||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 октября 2002 г. N 11-О02-46

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Лаврова Н.Г., Ахметова Р.Ф.

рассмотрела 22 октября 2002 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Волковой Л.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 апреля 2002 года, которым

М. <...>, ранее судимый 4 мая 1995 года по ст. 146 ч. 1, ст. 15, 145 ч. 2, 195 ч. 2, 191 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 14 августа 1998 года условно-досрочно на 9 месяцев 23 дня, осужден к лишению свободы:

- по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ на 14 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "и", "н" УК РФ в виде пожизненного лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров от 16 апреля 2002 года и от 4 мая 1995 года окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а оставшегося срока в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г", ст. 99 ч. 2 УК РФ назначена мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в покушении на причинение смерти другому человеку, сопряженном с разбоем, неоднократно; умышленном причинении смерти другому человеку, из хулиганских побуждений, сопряженным с разбоем, совершенном неоднократно, а также разбойном нападении, совершенном неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены в период с 26 апреля 1999 года по 20 июня 2001 года территории Республики Татарстан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный М. вину признал частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ней:

- осужденный М., признавая факты совершения им убийств Б. и Ж., нанесения ударов ножом Б.К., Г.С. и Н., а также завладение имуществом Г.С. и Ж., вместе с тем, указывает, что умысла на убийство Б., Г.С. и Н. у него не было, а удары ножом Г.С. он нанес на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений. Утверждает, что к убийству Л. он не причастен, последнему нанес только удары кирпичом из неприязни, а после того как незнакомый ему мужчина изрезал Л. ножом, он отрезал тому голову и кисть руки, а тело и другие части закопал.

Считает назначенное ему наказание несправедливым и просит пересмотреть дело;

- адвокат Волкова Л.В. в защиту интересов осужденного М. указывает, что приговор является незаконным, а вина М. в совершении преступлений не доказана. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Доводы осужденного о своей непричастности к убийству Л. опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе собственными показаниями осужденного, данными на предварительном следствии, из которых следует, что после употребления спиртных напитков с Л. между ними произошла ссора, в ходе которой он нанес последнему несколько ударов кирпичом по голове, примерно 20 - 30 ударов ножом в спину и грудь, после чего отрезал голову и кисть руки, которые захоронил.

В судебном заседании осужденный М. также признал факт ссоры с Л., нанесение последнему ударов кирпичом по голове, а также то обстоятельство, что отрезал ему голову и кисть руки, которые захоронил.

Суд обоснованно признал эти показания осужденного М. достоверными, поскольку они согласуются с показаниями потерпевшей Л.П., свидетеля К. и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам: протоколу осмотра места происшествия с участием М., в ходе которого в местах, указанных М. были обнаружены захороненные части тела: обезглавленное туловище, голова и кисть Л.; акту судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупа Л. и механизме их образования; акту криминалистической экспертизы о том, что обнаруженные на одежде потерпевшего повреждения могли образоваться от воздействия клинка ножа.

Факт нанесения ударов ножом Б., Г.С. и Н., а также завладение имуществом Г.С. и Ж. признается самим осужденным и не оспаривается в жалобах.

Доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших Б., Г.С. и Н., а также доводы адвоката Волковой о недоказанности вины М. опровергаются приведенными в приговоре показаниями вышеназванных потерпевших, актами судебно-медицинских экспертиз о характере телесных повреждений, обнаруженных у потерпевших, их локализации и степени тяжести причиненного вреда здоровью.

Суд обоснованно пришел к выводу, что нанесение осужденным ударов ножом в жизненно важные части тела потерпевших свидетельствуют о наличии у М. прямого умысла на их убийство. Однако свой умысел М. не удалось довести до конца по обстоятельствам, не зависящим от него, поскольку Б. и Г.С. удалось убежать, на крик Н. сбежались люди, а также своевременно оказанной им медицинской помощи.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Квалификация действий М. по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н"; ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "и", "н"; ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г"; ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ является правильной.

Вместе с тем, вывод суда о том, что М. напал на Г.С. с целью завладения его имуществом и покушался на причинение ему смерти, сопряженном с разбоем, не основан на материалах дела.

Как видно из показаний осужденного М., положенных судом в основу приговора, в кафе с игровыми автоматами между ним и потерпевшим Г.С. произошел конфликт из-за того, что он стал играть вместо Г.С. на автомате, за который заплатил последний. Он разозлился на Г.С., догнал его, когда тот садился в автомашину, и нанес Г.С. несколько ударов ножом. Г.С. убежал, а он похитил принадлежащие Г. вещи: борсетку с деньгами и мобильный телефон.

Эти показания М. соответствуют приведенным в приговоре показаниям потерпевшего об обстоятельствах совершенного преступления.

Из их же показаний видно, что никаких требований имущественного характера М. не высказывал.

При таких обстоятельствах действия М. по эпизоду в отношении Г.С. следует переквалифицировать со ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, а осуждение М. по этому же эпизоду по признаку покушения на умышленное причинение смерти Г.С., сопряженного с разбоем, исключить.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями уголовного закона с учетом тяжести содеянного, всех обстоятельств дела и данных о его личности.

Учитывая тяжесть совершенных М. преступлений, в том числе убийство двух лиц и покушение на убийство трех лиц, конкретные обстоятельства совершенных преступлений, а также данные о его личности, суд пришел к правильному выводу об особой опасности М. для общества и обоснованно назначил ему наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием части наказания в тюрьме.

Оснований считать назначенное М. наказание несправедливым не имеется.

Изменение квалификации действий М. по одному из эпизодов и исключение осуждения его по одному из квалифицирующих признаков не является достаточным основанием для смягчения ему наказания.

Таким образом, оснований для удовлетворения жалоб осужденного и адвоката в остальной части не имеется.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 апреля 2002 года в отношении М. изменить, по эпизоду в отношении Г.С. действия М. переквалифицировать со ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, по которой назначить наказание 5 лет лишения свободы.

Исключить осуждение М. по этому же эпизоду по признаку покушения на умышленное причинение смерти Г.С., сопряженного с разбоем.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н"; ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "и", "н"; ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ; ст. 162 ч. 3 п. "в" и ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров от 16 апреля 2002 года и от 4 мая 1995 года окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а оставшегося срока в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"