||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 октября 2002 года

 

Дело N 32-Г02-13

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 21 октября 2002 г. гражданское дело по заявлению ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" и прокурора Саратовской области о признании противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению в части 3 статьи 3 Закона Саратовской области от 29 ноября 1999 года N 58-ЗСО "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади" фразы "... при этом количество торговых мест не может быть менее количества реализованных транспортных средств" по кассационной жалобе губернатора Саратовской области на решение Саратовского областного суда от 19 июля 2002 г., которым постановлено: "Заявление ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" и прокурора Саратовской области удовлетворить. Признать противоречащей федеральному законодательству фразу "... при этом количество торговых мест не может быть менее количества реализованных транспортных средств" в части 3 статьи 3 Закона Саратовской области от 29 ноября 1999 года N 58-ЗСО "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади", и в этой части указанную норму считать недействующей с момента вступления настоящего решения в законную силу. В соответствии со ст. 35 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный акт, а также по кассационной жалобе на дополнительное решение от 2 сентября 2002 г., которым постановлено: "Заявление ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" удовлетворить. Взыскать в пользу ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" с Саратовской областной Думы и Правительства Саратовской области по 500 (пятьсот) рублей с каждого".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения представителя губернатора Саратовской области С.А.Е. и представителя ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" С.А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

29 ноября 1999 года Саратовской областной Думой принят Закон Саратовской области N 58-ЗСО "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади", опубликованный в газете "Саратов - Столица Поволжья" N 200 от 24 октября 2001 года.

В дальнейшем в этот Закон вносились изменения Законами области от 28 октября 2001 года N 52-ЗСО, 14 февраля 2002 года N 5-ЗСО, 27 февраля 2002 года N 6-ЗСО, 27 февраля 2002 года N 8-ЗСО, 28 марта 2002 года N 23-ЗСО, 29 мая 2002 года N 39-ЗСО. Закон Саратовской области от 29 мая 2002 года N 39-ЗСО "О внесении изменений и дополнений в закон Саратовской области "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади" опубликован 31 мая 2002 года в газете "Саратов - Столица Поволжья".

ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С" обратилось с заявлением в суд о признании противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению фразы: "... при этом количество торговых мест не может быть менее количества реализованных транспортных средств" в пункте 2 статьи 1 Закона Саратовской области от 29 мая 2002 года N 39-ЗСО "О внесении изменений и дополнений в Закон Саратовской области "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади" по тем основаниям, что данное положение Закона Саратовской области противоречит федеральному налоговому законодательству, а также ущемляет права и законные интересы заявителя как субъекта предпринимательской деятельности и налогоплательщика, осуществляющего розничную торговлю транспортными средствами.

Указывает, что по смыслу Федерального закона от 31 июля 1998 года N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход от определенных видов деятельности" объектом налогообложения по единому налогу является вмененный доход, который определяется расчетным путем по установленной формуле с учетом заранее известных факторов в зависимости от места и условий ведения деятельности. Налог уплачивается авансом на очередной налоговый период и не подлежит перерасчету по фактическим конечным результатам той или иной предпринимательской деятельности. То есть сумма налога не зависит от количества реализованных налогоплательщиком товаров или оказанных услуг.

Включение в Закон области оспариваемой фразы фактически означает подмену понятия "торговое место" (место ведения торговой деятельности) понятием "транспортное средство" (единица товара). В результате этого величина единого налога на вмененный доход при торговле транспортными средствами определяется не по наличию оборудованных торговых мест, а по количеству фактически проданных налогоплательщиком транспортных средств, то есть объектом налогообложения признается не вмененный доход от определенных видов деятельности, как это предусмотрено Федеральным законом, а каждая единица реализованного транспортного средства.

Вместе с тем статьей 1 Федерального закона, устанавливающей перечень полномочий законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации при введении единого налога на вмененный доход, не предусмотрено право последних изменять объект налогообложения. Пункт 2 статьи 5 Федерального закона в числе критериев определения суммы единого налога не называет такой показатель, как количество реализованных единиц товара.

