||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 октября 2002 г. N 77-о02-33

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Ермилова В.М.,

судей - Ламинцевой С.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2002 года кассационные жалобы адвокатов Казакова М.И., Баева М.О., Смирновой Г.В. на приговор Липецкого областного суда от 2 августа 2002 г., по которому

К., <...>, неработающий, судимый 11.08.1999 г. по ст. 132 ч. 1 УК РФ на 4 года лишения свободы, освободившийся 7 сентября 2000 г. в связи с актом об амнистии,

осужден по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений К. назначено наказание в виде 20 (двадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ф., <...>, несудимый,

осужден по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на 3 (три) года лишения свободы; по ст. 316 УК РФ - на 1 (один) год 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Ф. назначено наказание в виде 3 (трех) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы.

В силу ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 1 год.

На основании п. 6 Постановления Государственной Думы РФ от 26.05.2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." Ф. от наказания освобожден вследствие акта амнистии.

Постановлено взыскать с К. в пользу И. в возмещение материального ущерба 22.413 рублей, в счет компенсации морального вреда - 150.000 рублей.

Гражданский иск И. к Ф. о компенсации морального вреда - 150.000 рублей.

Гражданский иск И. к Ф. о компенсации морального вреда оставлен без удовлетворения.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. и Ф. признаны виновными в том, что по предварительному сговору между собой совершили незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением.

К. признан виновным также в совершении разбойного нападения с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Б., а также в убийстве последней, сопряженном с разбоем; Ф. - в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления.

Преступления совершены в феврале 1998 года в г. Липецке при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании К. виновным себя не признал. Ф. вину свою признал частично.

В кассационных жалобах просят:

адвокат Казаков М.И., в защиту К., - отменить приговор в части осуждения К. по ст. 162 ч. 3 п. "в" и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за отсутствием в действиях К. составов этих преступлений. Адвокат указывает о том, что выводы суда о виновности К. в совершении этих преступлений основаны на показаниях свидетелей К.О., С., которые являлись непосредственными участниками этих преступлений, а поэтому лицами заинтересованными в исходе дела. По мнению адвоката органы предварительного следствия дали неправильную квалификацию действиям Ф., в результате чего вся ответственность легла на одного К. Далее адвокат указывает о том, что в деле отсутствуют объективные доказательства, подтверждающие совершение К. убийства Б. и разбойного нападения на нее; что выводы суда основаны на предположениях и догадках К.О., С. и Ф., не согласующихся с выводами судебно-медицинской экспертизы. Далее адвокат указывает о том, что по делу не проверены показания С. и Ф. о том, что они добровольно отказались от совершения кражи из квартиры Б. и что не исключено то обстоятельство, что золотые изделия, являющиеся вещественными доказательствами по делу, похищены из квартиры Б.;

