||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2002 года

 

Дело N 56-о01-28вт

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л., Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 20 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных К., К.С., Х. и Я., адвокатов Петрова А.В. и Колесниковой О.А., представление на приговор Приморского краевого суда от 23 июля 2001 года, которым

К., <...>, русский, с образованием 8 классов, женат, работал механизатором в совхозе "Раздольненский", проживал в с. Городечное Надеждинского района Приморского края,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ на 18 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

К.С., <...>, русский, с образованием 8 классов, не женат, не работал, проживал в с. Кипарисово Надеждинского района Приморского края,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Х., <...>, русский, с образованием 9 классов, не женат, судим 11.10.2000 по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы, проживал в <...>,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ на 18 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 11 октября 2000 года, окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Я., <...>, русский, с образованием 9 классов, не женат, не работал, судим: 29.11.94 по ст. 144 ч. 2 и ч. 3 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год; 13.03.95 по ст. ст. 15 и 144 ч. 2, 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; 14.10.99 по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы; 11.10.2000 по ст. 169 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 8 годам лишения свободы, проживал в с. Тихменево Лесозаводского района Приморского края,

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 11 октября 2000 года, окончательно назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 99 ч. 2 УК РФ К. и К.С. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

За потерпевшими признано право на удовлетворение гражданского иска, а вопрос о его размерах передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснения осужденных К., К.С. и Х., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К., К.С., Х. и Я. осуждены за разбойное нападение на гр. Б. и Г. в целях хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия и совершенное Х. с Я. неоднократно, а К., К.С. и Х. - также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, К. и Х. осуждены за умышленное убийство двух лиц - Б. и Г., сопряженное с разбоем, в группе лиц, с особой жестокостью, а К.С. - за умышленное убийство Г., сопряженное с разбоем, в группе лиц, с особой жестокостью.

Преступления совершены 14 ноября 1998 года в с. Городечное Надеждинского района Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные не признали себя виновными.

В кассационных жалобах:

Осужденный К. ссылается на неполноту и односторонность судебного разбирательства по делу, на отсутствие доказательств его виновности.

Утверждает, что он не совершал преступлений, за которые осужден.

Заявление Я. о его явке с повинной, а также показания К.С. и Х. на предварительном следствии, как он полагает, получены под давлением со стороны работников милиции, заинтересованных в раскрытии преступления.

К тому же эти показания, по его мнению противоречивы.

К. просит отменить приговор и дело в отношении него прекратить.

Адвокат Петров А.В. в защиту К., не приводя какого-либо обоснования, указывает, что приговор суда постановлен незаконно и необоснованно.

Осужденный Х. ссылается на неполноту судебного разбирательства по делу, на игнорирование судом его доводов.

Указывает, что его показания на предварительном следствии, в том числе при производстве следственного эксперимента 27.05.2000 недостоверны, получены без участия защитника и находятся в противоречии с другими доказательствами.

Утверждает, что Я. оговорил его.

Выводы суда, по мнению Х., основаны на предположениях. Поэтому он просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

Адвокат Колесникова О.А. в защиту Х. указывает, что все обвинение в отношении последнего основано на показаниях Х., Я. и К.С., данных ими на предварительном следствии.

Однако, как полагает адвокат, эти показания находятся в противоречии между собой и с другими рассмотренными в суде доказательствами.

Более того, по ее мнению, вызывает сомнение заявление Я. о его явке с повинной.

Адвокат также ссылается на нарушение следственными органами права Х. на защиту.

Утверждает, что он не совершал преступлений и доказательств его вины не добыто.

Просит отменить приговор и уголовное преследование в отношении Х. прекратить.

Осужденный К.С. указывает, что приговор вынесен незаконно и необоснованно, т.к. изложенные в нем выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены рассмотренными в суде доказательствами.

Единственное доказательство его виновности, как утверждается в жалобе, это показания самих осужденных на предварительном следствии, которые противоречивы и получены с нарушением закона в том числе с нарушением права на защиту.

Он просит отменить приговор суда и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Осужденный Я. ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, утверждая при этом, что ни он сам, ни другие осужденные по делу не совершали преступлений.

Свое заявление о явке с повинной он оценивает как ложное и его написание объясняет желанием "перевестись" в другую исправительную колонию. В обоснование этого указывает, что обстоятельства убийства Б. и Г. ему были поверхностно известны со слов братьев К. и К.С., задерживавшихся в 1998 г. по подозрению в этом преступлении.

Однако суд, как он полагает, не дал этому обстоятельству "критической" оценки, а также поверхностно отнесся к показаниям К.С. при производстве следственного эксперимента; не учел, что потерпевшая Г. их не опознала; на месте происшествия принадлежащих им следов не обнаружено.

Я. просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденных К., К.С. и Х., возражение со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда в отношении К., К.С. и Х. законным и обоснованным, а в отношении Я. - подлежащим изменению.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства по делу, при которых К., К.С., Х. и Я. совершили указанные преступления.

Вывод суда о виновности осужденных соответствует материалам дела и подтвержден рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, из протокола о принятии заявления Я. о его явке с повинной от 23 апреля 2000 г. и его же показаний на предварительном следствии при производстве допроса в качестве обвиняемого от 23 октября 2000 г., с участием защитника, следует, что 14 ноября 1998 г. в с. Городечное он, К.С., Х. и К. по предложению последнего осуществили нападение на Б. и Г. с целью завладения деньгами.

При этом он (Я.) ожидал других соучастников около дома потерпевших в автомобиле "Москвич", наблюдая за обстановкой. Когда те вернулись с похищенным, вместе уехали в с. Кипарисово.

