||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2002 г. N 48-о02-88

 

Председательствующий: Соловьев О.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Колышкина В.И., Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании 18 октября 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Г., Л., К., А., адвокатов Афанасьева С.В., Шинахова З.М., Коновалова И.В., потерпевшей К.Т. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 27 декабря 2000 года, которым

Г., <...>, ранее не судимый, -

осужден:

по ст. ст. 33 ч. 4, 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание Г. назначено по совокупности преступлений в виде лишения свободы на десять лет, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г. по ст. ст. 209 ч. 1, 222 ч. 3, 33 ч. 3, 126 ч. 3, 33 ч. 3, 325 ч. 2 УК РФ оправдан.

А., <...>, судимый 27 марта 1995 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден из мест лишения свободы 21 августа 1997 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 4 дня, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 20 годам лишения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к 20 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 15 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ к 13 годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание назначено по совокупности преступлений в виде лишения свободы на 25 лет, с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ наказание по совокупности приговоров А. назначено в виде лишения свободы на 26 лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

А. по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з", "н" УК РФ оправдан. А. в соответствии со ст. 78 УК РФ освобожден от уголовной ответственности по ст. ст. 222 ч. 4, 325 ч. ч. 1, 2 УК РФ.

Л., <...>, ранее не судимый, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 15 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание Л. по совокупности преступлений назначено в виде пожизненного лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Л. по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з", "н", 223 ч. 3 УК РФ оправдан.

В соответствии со ст. 78 УК РФ Л. по ст. ст. 222 ч. 4, 325 ч. ч. 1, 2, 327 ч. 1 УК РФ от уголовной ответственности освобожден;

К., <...>, ранее не судимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 12 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание по совокупности преступлений назначено К. в виде пожизненного лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

К. в соответствии со ст. 78 УК РФ по ст. ст. 222 ч. 4, 325 ч. ч. 1, 2 УК РФ от уголовной ответственности освобожден.

По ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з", "н", 223 ч. 3 УК РФ оправдан.

Постановлено взыскать с Л., А., К., Г. солидарно в пользу К.Ч. материальный ущерб в сумме 20000 руб.

Постановлено взыскать с Л., А., К. солидарно в пользу: М.К. - 30 тыс. руб.; Б. - 30 тыс. руб.; В. - 53210 руб.; П. - 12 тыс. руб., В.П. - 40 тыс. руб.; К.Р. - 34421 руб.

Постановлено взыскать с Л. и К. солидарно в пользу К.О. - 1500 руб., Г.Н. - 2440 руб.

Постановлено взыскать компенсацию морального вреда в пользу: К.Ч. с осужденного Л. - 20 тыс. руб., с А., К. и Г. по 10 тыс. руб. с каждого;

Б. - 40 тыс. руб. с Л., с К. и А. по 30 тыс. руб. с каждого;

М.К. - 20 тыс. руб. с Л., по 15 тыс. руб. с К. и А.;

В., П., В.Р. с Л., К. и А. по 50 тыс. с каждого;

В.П. - 40 тыс. руб. с Л. и по 30 тыс. руб. с К., А. с каждого;

Г.Н. с Л. и К. по 75 тыс. руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колышкина В.И., объяснения осужденных Г., А., К., Л., потерпевшей К.Т., адвокатов Афанасьева С.В. в защиту осужденного Л., Коновалова И.В. в защиту осужденного К., Шинахова З.М. в защиту осужденного Г., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, выступление прокурора Вощинского М.В., просившего приговор в отношении Г., А., Л. и К. оставить без изменения, а их кассационные жалобы, а также жалобы адвокатов и потерпевшей К.Т., без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в подстрекательстве к разбойному нападению на потерпевшего Г.Р. в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью и в подстрекательстве к убийству Г.Р., сопряженного с разбоем.

Л. признан виновным в лишении жизни потерпевших Г.Р., М. и К.Л. группой лиц по предварительному сговору, сопряженным с разбоем.

К. осужден за убийство потерпевшего М. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем. Он же признан виновным в пособничестве в убийстве потерпевших Г.Р. и К.Л. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

А. осужден за убийство потерпевшей К.Л. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем. Он же признан виновным в пособничестве в убийстве потерпевших Г.Р. и М. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Л., К. и А. признаны виновными в разбойном нападении на указанных выше потерпевших группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в целях завладения имуществом в крупных размерах, с применением тяжкого вреда здоровью.