адвокаты Баев М.О. и Смирнова Г.В., в защиту Ф., - приговор отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Государственный обвинитель Гармашова Н.В. и потерпевший И. принесли возражения на жалобу адвоката Казакова, в которых просят оставить ее без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности К. и Ф. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина К. и Ф. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждается показаниями свидетеля С., из которых усматривается, что с потерпевшей Б. он познакомился в начале февраля 1998 г. по просьбе Ф. и К. Познакомила их в ресторане П. - девушка К. Вместе с Б. он ходил в рестораны, в гости к ее подруге. Он выполнял просьбу Ф., так как с его слов понял, что удастся заработать крупную сумму денег. Ф. снабдил его рацией, по которой нажатием кнопки он сообщал ему о выходе с Б. из ресторанов. Ф. давал деньги на посещение ресторанов. В очередной раз он встретился с Б. 22 февраля 1998 г. и они пошли в ресторан "Былина" г. Липецка. Ф. обещал его встретить после ресторана. После посещения ресторана, подав по переданной ему Ф. рации условный сигнал о выходе, около 3 часов ночи он, С., вместе с Б. вышел из ресторана, и они пошли по улице. Б. пыталась остановить проезжавшие машины. Так было организовано, что она остановила машину "Нива", в которой ехал Ф., и она стала просить отвезти ее домой. Ф. согласился, в его машине находился и К. Он, С., и Б. сели к ним в автомашину. В пути следования Ф. предложил ему, С., связать руки Б. скотчем. Он, С., отказался, и Ф. велел ему пересесть в автомашину "Газель", которой управлял К.О., и которая ехала сзади, что он, С., и сделал. По дороге они отстали от автомашины "Нива". Они подъехали к дому Б., но не дождавшись Ф., Б. и К., поехали по городу, так как со слов К.О. он понял, что тот знает, куда поехал Ф. Они приехали в район Липецкого цементного завода, на территорию какого-то склада. При въезде около гаража стояла автомашина "Нива". К ним сразу же подошел Ф. - было ясно, что Ф. находился на улице. В воротах гаража стоял К. Он, С., и Ф. сразу же уехали. Ф. сначала заехал к себе домой, где оставил собаку, а потом они подъехали к дому, где жила Б. Ф. дал ему ключи от квартиры Б. и велел зайти в квартиру и взять там деньги. Он, С., взял ключи, однако в квартиру войти не смог, так как в одном из окон горел свет. Они вернулись к складу, при этом отсутствовали в течение одного часа 20 минут. Когда подъезжали к территории базы, то Ф. забеспокоился, увидев, что навстречу бежит человек. Когда подъехали ближе, увидели, что бежит К. Обращаясь к Ф., К. сообщил, что Б. убита. Ф. стал нервничать, кричать на К. По указанию Ф. К.О., который все это время находился вместе с К. на базе, уехал на "Ниве". Ф. подогнал "Газель" бортом к воротам гаража. Они погрузили труп Б. в кузов и выехали с территории базы, чтобы где-то спрятать труп. На трассе их остановили работники милиции. Ф. удалось убежать, а он, С., и К., отбежав, спрятались на дачном участке в туалете. Их окружили работники милиции, и тогда К. выбросил в яму туалета горсть золотых украшений, сказав, что эти украшения снял с Б.

Свидетель К.О. пояснил на предварительном следствии, что, когда Ф. и С. куда-то уехали с территории базы, он, К.О., остался там вместе с К., который периодически заходил в гараж, включал свет и что-то там делал. Всего К. заходил в гараж около 3 - 4 раз в период отсутствия Ф. и С. Когда К. заходил в гараж во второй раз, то находился там продолжительное время - около 7 - 8 минут и вернулся оттуда в возбужденном состоянии, предлагал уехать с территории базы. Ф. и С. вернулись на склад примерно через час. Увидев их, К. побежал им навстречу, стал махать руками, а потом о чем-то разговаривал с Ф. (т. 1 л.д. 91 - 95, 101 - 107, 114 - 115, т. 2 л.д. 148 - 152).

Эти показания К.О. оглашались и исследовались судом в порядке ст. 281 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Показания свидетелей С. и К.О. обоснованно положены судом в основу приговора, поскольку они согласуются между собой и подтверждаются другими материалами дела.

Так, осужденный Ф. подтвердил, что к гаражам, расположенным в районе цементного завода, он вместе с К. и Б. приехали раньше, чем К.О. По приезду он, Ф., взял свою собаку, которая все время находилась в автомашине, и пошел к охранникам. Когда вернулся, то увидел, что ни К., ни Б. в автомашине не было. К. находился в дверях гаража-бокса, потом К. отошел от дверей в глубь гаража. От дверного проема он, Ф., увидел, что в гараже находится Б., руки ее были связаны. К. сказал, что он пока побудет с Б., а он, Ф., должен вместе с С. съездить домой к Б. и "посмотреть там деньги". При этом К. передал ключи, пояснив, что это ключи от квартиры Б. В это время к гаражу подъехала машина "Газель", из которой вышли С. и К.О. Они внутрь гаража не заходили и Б. не видели. Он, Ф., и С. тут же уехали к дому Б., но там решили не совершать кражу и стали возвращаться к гаражам, где находились К.О., К. и Б. Когда они подъехали к гаражу, К. и К.О. сидели в машине. К. подошел к ним и сказал, что "Б. задохнулась".

