||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 октября 2002 г. N 32кпо02-31сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 23 октября 2002 года кассационные жалобы осужденного Ц., адвокатов Зайцева С.М., Тимофеева М.И., Цыганковой Е.Ю. на приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 27 апреля 2002 года, которым:

Ц., <...>, ранее не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к пожизненному лишению свободы

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы

по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Ц. в пользу Н.С. в счет удовлетворения гражданского иска о компенсации морального вреда 100 000 (сто тысяч) рублей, в счет удовлетворения гражданского иска о возмещении материального вреда 9000 (девять тысяч) рублей, а всего 109 000 (сто девять тысяч) рублей;

в пользу Б.Л. в счет удовлетворения гражданского иска о компенсации морального вреда 100 000 (сто тысяч) рублей, в счет удовлетворения гражданского иска о возмещении материального вреда - 22.000 (двадцать две тысячи) рублей, а всего 122 000 (сто двадцать две тысячи) рублей.

По приговору суда присяжных Ц. признан виновным в умышленном причинении смерти Н., И., Б., в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения.

Преступления совершены 23 января 1999 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения осужденного Ц., адвоката Цыганковой Е.Ю., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

осужденный Ц. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям: в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства - заключения баллистической экспертизы в отношении пистолета ПМ и взрывного устройства, так как экспертиза проведена с нарушением закона; председательствующий судья необоснованно отказал защите в проведении дополнительной биологической экспертизы по окурку сигареты; в судебном заседании исследовались эпизоды, по которым он ранее был оправдан, полагает, что в нарушение закона оглашены показания не явившихся в суд свидетелей Н.Е., Р.О. и, что он лишен был возможности задать им вопросы; государственный обвинитель в репликах по окончании судебных прений огласил сведения, которые не были исследованы в судебном заседании - в частности о его причастности к убийству Ф. и Н.А.; нарушением председательствующим принципа объективности при произнесении напутственного слова; считает, что протокол судебного заседания составлен с нарушением уголовно-процессуального закона.

В кассационной жалобе адвокат Зайцев С.М. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката в суде исследовались недопустимые доказательства - заключение баллистической экспертизы по пистолету марки "ИЖ-70-18А", и взрывному устройству, так как с постановлением о назначении экспертизы осужденный Ц. был ознакомлен после экспертизы; необоснованно отказано защите в проведении дополнительной биологической экспертизы для выяснения вопроса о возможности оставления окурка сигареты Р.О. или Г.; в судебном заседании исследовались эпизоды по незаконному обороту 17 охотничьих патронов и пистолета ПМ, по которым Ц. приговором от 19 июля 2001 года был оправдан и в этой части приговор не был отменен. Вопреки возражениям защиты перед присяжными были оглашены показания свидетеля Ф. негативно характеризующие Ц. В напутственном слове председательствующий допустил необъективность, которая выразилась в том, что председательствующий сказал присяжным заседателям, что они должны полностью игнорировать толкования закона, сделанные адвокатом, в напутственном слове не были приведены доказательства адвокатов, оправдывающие Ц., была дана неверная оценка показаниям О. и Ч., не разъяснил присяжным заседателям о том, что они не должны оценивать информацию государственного обвинителя о другой преступной деятельности Ц., не имеющей отношения к предъявленному обвинению; председательствующий неверно истолковал фразу Ц., о том, что якобы Ц. считает присяжных заседателей стадом баранов и быдлом.

Аналогичные доводы приведены в кассационных жалобах адвоката Цыганковой Е.Ю. Кроме того, адвокат указывает на неполноту и неточность протокола судебного заседания. Также адвокат отмечает, что в суде не были допрошены свидетели Р.Е., К.В. и П. о допросе которых ходатайствовал Ц.; считает наказание чрезмерно суровым.

Адвокат Тимофеев просит приговор в отношении Ц. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях государственный обвинитель Петров В.А., потерпевшие И.А. и И.Н., Б.Л. просят жалобы адвокатов и осужденного Ц. оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Ц. признан виновным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. Необоснованных отказов осужденному и его защите в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства.

Заключения баллистических экспертиз в отношении пистолетов ПМ и ИЖ (т. 6 л.д. 173 - 174, 198 - 199) проведены в соответствии с требованием ст. 191 УПК РСФСР, сомнений в правильности выводов экспертов у судебной коллегии не вызывает.

Суд, отказывая защите в ходатайстве о признании недопустимыми доказательствами этих экспертиз по причине несвоевременности ознакомления следователем обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы, обоснованно указал, что Ц. отводов к эксперту и дополнительных вопросов к эксперту не имел.

Как следует из протокола судебного заседания Ц. заявил, что он не желает заявлять ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы по пистолету, (т. 12 л.д. 189).

Что касается доводов жалоб относительно взрывного устройства, пистолета ПМ заводской номер ИР 2164, боеприпасов к нему, 17 охотничьих патронов, то как видно из материалов дела, вердиктом коллегией присяжных заседателей признано недоказанным, что Ц. незаконно приобретал, хранил, перевозил, носил вышеуказанное оружие боеприпасы и взрывное устройство и эти эпизоды приговором суда были исключены из обвинения Ц.

Таким образом, исследование данных эпизодов не повлияло на решение коллегии присяжных по другим эпизодам обвинения.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о том, что вопреки возражениям защиты перед присяжными были оглашены показания свидетеля Ф. Как видно из протокола судебного заседания от участников процесса не поступало возражений по ходатайству государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля Ф., данных ею в ходе предварительного следствия (т. 12 л.д. 200).