Со слов нападавших узнал о совершенном ими убийстве (л.д. 139, 183 - 184 т. 2).

Осужденный Х. на допросе в качестве подозреваемого 24 мая 2000 г., при производстве 29 мая 2000 г. с его участием следственного эксперимента и на допросе в качестве обвиняемого 20 мая 2000 г., с участием защитника, показал, что они заранее приготовили маски, взяли перчатки и вооружились, после чего на автомобиле "Москвич" под управлением К.С. прибыли к дому потерпевших.

Действуя группой лиц по предварительному сговору, втроем (он и братья К. и К.С.) ворвались в дом, где в результате избиения Б. и Г. руками и ногами, а также с применением деревянных палок (черенков от лопат) и угрозы применения ножа, имевшегося у К., завладели имуществом потерпевших (л.д. 25 - 31, 32 - 38, 44 - 47 т. 2).

Согласно показаний осужденного К.С. на предварительном следствии в качестве обвиняемого от 29 мая 2000 г. и при производстве 5 июня 2000 г. с его участием следственного эксперимента они, требуя деньги у потерпевших, угрожали применением насилия, избивали их, а Х. и К., кроме того - "жгли" Б. утюгом (л.д. 110 - 113, 117 - 120 т. 2).

Эти показания осужденных суд признал достоверными обоснованно, поскольку они получены в предусмотренном законом порядке, согласуются между собой и подтверждены другими имеющимися доказательствами по делу, в том числе: показаниями потерпевшей Г. о том, что нападавшие были одеты в маски и вооружены дубинками, избивали ее и Б., с намерением причинить смерть, при этом связали ей руки и ноги, заклеили рот и, накрыв подушкой голову, держали, пока она не перестала подавать признаки жизни; показаниями потерпевшей В., которой со слов Г. стало известно, что двое нападавших сразу "схватили" Б., а третий - стал избивать ее дубинкой, нанося удары в голову и по другим частям тела, после чего они занялись поиском денег, но не нашли их и тогда продолжили избивать ее, "жгли" тело раскаленным утюгом, связали и заклеили рот скотчем, а затем, накрыв подушкой, душили; показаниями потерпевшей Б.Е., узнавшей от Г. при ее жизни, что нападавшие действовали втроем, а ее "очень сильно" били двое, один из которых называл другого братом; показаниями свидетеля Ж., который слышал доносившиеся из квартиры потерпевших стуки, шум и мужской голос со словом "братуха", а также видел около дома светлый автомобиль с "блестящим" бампером; показаниями свидетеля Р. о том, что на месте происшествия - в квартире Г. и Б. видел труп последнего, у которого были связаны руки и ноги, заклеен рот скотчем, а в прихожей на полу - электрический утюг с прилипшей на ней кожей; показаниями свидетеля Г.Е. относительно известных ей от Г. обстоятельств нападения преступников; протоколом осмотра места происшествия - <...>, где в комнате на диване обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти, со связанными руками и ногами, с надетым на голову целлофановым пакетом, а также следы рук в матерчатых перчатках на зеркале, электроутюг (л.д. 32 - 45 т. 1);

заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, локализации и механизме причинения потерпевшим телесных повреждений и причине смерти каждого, наступившей у Б. в результате травмы головы и механической асфиксии вследствие закрытия рта целлофановым пакетом, а у Г. - от сочетанной травмы груди и живота (л.д. 127 - 130, 132 - 139 т. 1).

Все эти и другие доказательства, проанализированные в приговоре, опровергают доводы, в которых утверждается о непричастности осужденных к указанным преступлениям и свидетельствуют о доказанности их вины.

Что касается ссылок на недопустимость в качестве доказательства виновности, по мотивам, изложенным в жалобах, показаний осужденных на предварительном следствии, то они не могут быть приняты во внимание, т.к. противоречат материалам дела и приведены без всякого обоснования, т.е. голословны.

Не содержится в деле и таких данных, которые давали бы основания признать, что Х. и К.С. были стеснены в стадии предварительного следствия в реализации гарантированного законом права на защиту, как об этом утверждается в жалобах.

Тот факт, что потерпевшая Г. при производстве ее допроса при жизни не смогла назвать напавших не может ставить под сомнение доказанность их вины, поскольку те, как установлено судом, в том числе из ее показаний, действовали в масках, напали внезапно, при этом намеренно били по глазам, лишая ее возможности опознать их.

Ссылку же Я. на отсутствие следов на месте происшествия, пригодных для идентификации личности, следует расценивать как метод защиты, т.к. это объясняется тем, что виновные действовали при совершении преступлений в перчатках, о чем ему, как соучастнику разбоя известно.

Таким образом, Судебная коллегия соглашается с выводом суда о доказанности вины осужденных и находит квалификацию в приговоре действий К., Х. и К.С. правильной.

Действия Я., который непосредственного участия в разбойном нападении не принимал, а наблюдал за окружающей обстановкой, чтобы в случае необходимости предупредить соучастников об опасности и, дождавшись их с похищенным, помог скрыться с места преступления следует квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ как пособничество разбойному нападению, совершенному неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

По этим основаниям и с учетом того, что обстоятельств, отягчающих наказание, в отношении Я. судом не установлено, а также признано наличие смягчающих обстоятельств (явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников) назначенное ему наказание должно быть смягчено.

Осужденным К., Х. и К.С. наказание назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 23 июля 2001 года в отношении Я. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на ст. 33 ч. 5 и ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ, по которой назначить ему 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 11 октября 2000 г., окончательно назначить Я. лишение свободы сроком на 9 (девять) лет с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Я. и этот же приговор в отношении К., К.С. и Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.Г.ЛИНСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"