||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 октября 2002 г. N 723п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Главного суда Чувашской АССР от 20 ноября 1929 года, по которому

К., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 58-8 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы с последующей высылкой из Чувашской АССР на 2 года, конфискацией лачуги стоимостью 40 руб. и сарая стоимостью 25 рублей, с поражением гражданских прав на 3 года.

Определением Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 14 декабря 1929 года приговор изменен, - наказание К. снижено до 3-х лет лишения свободы с поражением гражданских прав на 2 года, и исключено указание о высылке и конфискации имущества.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий К. со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. 74 ч. 2 УК РСФСР с назначением по ней 3 лет лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К. признан виновным в том, что, имея злобу на комсомольца-активиста, члена президиума Ярославского сельисполкома Татаркасинского района ЧАССР Н.Г. за то, что по настоянию последнего он был отнесен к числу зажиточных лиц, нападал на него и членов его семьи, высказывал в его адрес и в адрес комсомольской ячейки угрозы расправой.

Претворяя в жизнь эти угрозы, он, находясь в нетрезвом состоянии, 1 мая 1929 года бросил бутылку в окно дома Н.Г., выбив стекла. Встретив на улице деревни мать Н.Г. - С., набросился на нее с топором, но она убежала от него. В этот же день ходил по улице и размахивал топором, пугая пионеров и учащихся, шедших на демонстрацию. В результате этого первомайская демонстрация не состоялась.

Президиум находит, что судебные решения по делу подлежат изменению по следующим основаниям.

Осужденный в предъявленном ему обвинении виновным себя не признал и показал, что 1 мая 1929 года в пьяном виде находился на улице деревни и мог бросить бутылку в окно дома Н.Г. На демонстрации он имел при себе топор, но никому не угрожал. Разговаривал ли он с С. - не помнит, так как был пьян (31 - 34, 45 - 46, 78 - 80, 102, 137).

Свидетель Н.Г. показал, что К., по его мнению, был недоволен им за его активную общественную работу в сельисполкоме. В конце апреля 1929 года К., будучи пьяным, пытался войти к нему в дом для выяснения отношений, но его не пустили, в связи с чем он бросил в окно бутылку и разбил стекла (л.д. 9, 13, 29, 68, 138 - 139).

Мать Н.Г. - С. показала, что 1 мая 1929 года она ехала на лошади по улице деревни и ее остановил пьяный К., который был с топором в руке. Он стал обзывать ее нецензурной бранью, угрожал зарезать лошадь, убить бедняков и комсомольцев. Он хотел нанести ей удар топором, но она уехала (л.д. 30, 54 - 139).

Свидетели Н.А., Я., В. и другие подтвердили, что 29 апреля и 1 мая 1929 года К., будучи в нетрезвом состоянии, ходил по деревне с топором, выражался нецензурной бранью, высказывал угрозы в адрес односельчан и пугал молодежь. В результате этого сорвал проведение первомайской демонстрации (л.д. 19 - 20, 28, 40, 50 - 51, 65, 140 - 142, 144).

Однако в деле отсутствуют доказательства того, что К. указанные выше действия совершил на почве классовой мести с контрреволюционным умыслом. К тому же им не было совершено убийств, причинения тяжких телесных повреждений и других насильственных действий в отношении кого-либо. При таких обстоятельствах следует признать, что по ст. 58-8 УК РСФСР (террористический акт) К. осужден необоснованно.

Действия К., отличавшиеся по своему содержанию

исключительной дерзостью, выразившиеся в буйстве и бесчинстве в общественном месте, следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР (хулиганство).

Руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 378, ст. 379 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Главного суда Чувашской АССР от 20 ноября 1929 года и определение Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 14 декабря 1929 года в отношении К. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 58-8 УК РСФСР на ч. 2 ст. 74 УК РСФСР, по которой назначить 3 года лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"