Допрос свидетеля Ф. в суде и оглашение ее показаний на предварительном следствии были обусловлены предъявленным обвинением для выяснения мотива убийства потерпевших И., Н. и Б.

Что касается высказывания Ф. о причастности Ц. к убийству других лиц, то данную информацию свидетель дала в суде, отвечая на вопрос адвоката Зайцева (т. 12 л.д. 201).

Таким образом, государственный обвинитель в прениях сослался на исследованное в судебном заседании доказательство.

В напутственном слове председательствующий просил присяжных не принимать во внимание обстоятельства не касающиеся существа обвинения.

Довод жалоб о том, что председательствующим незаконно было отказано в назначении биологической экспертизы, является несостоятельным, поскольку назначение экспертизы в отношении других лиц не исключало вывод экспертизы в отношении Ц. о том, что слюна на окурке сигареты могла быть оставлена Ц.

Показания свидетелей Н.Е. и Р.О. оглашены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР. Кроме того, Н.Е. и Р.О. были допрошены в предыдущем судебном заседании, где Ц. имел возможность задавать вопросы данным свидетелям.

Что касается доводов жалоб относительно того, что в судебном заседании не были допрошены свидетели Р.Е., К.В., П., то, как видно из материалов дела, данные лица были свидетелями обвинения и об оглашении показаний которых настаивал в судебном заседании государственный обвинитель. Суд обоснованно отказал государственному обвинителю в оглашении показаний свидетелей Р.Е., К.В., П., данных ими в ходе предварительного следствия (т. 12 л.д. 208).

Кроме того, суд принял достаточные меры к обеспечению явки в судебное заседание свидетелей Р.Е., К.В., П., Н.Е. и Р.О.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Председательствующий судья обоснованно не согласился с поданными адвокатом Зайцевым С.М. и осужденным Ц. возражениями на напутственное слово председательствующего по поводу его необъективности в части того, что председательствующий дал понять присяжным заседателям, что показания О. и Ч. являются изобличающими, что председательствующим ничего не было сказано о показаниях Я. и К.Р., ничего не было сказано о высказываниях государственного обвинителя о рэкете; что о высказывании Ц. о "стаде баранов" и "быдле" председательствующий дал понять, что имело место оскорбление присяжных.

Как видно из текста напутственного слова председательствующий не утверждал, что показания О. и Ч. являются изобличающими. Председательствующий кратко напоминал оправдывающие Ц. показания свидетелей К.Р., Я., Ч., а также отражена противоречивость их показаний (т. 13 л.д. 4).

В напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание сведения, не имеющие отношения к делу в объеме предъявленного обвинения, различные слухи и домыслы не подтвержденные доказательствами, все данные о личности подсудимого (т. 13 л.д. 8).

Не усматривается необъективность со стороны председательствующего при разъяснении им высказывания Ц. о якобы имевшем месте негативном мнении государственного обвинителя к присяжным заседателям.

Что касается доводов жалоб, о нарушении председательствующим принципа объективности при произнесении напутственного слова, по остальным доводам, указанным в жалобах, то они в соответствии с ч. 4 ст. 465 УПК РСФСР не могут служить поводом для пересмотра приговора, так как из протокола судебного заседания видно, что осужденный Ц. и его адвокаты сразу после напутственного слова не заявляли возражений в этой части.

Между тем, из протокола судебного заседания следует, что напутственное слово председательствующего является объективным и полностью соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР.

Вопросы перед присяжными поставлены в понятных им формулировках.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 449 - 450 УПК РСФСР.

Обвинительный вердикт в отношении Ц. постановлен с соблюдением требований ст. 454 УПК РСФСР и, в соответствии со ст. 459 УПК РСФСР обязателен для председательствующего судьи, причем оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, указанных в ч. 3 ст. 459 УПК РСФСР, не имелось.

Выводы коллегии присяжных заседателей о наличии события преступления, указанного в вопросном листе, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые являются допустимыми доказательствами.

Оснований для прекращения уголовного дела как об этом указывает в жалобе адвокат Цыганкова Е.Ю., не имеется.

Что касается доводов жалоб Ц., Цыганковой Е.Ю., Зайцева С.М. относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Обвинительный приговор в отношении осужденного постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст. 462 УПК РСФСР.

Юридическая оценка действиям Ц. дана правильная.

Наказание Ц. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, является справедливым и смягчению по мотивам жалоб не подлежит.

Довод жалобы адвоката Цыганковой Е.Ю. о том, что суд не принял в качестве смягчающего наказание обстоятельства - наличие у осужденного малолетнего ребенка, является несостоятельным, поскольку как видно из приговора суд учел данное обстоятельство при назначении наказания.

Суд учел и положительные характеристики Ц. по месту учебы в школе, в Саратовской Академии права, по месту жительства, по месту работы помощником адвоката в фирме "Илком".

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката Цыганковой Е.Ю. о том, что суд признал отягчающим наказание обстоятельством убийство 3 лиц.

Отягчающим наказание обстоятельством суд признал совершение убийства с использованием огнестрельного оружия.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Ц. признан не заслуживающим снисхождения.

Суд, обоснованно признал Ц. как лицо с устойчивыми общественно опасными интересами и общественно опасным поведением.

Суд, принимая решение о необходимости назначения Ц. наказания в виде пожизненного лишения свободы, принял во внимание, что Ц. совершил преступление, которое в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ относится к категории особо тяжких, убийство трех лиц при отягчающих обстоятельствах, что свидетельствует об исключительной опасности осужденного для общества.

Оснований для смягчения наказания осужденному Ц. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Саратовского областного суда от 27 апреля 2002 года в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"