Указывает, что оспариваемая норма Закона области ставит налогоплательщиков, осуществляющих торговлю транспортными средствами, в неравное положение с налогоплательщиками, ведущими торговлю другими категориями товаров. В частности, последние рассчитывают и уплачивают налог без учета фактических результатов своей деятельности (количества реализованных товаров), в то время как лица, реализующие транспортные средства, обязаны исчислять и уплачивать налог от каждой реализованной единицы товара.

В ходе рассмотрения дела заявитель уточнил свое заявление и указал, что после подачи заявления в суд Закон Саратовской области от 29 мая 2002 года N 39-ЗСО вступил в законную силу с 1 июля 2002 года. Поэтому фактически применяется Закон Саратовской области от 29 ноября 1999 года N 58-ЗСО "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади" (в редакции от 29 мая 2002 года). Поскольку права и обязанности данного предприятия регулируются в настоящее время указанным Законом, просит признать противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению оспариваемой фразы в части 3 статьи 3 этого Закона.

Прокурор Саратовской области обратился с заявлением о признании противоречащими федеральному закону положения ч. 3 ст. 3 Закона Саратовской области от 29 ноября 1999 года (в редакции от 29 мая 2002 года) N 58-ЗСО "О введении на территории Саратовской области единого налога на вмененный доход от розничной торговли, осуществляемой через магазины с численностью работающих до 30 человек, палатки, лотки, ларьки, торговые павильоны и другие места организации торговли, в том числе не имеющие стационарной торговой площади" в части слов "при этом количество торговых мест не может быть менее количества реализованных транспортных средств", указав те же основания к признанию их незаконными. Указанные требования судом объединены в одно производство.

По делу постановлены приведенные выше решения.

В кассационных жалобах указывается о несогласии с решениями суда, ставится вопрос об их отмене и вынесении новых решений.

В обоснование жалоб указано на то, что решение суда от 19 июля 2002 г. не отвечает требованиям законности и обоснованности и не дает убедительного ответа по существу спора. Регулирование оспариваемого положения, а именно определение базовой доходности, входит исключительно в компетенцию представительного органа власти субъекта Федерации. Редакция Федерального закона, а именно фраза "другие показатели, характеризующие определенный вид деятельности в различных сопоставимых условиях" предполагает расширительно толковать его ст. 1 с учетом особенностей осуществления конкретного вида деятельности. Указанное относится к реализации транспортных средств через места организации торговли, не имеющих стационарной торговой площади, когда отсутствие последней не позволяет определить предполагаемый доход до начала налогового периода и что заведомо приведет к его занижению, а при этом теряется смысл перевода налогоплательщиков, реализующих транспортные средства, на уплату единого налога. Формулировка ч. 3 ст. 3 оспариваемого Закона, предполагающая в текущем налоговом периоде корректировку расчета и уплату налога, соответствует ст. 81 Налогового кодекса РФ, в соответствии с которой налогоплательщик обязан в случае неотражения или неполноты отражения сведений, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, внести необходимые изменения и дополнения в налоговую декларацию. Указанная норма действует и является по правовой природе основополагающей для установления порядка уплаты налогов и сборов. Имея в виду, что авансом признается денежная сумма, выдаваемая в счет предстоящих платежей, и засчитывается в счет окончательного платежа, то указанное подтверждает законность пересчета суммы единого налога на вмененный доход в соответствии со ст. 81 Налогового кодекса РФ при наличии условий, не позволяющих определить 100% сумму налога, подлежащего уплате.

Взыскание 500 рублей с правительства Саратовской области является неправомерным, так как последнее участвующим в деле лицом не являлось и взыскание произведено с исполнительного органа власти. Ни губернатор, ни правительство области не имеют расчетных счетов в банках. Фактически речь идет о взыскании денежных средств из казны субъекта Федерации, но в соответствии с ГК РФ (ст. 1071) к участию в деле должен быть привлечен финансовый орган - Министерство финансов области, но в указанной статье регулируются вопросы возмещения вреда, а понесенные расходы истца по госпошлине фактически являются ущербом и финансовыми убытками, вредом для истца.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для их удовлетворения.