Л. также осужден за незаконное приобретение, хранение, перевозку, ношение боеприпасов, а К. - за незаконное хранение и сбыт боеприпасов.

Л. признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, он же руководил этой бандой.

К. и А. осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Л., А. и К. также признаны виновными в приготовлении к разбою с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, неоднократно, в крупном размере.

Л., К. и А. осуждены за убийство потерпевших Б.Р., В.Л. и С. организованной группой, сопряженное с разбоем и бандитизмом, неоднократно.

Л. и К. признаны виновными в убийстве потерпевших Т. и Г.О. организованной группой, сопряженным с разбоем и бандитизмом, неоднократно, а по убийству Г.О. и с особой жестокостью.

Л., К., А. осуждены за разбой организованной группой, неоднократно, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия с причинением тяжкого вреда здоровью, с незаконным проникновением в жилище, а по эпизоду в отношении потерпевшего С., в целях завладения имуществом в крупном размере.

Л., К. и А. признаны виновными в разбойном нападении на потерпевшего П., организованной группой, неоднократно, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью и покушении на убийство П. организованной группой, с особой жестокостью, сопряженное с разбоем и бандитизмом, неоднократно.

Они же осуждены за незаконное приобретение, ношение, хранение, перевозку, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой, неоднократно.

Л. и А. кроме того признаны виновными в незаконном приобретении и ношении холодного оружия.

Л., К. и А. также осуждены за хищение огнестрельного оружия организованной группой, неоднократно, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Кроме того Л., К. и А. признаны виновными в похищении штампов и печатей, а также паспорта и другого важного личного документа.

Л. и А. осуждены также и за подделку документов.

Л. признан виновным в разбое, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно.

Преступления совершены в период с 1 октября по 23 декабря 1997 года включительно, а также в период с января по май 1998 года в г. Челябинске и Челябинской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Осужденный Г. вину в предъявленном обвинении не признал.

Осужденные К., Л. и А. вину в предъявленном обвинении признали частично.

Осужденный Л. в кассационных жалобах просит всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Он изложил соображения о том, что суд первой инстанции ошибочно признал его виновным в создании банды, так как их группа не была устойчивой, роли между членами группы не распределялись, какие-либо планы нападения не разрабатывались, равно как отсутствовала сплоченность членов группы, а также постоянство форм и методов преступной деятельности.

Л. утверждает, что у суда не было оснований признавать его, А. и К. виновными в приготовлении к разбойному нападению на работников Верхнеуральского федерального узла почтовой связи, поскольку никакого приготовления к разбойному нападению они не совершали.

Осужденный Л. указал, что Г. не подстрекал его к убийству потерпевшего Г.Р.

По мнению Л. суд ошибочно пришел к выводу о том, что у него был умысел на убийство потерпевшего П., они просто хотели похитить у него ружье.

Л. полагает, что суд необоснованно признал его виновным в разбойном нападении и убийстве потерпевшего Г.О., так как к этим преступлениям он не причастен.

В жалобах также изложена просьба о смягчении наказания, с учетом состояния здоровья, признания вины.

Осужденный Г. в кассационных жалобах просит полно, всесторонне и объективно рассмотреть дело. Он изложил соображения, суть которых состоит в том, что Л. не подстрекал к каким-либо неправомерным действиям, в том числе и к разбойному нападению на потерпевшего Г.Р. и к его убийству. Осужденный Г. в жалобах обратил внимание, что уголовное дело рассмотрено незаконным составом суда.

Г. указал о том, что суд в нарушение ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного обвинения, которое по своей сути существенно отличается по своему содержанию. В жалоба обращено внимание на нарушение ст. ст. 314, 423 УПК РСФСР. Г. считает, что его просьба о рассмотрении его дела судом присяжных необоснованно не рассмотрена. С учетом изложенного в кассационных жалобах поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела в соответствии с п. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Адвокат Шинахов З.М. в основной и дополнительной кассационных жалобах в защиту осужденного Г. просит приговор отменить и дело прекратить.

