||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 октября 2002 г. N 80-кпо02-35сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Шурыгина А.П.

судей - Степалина В.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 22 октября 2002 года дело по кассационному протесту прокурора, кассационной жалобе осужденного Л. на приговор суда присяжных Ульяновского областного суда от 19 июня 2002 года, которым

Л., <...>, судимый: 22 апреля 1999 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 166 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы, срок сокращен на одну треть по акту об амнистии, освобожден 12 апреля 2001 года условно-досрочно на 1 год 10 месяцев 16 дней; 18 февраля 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы, 19 апреля 2002 года по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. "б", "г", 162 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. ст. 69 ч. 3, 70 УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в размере 5 000 рублей,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, ст. 325 ч. 2 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием из заработка в доход государства пятнадцати процентов.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказаниями по приговорам от 18 февраля и 19 апреля 2002 года, окончательно назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в размере 5 000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Ш., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 65 ч. 2 УК РФ на 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Ш. оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, ст. 325 ч. 2 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 1 п. "а" УК РФ Ш., как алкоголику, назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснение осужденного Л. по доводам жалобы, заключение прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор суда присяжных оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

судом присяжных, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в совершении 29 августа 2001 года, около 2 часов, в городе Ульяновске:

Л. и Ш. по предварительному сговору разбойного нападения на сторожа автомобильной стоянки С., в процессе чего завладели автомобилем марки "ЗСА-270710", стоимостью 119 465 рублей, принадлежавшего К.;

Л. сопряженного с данным разбоем убийства этого потерпевшего, нанеся ему силикатным кирпичом и неустановленным предметом удары в голову, причинив черепно-мозговую травму, отчего наступила смерть на месте;

Л. похищения технического паспорта на автомашину на имя Х.

В кассационном протесте прокурор просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

По мнению автора протеста, председательствующий неправильно квалифицировал действия Ш. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ и постановил оправдательный приговор по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ. Действия Л. по причинению смерти С. необоснованно расценены, как эксцесс исполнителя. Неправильная юридическая оценка явилась следствием противоречивости вердикта. При ответе на вопрос N 5 присяжные заседатели исключили слова "и ноги", то есть не признали, что Ш. связал С. ноги. Однако в вопросе N 2 слова "после того, как руки и ноги С. были связаны" оставлена без изменения и эти действия признаны доказанными. Суд необоснованно исключил из обвинения Л. квалифицирующий признак убийства "лица, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности". При назначении наказания Л. суд допустил ошибку, сослался на ст. 50 УК РФ, хотя надо было руководствоваться ст. 71 УК РФ, а также применил только ст. 69 ч. 5 УК РФ, хотя надо еще и ст. ст. 70, 79 ч. 7 п. "в" УК РФ.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный Л. просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение, или смягчить назначенное наказание, утверждает о своей непричастности к убийству С. Указывает, что следователь дело сфальсифицировал, а перед заседанием суда присяжных об обстоятельствах дела была дана информация в местной печати и по местному телевидению, судебное следствие проведено неполно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных протеста и жалобы, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Л. и Ш., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы в жалобе Л. о фальсификации дела являются несостоятельными, поскольку сведений об этом в материалах дела нет, а сам осужденный каких-либо данных не приводит.

Не может судебная коллегия согласиться также с доводами в жалобе Л. о воздействии на присяжных заседателей через средства массовой информации, о неполноте судебного следствия.

Из протокола судебного заседания следует, что никто из присяжных заседателей не был информирован об обстоятельствах дела, о чем они сообщили при формировании коллегии (т. 3, л.д. 282).

Нарушений требований ст. 446 УПК РСФСР, регламентирующей особенности судебного следствия в суде присяжных, по делу не допущено, все представленные доказательства судом были исследованы, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 449, 454 УПК РСФСР.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. ст. 461, 462 УПК РСФСР.

В соответствии с вердиктом присяжных заседателей, который не содержит каких либо неясностей или противоречий, действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно.

Председательствующий в соответствии с вердиктом обоснованно указал в приговоре, что Ш. не участвовал в убийстве потерпевшего С., со стороны Л., который вышел за пределы сговора с Ш. на совершение разбоя, имелся эксцесс исполнителя.

Из ответа на основной вопрос N 2 следует, что присяжные заседатели признали недоказанным, что Л. по договоренности с Ш. взял кирпич и нанес им сторожу С. 2 удара в голову, затем действуя совместно с Ш. нанес еще 12 ударов кирпичом и неустановленным предметом в голову С., причинив телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего.

Из ответа на основной вопрос N 5 следует, что присяжные заседатели признали недоказанным, что Ш. во время нанесения этих ударов Л. С., подавлял сопротивление потерпевшего, и лишал его возможности защищаться, связывал ему ноги (т. 3, л.д. 266 - 269).

Председательствующий правильно исключил из обвинения Л. квалифицирующий признак п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство "лица, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности", поскольку убийство было сопряжено с разбоем.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобе Л. о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о его виновности в совершении преступлений, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что Л. в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 2, л.д. 98, 144).

Наказание Л. назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности, всех обстоятельств, влияния назначенного наказания ни исправление осужденного, условия жизни его семьи. Оснований для смягчения наказания Л. по доводам его жалобы, судебная коллегия не находит. Что касается доводов прокурора в протесте о необходимости отмены приговора в связи с неприменением ст. 70 УК РФ, то из приобщенных приговоров от 18 февраля и 19 апреля 2002 года следует, что указанный уголовный закон уже был применен, поэтому председательствующий правильно назначил наказание лишь на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Оснований к отмене приговора по доводам протеста и жалобы, судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению, необходимо исключить из резолютивной части ошибочное указание председательствующим при назначения наказания по совокупности преступлений на ст. 50 УК РФ, определяющей лишь порядок замены исправительных работ при злостном уклонении от отбывания наказания осужденного. Однако, учитывая, что председательствующим правильно применен принцип сложения разных видов наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, оснований к отмене приговора не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ульяновского областного суда от 19 июня 2002 года в отношении Л. изменить, исключить из резолютивной части приговора указание о применении ст. 50 УК РФ.

В остальном этот же приговор суда присяжных в отношении Л., а также Ш. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"