||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 октября 2002 г. N 11-Д02-25К

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Родионовой М.А. и Валюшкина В.А.

23 октября 2002 года рассмотрела дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

По приговору Московского районного суда г. Казани от 4 августа 2000 года

Ф., <...>, работавший грузчиком, несудимый,

Х., <...>, работавший снабженцем ООО "Элен", несудимый, -

осуждены каждый по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать солидарно с обоих в пользу ОАО "Тасма-Холдинг" 30260 рублей 86 коп.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 8 сентября 2000 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 17 апреля 2002 года состоявшиеся судебные решения в отношении Ф. и Х. изменены, исключено указание об их осуждении по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф. и заключение прокурора Полеонова В.А., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф. и Х. были признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в хранилище и с применением оружия.

Как установил суд, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Ф., Х. и неустановленные лица 26 февраля 2000 года около 20 часов, действуя по предварительному сговору, проникли на охраняемую территорию ОАО "Тасма-Холдинг", где Х. и двое неустановленных лиц, реализуя преступный план, напали на охранника цеха N 37 С. и, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а также убийством, применяя оружие - пистолет, удерживали его в караульном помещении. Другие соучастники похитили со склада желатин в мешках, общим весом 17391,3 кг на сумму 30260 руб. 86 коп., погрузили его на две машины "КАМАЗ" и вывезли через южные ворота предприятия.

С целью обеспечения беспрепятственного выезда Х. и Ф. ворвались в караульное помещение охранника южных ворот и напали на контролера И. Под угрозой применения пистолета и насилия, опасного для жизни и здоровья, удерживали ее на месте, а другие соучастники вывезли похищенный желатин.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий осужденных со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в" на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ и назначении наказания.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит, что состоявшиеся судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Вина Ф. и Х. в совершенном преступлении полностью доказана. Однако их преступным действиям судом дана неправильная юридическая оценка.

Квалифицируя содеянное осужденными как разбой, суд обосновал свой вывод тем, что Ф. и Х. совершили нападение с целью хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, и с применением оружия.

В подтверждение доказанности вины осужденных в разбое суд в приговоре сослался на показания потерпевших С. и И., на которых было совершено нападение; на свидетельские показания Ф.А. и К., которые очевидцами преступления не были, а также на протоколы следственных действий и заключение дактилоскопической экспертизы.

Между тем, никто из потерпевших ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не показывал, что при совершении преступления Ф., Х. либо кто-то из неустановленных лиц, участвовавших в хищении желатина, высказывал в их адрес угрозы убийством или причинения каких-либо телесных повреждений.

Напротив, на предварительном следствии И. в своих показаниях от 27 февраля 2000 года (л.д. 83) об обстоятельствах совершенного преступления и роли нападавших показала следующее:

"Первый велел мне тихо сидеть и даже вежливо просил меня об этом".

При проведении опознания И. показала, что Ф. направил на нее предмет похожий на пистолет маленького размера темного цвета. Он приставил пистолет к ее виску и сказал, чтоб она не шумела и ей плохо не будет (л.д. 150). О высказывании ей каких-то угроз Ф. она не показывала, но при этом пояснила, что он старался закрыться рукой.

На допросе 5 мая 2000 года И. показала, что из ворвавшихся к ней в помещение двоих парней один держал ее под пистолетом, не давал встать с места, а второй ничего не говорил и все время молчал (л.д. 285).

Потерпевший С. на допросе 28 апреля 2000 года (л.д. 281), рассказывая об обстоятельствах хищения желатина, показал, что после того, как "Камазы" уехали, с ним в помещении остался Марат, который перед уходом оборвал телефон, угроз в его адрес не высказывал.

Поскольку в судебном заседании потерпевшие не уличали осужденных в высказывании угроз убийством или причинением каких-либо телесных повреждений, а на предварительном следствии С. и И. показывали, что таких угроз в их адрес не было, то следует признать, что вывод суда о совершении Ф. и Х. нападения с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, не основан на материалах дела.

При таких обстоятельствах и с учетом того, что президиум Верховного Суда Республики Татарстан из приговора и кассационного определения исключил указание о применении осужденными при совершении преступления оружия, содеянное Ф. и Х. следует квалифицировать ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ как открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в хранилище.

При назначении наказания осужденным надлежит учесть характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также обстоятельства, смягчающие их наказание, на которые сослался суд в приговоре.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского районного суда г. Казани от 4 августа 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 8 сентября 2000 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 17 апреля 2002 года в отношении Ф. и Х. изменить, переквалифицировать их действия с п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить каждому наказание в виде лишения свободы на срок 4 года без штрафа в исправительной колонии общего режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"