судом допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, решение суда первой инстанции следует отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об отказе в иске с отменой всех последующих судебных постановлений по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 329 и 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда от 9 декабря 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 18 января 2000 г. и постановление президиума этого же суда от 21 апреля 2000 г. отменить и вынести по делу новое решение, которым в иске П. отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"