Шинахов З.М. указал, что суд не привел убедительных доказательств, свидетельствующих о виновности Г. в тех преступлениях, за которые он осужден.

Суд, по мнению адвоката Шинахова З.М., в основу обвинительного приговора положил показания осужденного К., данные им в ходе предварительного следствия, от которых К. отказался. В стадии предварительного следствия по утверждению адвоката Шинахова З.М. было нарушено право на защиту осужденного К., а также судом первой инстанции не проверены доводы К. о применении к нему физического насилия работниками милиции. Адвокатом дана собственная оценка доказательствам, изложенным в приговоре.

Адвокат Афанасьев С.В. в кассационной жалобе в защиту осужденного Л. просит приговор изменить, назначить Л. наказание не связанное с пожизненным лишением свободы, с учетом его первой судимости и положительной характеристики. Осужденный К. в кассационных жалобах просит приговор отменить и дело направить на новое расследование. К. указал о том, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту. Свои показания в ходе следствия он дал в результате применения к нему физического воздействия. К. считает, что суд ошибочно признал его виновным в бандитизме, так как группа была неустойчивой, не было надлежащей сплоченности и организованности, равно как суд необоснованно пришел к выводу о виновности к приготовлению разбойного нападения на работников Верхнеуральского федерального почтового узла связи, поскольку никакого приготовления к разбою не было. В жалобах также изложены соображения о смягчении наказания.

Адвокат Коновалов И.В. в основной и дополнительной кассационных жалобах просит приговор в отношении К. отменить и дело направить на новое расследование. В жалобах адвокат Коновалов И.В. изложил соображения аналогичные тем, что изложены осужденным К. в его кассационных жалобах. Осужденный А. в кассационных жалобах просит объективно рассмотреть дело и смягчить наказание. Он указал, что к убийству потерпевших К.Л., С., В.Л. и Б.Р. не причастен, равно как не принимал участия в покушении на убийство П. Он считает, что суд ошибочно признал его виновным в бандитизме, поскольку группа не была устойчивой и организованной. У суда, по мнению А., не было оснований признавать его виновным в приготовлении к разбойному нападению на работников Верхнеуральского почтового узла связи, так как приготовление к разбою ничем не подтверждено. А. полагает, что уголовное дело рассмотрено незаконным составом суда. В жалобах изложена просьба о замене вида исправительного учреждения с особого на строгий.

Потерпевшая К.Т. в кассационных жалобах просит правильно рассмотреть дело. Она считает, что в разбойном нападении с целью хищения ее автомашины, кроме Л. принимали участие К.З., Р. и Б.Е., однако эти лица к уголовной ответственности не привлечены.

Одновременно в жалобах изложена просьба о смягчении наказания осужденному К., так как ранее он не судим, имеет малолетнюю дочь в возрасте 10-ти лет, был кормильцем семьи, характеризовался положительно.

В возражении на кассационные жалобы осужденных, адвокатов, потерпевшая В.П. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вывод суда первой инстанции о виновности Г., Л., К. и А. в содеянном подтвержден совокупностью доказательств: показаниями осужденных Л., К. и А., данными в стадии предварительного следствия, а также показаниями представителей потерпевших М.К., Б., К.Л.Б., К.О., В., В.П., Г.В., потерпевших П., К.Т., свидетелей Х., С.Л., Ф., Д., Ф.А., К.Н., Д.В., Х.И., Г.М., К.М., Н., К.Ю., Х.В., П.А., Г.Л., С.М., данными, изложенными в протоколах осмотра места происшествия, опознания, обыска, выемки, заключениями физико-технической, судебно-технических, судебно-баллистических, судебно-биологической, судебно-медицинских экспертиз о характере и степени вреда здоровья, механизме его образования, локализации телесных повреждений и причине смерти потерпевших Г.Р., М., К.Л., Т., С., В.Л., Г.О., Б.Р. Указанные доказательства судом первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследованы, их анализ, а равно оценка дана в приговоре.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденных Л., К. и А. о необоснованном их осуждении за бандитизм по следующим основаниям. Анализ доказательств, изложенный в приговоре, позволил суду первой инстанции с достоверностью сделать вывод о виновности Л. в создании банды и ее руководстве, а К. и А. в участии в банде. Созданная Л. группа, как видно из материалов дела, была устойчива и вооружена холодным и огнестрельным оружием. Об устойчивости вооруженной группы свидетельствуют такие признаки, как стабильность ее состава, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности.