Приведенные в жалобе доводы являются аналогичными приводимым при рассмотрении дела в суде возражениям против заявленных требований.

При вынесении решения суд считал установленным и исходил из того, что противоречие оспариваемой части Закона Саратовской области с требованиями Федерального закона "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" проявляется в том, что Закон области, в нарушение требований статьи 1 этого Закона устанавливающий перечень полномочий законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации при введении единого налога на вмененный доход, изменил объект налогообложения. По смыслу Федерального закона объектом налогообложения по единому налогу является вмененный доход, который определяется расчетным путем по установленной формуле с учетом заранее известных факторов в зависимости от места и условий ведения деятельности. Налог уплачивается авансом на очередной налоговый период и не подлежит перерасчету по фактическим конечным результатам той или иной предпринимательской деятельности. Таким образом, сумма налога не зависит от количества реализованных налогоплательщиком товаров или оказанных услуг. Включение в Закон области фразы "... при этом количество торговых мест не может быть менее количества реализованных транспортных средств" фактически подменяет понятие "торговое место" (место ведения торговой деятельности) понятием "транспортное средство" (единица товара). В результате этого величина единого налога на вмененный доход при торговле транспортными средствами определяется не по наличию оборудованных торговых мест, а по количеству фактически проданных налогоплательщиком транспортных средств, то есть объектом налогообложения признается не вмененный доход от определенных видов деятельности, а каждая единица реализованного товара, что не соответствует п. 2 ст. 5 Федерального закона, которым установлено, что сумма единого налога рассчитывается с учетом ставки, значения базовой доходности, числа физических показателей, влияющих на результаты предпринимательской деятельности, а также ряда повышающих (понижающих) коэффициентов базовой доходности.

При указанных обстоятельствах обоснованным является довод заявителей о том, что оспариваемая норма Закона области ставит налогоплательщиков, осуществляющих торговлю транспортными средствами, в неравное положение с налогоплательщиками, ведущими торговлю другими категориями товаров. Неубедительным является утверждение представителей областной Думы и губернатора области о том, что субъекту Российской Федерации предоставлено право самостоятельно определять, что применять за единицу физического показателя базовой доходности, и к которой закон области, по их мнению, обоснованно отнес единицу проданного товара (каждый проданный автомобиль). Иные доводы и возражения представителей областной Думы и губернатора области против заявлений Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит неубедительными и не влияющими на разрешение дела по существу.

Относительно расходов по госпошлине в решении (применительно к жалобе) указано, что в соответствии со ст. ст. 83, 87 Устава Саратовской области правительство области является постоянно действующим высшим органом исполнительной власти области. Председателем правительства области является губернатор области, который руководит его деятельностью и несет персональную ответственность за результаты его работы. Проекты законов области о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, изменении финансовых обязательств Саратовской области, другие проекты законов Саратовской области, предусматривающие расходы, покрываемые за счет средств областного бюджета, рассматриваются Саратовской областной Думой по представлению губернатора области либо при наличии его заключения.

Доводы представителя губернатора о том, что к участию в деле не привлечен финансовый орган, а взыскание должно быть произведено за счет казны области в соответствии со ст. 1071 ГК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит неубедительными, поскольку указанная норма регулирует вопросы возмещения вреда и не имеет отношения к вопросам взыскания государственной пошлины. При таких обстоятельствах и с учетом, что требование, заявленное ОАО "Промышленно-коммерческая фирма "АСТЭК-С", судом по настоящему делу удовлетворено, в соответствии со ст. 205 ГПК РСФСР подлежат возмещению и судебные расходы, которые следует взыскать с Саратовской областной Думы и правительства Саратовской области, главой которого является губернатор области, по 500 рублей с каждой стороны.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит суждение суда первой инстанции правильным, так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства при его правильном толковании. Обстоятельства дела и положения закона, которым руководствовался суд, в решении приведены. В части госпошлины вопрос может быть разрешен путем уточнения решения постановившим его судом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Саратовского областного суда от 19 июля 2002 г. и дополнительное решение от 2 сентября 2002 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу губернатора Саратовской области - без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"