Доводы осужденных Л., К. и А. о необоснованном их осуждении за приготовление к разбою являются несостоятельными.

Совокупность доказательств, изложенная в приговоре, свидетельствует о приготовлении осужденных Л., К. и А. к разбойному нападению на сотрудников Верхнеуральской почты, с целью хищения перевозимых ими денежных средств. С этой целью Л. разработал план, согласно которого они (Л., К. и А.) вооружились огнестрельным и холодным оружием, при себе имели два комплекта формы сотрудников милиции, жезл, проблесковый маяк оперативной машины, изучили маршрут и время движения автомашины, на которой перевозили деньги.

Готовящееся нападение на сотрудников Верхнеуральского федерального почтового узла связи осужденные Л., А. и К. отложили, так как сотрудники почты, приехавшие в банк, вышли из него без мешков с деньгами.

Доводы осужденного Г. о необоснованном его осуждении нельзя признать состоятельными по следующим основаниям.

В период с 1 октября по 23 декабря 1997 года Г., действуя умышленно, из корыстных побуждений в целях невозвращения долга в сумме 67,2 миллионов неденоминированных рублей Г.Р. и принадлежащей ему фирме ТОО "Меркурий" склонил к совершению убийства Г.Р. своего знакомого Л. С этой целью он сообщил Л., с которым состоял в дружеских отношениях, что Г.Р. в конце декабря 1997 года собирается ехать в Москву и Сызрань для покупки дорогостоящего оборудования и в его квартире находится крупная сумма денег, которую Л. должен был похитить и использовать как вознаграждение за совершенное убийство. Л. согласился с преступными намерениями Г.Р. и, действуя умышленно в декабре 1997 года подобрал соучастников - К. и А., предложив им участвовать в убийстве Г.Р. и его сотрудника М., с целью хищения крупной суммы денег из квартиры потерпевших и денег у Г.Р. и М.

При этом Л. предложил К. обеспечить группу автотранспортом, принадлежащей К. автомашиной ВАЗ-2105 за денежное вознаграждение от осужденного Г. в сумме 10 миллионов неденоминированных рублей, а А. за участие в совершении преступления в отношении Г.Р., М., пообещал предоставить в собственность от осужденного Г. автомашину ВАЗ-2105. К. и А. предложение приняли и участвовали вместе с Л. в преступных действиях в отношении потерпевших Г.Р. и М.

Таким образом, следует признать, что суд в ходе судебного разбирательства пришел к достоверному выводу о том, что Г., преследуя личные корыстные мотивы, в целях невозвращения долга в сумме 67,2 миллионов неденоминированных рублей Г.Р. и принадлежащей ему фирме ТОО "Меркурий" выступил подстрекателем, склонил к совершению убийства потерпевшего Г.Р. осужденного Л., заинтересовав его возможностью обогатиться в результате нападения на Г.Р., получить большую сумму денег в количестве 200 млн. неденоминированных рублей.

Долг осужденного Г. перед потерпевшим Г.Р. в сумме 67,2 млн. руб. за предоставляемую ему квартиру объективно подтверждается показаниями свидетелей М.К., Х., С.Л., Ф., Д.В., Ф.А., содержанием договора о предоставлении МУРЭП квартиры фирме "Меркурий".

Доводы о том, что на декабрь 1997 года сделка по квартире в доме N 23 по ул. Каслинской не была завершена, не оформлена надлежащим образом, дом не переведен в разряд жилых помещений, не могут влиять на квалификацию действий Г., как подстрекателя к убийству, по следующим основаниям.

О том, что указанная квартира перейдет в его собственность, Г. не сомневался, об этом, как видно из материалов дела, свидетельствуют следующие его действия, он произвел в квартире за свой счет капитальный ремонт. Г. в суде заявил, что стоимость ремонта составила сумму более чем на 50 млн. руб., затем стал утверждать, что ремонт был произведен на сумму 21 млн. руб., предоставив суду первой инстанции документы - смету, составленную им на сумму почти 30 млн. руб.

В ходе судебного разбирательства установлено, что по сложившейся практике получения квартир, о чем Г., как заместитель Г.Р. не мог не знать, поскольку Г.Р. точно таким же образом оформил на себя квартиру по ул. Татьяничева, 17, то есть был установлен такой порядок: первоначально заключался договор с муниципальной организацией на выполнение работ или поставку материалов, затем выдавался ордер на квартиру. Данные документы на квартиру Г.Р. суду были представлены осужденным Г. и защитой.

В суде свидетель Ф.А. показал, что в декабре 1997 года Г.Р. обратился к нему с просьбой не оформлять квартиру на Г., так как тот не рассчитался с ним. Суд первой инстанции в этой связи сделал достоверный вывод о том, что в декабре 1997 года Г.Р. уже опасался того, что Ф.А. оформит документы без его указания на квартиру на имя Г., которое по существу и не требовалось, так как договор со стороны "Меркурия" перед МУРЭП был полностью выполнен и Ф.А. мог надлежащим образом оформить квартиру на Г. О том, что отношения между Г.Р. и Г. в декабре 1997 года испортились, свидетельствуют вышеуказанные свидетели. Этим обстоятельствам суд первой инстанции дал надлежащую оценку.

Нежелание осужденного Г. рассчитываться с Г.Р. за обещанную ему квартиру, в которую он вложил большие материальные средства на ремонт, фактически считал ее своей собственностью, а Г.Р. отказался от своего обещания оформлять ее на него, а также сведения о том, что Г.Р. выезжает за оборудованием и может иметь при себе большую сумму денег, побудили осужденного Г. выступить подстрекателем убийства при разбое потерпевшего Г.Р.

Из показаний осужденного К., данных в стадии предварительного следствия, видно, что разбойное нападение на Г.Р. и его убийство было обусловлено информацией, исходящей от осужденного Г. о том, что у потерпевшего Г.Р. имеется большая сумма денег - 200 млн. руб., и он (Г.Р.) должен поехать в командировку.

Далее из показаний К. следует, что за участие его (К.) в убийстве Г.Р. ему должен заплатить 10 миллионов рублей Г. После убийства Г. сказал, что денег у него пока нет, отдаст позже. Оплата за участие в "деле" снизилась до 5 миллионов рублей после того, как Л. и А. не нашли деньги в квартире К.Л. Он понял, что Г. должен отдать деньги за то, что он отвез Г.Р. в лес на своей машине. В феврале - марте 1998 года Л. сказал ему, что Г. просил, чтобы они утопили или закопали трупы Г.Р. и М.

После обнаружения трупов сотрудниками милиции Л. ему сказал, что за убийство Г.Р. и М. ему заплатил Г. Деньги, которые предназначались ему (К.) в сумме 10 млн. руб. должен передать Г. Он понял, что убийство Г.Р. в лесу организовал Г. Примерно через три недели после убийства Г.Р. осужденный Г. предложил рассчитаться с ним запасными частями. Он с Л. приехал в автомагазин, расположенный у автоцентра на АМЗ, где встретились с Г. Г. передал ему в магазине запасные части к автомашине на сумму 1,5 млн. неденоминированных рублей (т. 3 л.д. 140 - 171; т. 5 л.д. 154 - 160).

Указанные показания К. суд обоснованно признал достоверными и в совокупности с другими доказательствами положил в основу приговора.

Доводы осужденного Г. о нарушении требования ст. 254 УПК РСФСР являются необоснованными. Суд в ходе судебного разбирательства дела право на защиту Г. не нарушил, изменив обвинение на менее тяжкое и, которое существенно не отличается по фактическим обстоятельствам от обвинения, которое было предъявлено на предварительном следствии. Таким образом, требования ст. 254 УПК РСФСР судом соблюдены в полном объеме.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного Г. о нарушении судом первой инстанции ст. 314 УПК РСФСР, так как все выводы суда первой инстанции всесторонне и полно мотивированы в приговоре.

Доводы осужденных Л. и К. о том, что они не имели умысла на лишение жизни потерпевшего П., а также доводы осужденного А. о том, что он вообще не причастен к нападению на П., нельзя признать состоятельными.

Из показаний потерпевшего П. видно, что в нападении на него приняли участие Л., К. и А. Они применили в отношении его насилие, опасное для жизни и здоровья. Покушались на его убийство, при этом причинили тяжкие вред здоровью, от полученного ранения он потерял зрение на правый глаз, кроме того, у него было похищено ружье, стоимость которого составляет 900 руб.

Суд обоснованно признал показания потерпевшего П. достоверными, так как они последовательны, не содержат существенных противоречий, а также подтверждены совокупностью иных доказательств, изложенных в приговоре.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами осужденных К. и Л. о их непричастности к убийству потерпевшего Г.О., к разбойному на него нападению и похищению оружия и боеприпасов по следующим основаниям.

Осужденный К. в стадии предварительного следствия подробно, в деталях показал при каких обстоятельствах он и Л. убили потерпевшего Г.О. и похитили вещи и помповое ружье.

В ходе проведения следственного эксперимента осужденный К. указал место убийства Г.О. - <...> и полностью подтвердил свои показания об обстоятельствах совершенного преступления с Л. в отношении потерпевшего Г.О.

В ходе предварительного следствия осужденный Л. в заявлении на имя прокурора сообщил, что "весной 1998 года он с К. ограбил еще одного мужчину по объявлению о продаже ружья. Проникли к нему в квартиру, связали и задушили специально изготовленной им с К. удавкой. За удавку держали вместе, подняв голову мужчины от пола. Забрали помповое ружье, магнитофон, телефон (т. 3 л.д. 97).

Эти показания К. и содержание заявления Л. на имя прокурора суд первой инстанции обоснованно признал достоверными, так как они согласуются с совокупностью доказательств, изложенных в приговоре.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного А. о его непричастности к убийству потерпевших К.Л., С., В.Л., Б.Р. по следующим основаниям.

Из показаний осужденного Л. на предварительном следствии (т. 3 л.д. 128 - 132) видно, что убийство потерпевшей К.Л. он (Л.) совершил совместно с А. Он и А. свалили К.Л. на пол, а затем А. удерживал руки потерпевшей, а он (Л.) удушил К.Л. руками. После убийства А. забрал из квартиры кожаную куртку и они ушли.

В стадии предварительного следствия по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего С. и его убийства, А. показал, что он, К. и Л. совершили разбойное нападение на потерпевшего С., завладели его автомашиной "Мерседес". Затем по указанию Л. он из автомашины взял веревку и отвели потерпевшего с Л. в лес. В лесу потерпевшего вместе с Л. поставили к дереву, и он привязал С., а Л. произвел два выстрела. После чего с места преступления уехали. Указанные показания А., данные на предварительном следствии, суд обоснованно признал достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами, всесторонне и полно изложенными в приговоре.

Что касается доводов осужденного А. о его непричастности к убийству потерпевших Б.Р. и В.Л., то указанные доводы также нельзя признать состоятельными по основаниям, подробно изложенным в приговоре. С выводом областного суда о виновности А. в убийстве потерпевших В.Л. и Б.Р. совместно с Л. и К. судебная коллегия согласна.

Доводы кассационных жалоб потерпевшей К.Т. об участии в разбойном нападении на ее автомашину К.З., Б.Е. и Р. органами предварительного следствия и судом первой инстанции были тщательно проверены и не подтвердились.

Доводы осужденных К., Г., адвоката Шинахова З.М. об исключении из объема доказательств всех показаний осужденного К., данных в ходе предварительного следствия, так как они получены по их утверждению, под физическим воздействием работников милиции и с нарушением уголовно-процессуального закона, нельзя признать состоятельными по следующим основаниям.

Все показания осужденного К., данные им в стадии предварительного следствия, надлежащим образом оформлены, в соответствии с требованием уголовно-процессуального закона. Суд первой инстанции обоснованно, в соответствии с требованием ст. 69 УПК РСФСР, признал показания К., данные им на предварительном следствии, имеющими юридическую силу и обоснованно положил в основу обвинения лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами адвоката Шинахова З.М. и осужденного К. о том, что показания К., данные им при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, при выходе на места совершенных преступлений, надлежит признать недопустимыми доказательствами, так как они добыты с нарушением норм УПК РСФСР, по следующим основаниям.

Из указанных протоколов видно, что К. были разъяснены его права, в том числе право не свидетельствовать против себя самого, предусмотренное ст. 51 Конституции Российской Федерации, о чем имеются его личные росписи при этих ознакомлениях. В этих протоколах также содержится согласие К. на дачу показаний без адвоката, о чем также свидетельствуют его росписи, а также указание о том, что протоколы прочитаны, записано верно и замечаний нет.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного К., адвоката Шинахова З.М., а также осужденного Г. о нарушении права на защиту К. в стадии предварительного следствия, по следующим основаниям. Из материалов дела видно, что суд в ходе судебного разбирательства тщательно исследовал не было ли нарушено право К. на защиту в ходе следствия и обоснованно пришел к выводу о том, что требования ст. ст. 47, 49 УПК РСФСР в отношении К., либо другого лица нарушено не было. Утверждение о нарушении права на защиту К. является голословным и обоснованно расценено судом первой инстанции как стремление оказать помощь осужденному Г., избежать ответственности.

Доводы осужденных А. и К. о том, что участия в убийстве потерпевших Г.Р., М. и К.Л. они не принимали ни в какой форме, а явились лишь невольными свидетелями преступных действий осужденного Л., действовали под его принуждением, опасаясь за свою жизнь и здоровье, судом первой инстанции всесторонне, полно и объективно проверены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Суд первой инстанции обоснованно расценил показания А. и К., как желание уменьшить свою роль в совершенных преступлениях, с целью смягчения наказания переложить ответственность на осужденного Л., который подробно рассказал о роли каждого из лиц, принявших участие в убийстве потерпевших Г.Р., М. и К.Л.

С этим выводом областного суда судебная коллегия согласна, так как он (вывод) вытекает из совокупности доказательств, объективно проверенных и оцененных судом в ходе судебного разбирательства и при постановлении приговора. Оснований сомневаться в достоверности вывода не имеется.

Доводы осужденных Г., К., А. и Л. о рассмотрении их дела незаконным составом суда нельзя признать обоснованными, поскольку общие списки народных заседателей Челябинского областного суда на момент рассмотрения уголовного дела не были сформированы.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом осужденного Г. о том, что суд нарушил уголовно-процессуальный закон, не обсудив допрос о рассмотрении его дела судом присяжных.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Настоящее дело, по которому одним из осужденных является Г., было подсудно Челябинскому областному суду в соответствии с требованием ст. 36 УПК РСФСР. В Челябинской области суд присяжных не был создан на момент рассмотрения дела.

Таким образом, следует признать, что суд в соответствии с требованием ст. 20 УПК РСФСР рассмотрел настоящее дело полно, всесторонне и объективно. Оснований для отмены, либо для изменения приговора не усматривается.

Действия Г. правильно квалифицированы ст. ст. 33 ч. 4, 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и должным образом мотивированы в приговоре, равно как правильная юридическая оценка дана действиям: Л. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 209 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з", "н", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н", 222 ч. 1, 222 ч. 3, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 222 ч. 4, 325 ч. 1, 325 ч. 2, 327 ч. 1 УК РФ;

К. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 209 ч. 2, 222 ч. 1, 222 ч. 3, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 222 ч. 4, 325 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ;

А. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 209 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н", 222 ч. 3, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 222 ч. 4, 325 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ и подробно мотивирована в приговоре.

Доводы осужденного К. и адвоката Шинахова З.М. о том, что в ходе следствия к осужденному К. применялось физическое насилие, судом всесторонне проверены и не подтвердились.

Наказание К., А., Г. и Л. назначено в соответствии с требованием ст. ст. 6, 60 УК РФ.

Оснований для его смягчения не имеется.

Вид исправительного учреждения А. назначен в соответствии с требованием п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ обоснованно, оснований для изменения режима с особого на строгий не имеется.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 27 декабря 2000 года в отношении А., Г., К. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г., Л., К., А., потерпевшей К.Т., адвокатов Афанасьева С.В., Шинахова З.М., Коновалова И.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

КОЛЫШКИН В.И.

ДАВЫДОВ В.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"