Свидетель Г. показал, что в ночь на 23 февраля 1998 г. он дежурил в качестве охранника на складе, когда на территории появился Ф. с собакой. Он, Г., выходил к нему, так как их собаки стали драться. После этого он, Г., вернулся в комнату сторожей, а Ф. оставался на территории.

Свидетели М. и З. показали, что в момент задержания С. и К. С. сказал, что убийство женщины совершил К., при этом на руках последнего была кровь.

По заключению эксперта-медика на теле потерпевшей обнаружены телесные повреждения различной тяжести. Смерть потерпевшей Б. наступила в результате закрытой тупой травмы шеи с повреждением сосудисто-нервных пучков, сопровождавшимся рефлекторным шоком и остановкой сердца.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы усматривается, что первично потерпевшей Б. было причинено повреждение, повлекшее кровоизлияние в правый сосудисто-нервный пучок; оно причинено за 30 - 40 минут до момента наступления смерти, но причиной смерти не явилось, хотя могло сопровождаться потерей сознания потерпевшей. Повреждения, повлекшие выраженное кровоизлияние в области перстневидного хряща и левого сосудисто-нервного пучка, были причинены потерпевшей незадолго до смерти, в промежуток времени, исчисляемый от нескольких секунд до нескольких десятков секунд, то есть вторично, возможно, с большой силой, которые в комплексе вызвали угрожающее для жизни состояние, приведшее к смерти.

Эти выводы экспертов не вызвали сомнений у суда.

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что повреждения в области шеи причинены в результате травматических воздействий тупых твердых предметов с небольшими травмирующими поверхностями, возможно, при резком сдавлении органов шеи пальцами рук.

Проанализировав приведенные выше и иные доказательства в их совокупности, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что повреждения в области шеи, в том числе, повлекшие смерть, потерпевшей Б. причинил именно К. после того, как Ф. и С. уехали для совершения кражи из квартиры Б., и сделал это К., когда находился наедине с Б.

С учетом изложенного судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката Казакова о том, что К. необоснованно осужден за убийство Б.

Как показал свидетель С., вечером 22 февраля 1998 г., находясь с Б. в ресторане, он видел на ней "золотые" кольца, цепочки, браслеты. Ничего из этого в тот момент, когда труп Б. грузили в кузов автомашины, уже не было. Когда прятались в туалете, К. выбросил горсть золотых украшений в яму, сказав, что эти украшения он снял с Б.

Показания С. об этом согласуются с другими доказательствами, в частности, с протоколом дополнительного осмотра садового участка, согласно которому в яме туалета были обнаружены и изъяты золотые украшения, которые осмотрены и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

Потерпевшие И. и Б.С. опознали эти украшения как те, которые принадлежали Б.

Проанализировав эти и другие доказательства, полно изложенные в приговоре, суд сделал правильный вывод о том, что К. завладел золотыми украшениями Б. путем разбойного нападения, при этом убийство Б. было сопряжено с разбоем.

Судом правильно установлено и указано в приговоре, что К., оставшись наедине с Б., имея умысел на лишение ее жизни и завладение ее золотыми ювелирными украшениями, с целью личного обогащения, напал на нее и стал наносить ей множественные удары кулаками по голове и туловищу, а затем неоднократно сдавливал ей органы шеи руками.

С учетом таких данных судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката Казакова о незаконном осуждении К. за разбойное нападение.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции сделал правильный вывод и о том, что К. и Ф. группой лиц по предварительному сговору совершили незаконное лишение Б. свободы, не связанное с ее похищением.

Как правильно установлено судом, в течение длительного промежутка времени они насильственно удерживали связанную ими потерпевшую Б. в гараже против ее воли.

Показания Ф. о том, что насильственные действия по отношению к Б. по незаконному лишению ее свободы совершил один К., опровергаются, в частности, показаниями свидетеля Г. о том, что по прибытии на территорию гаражей Ф. на непродолжительное время отходил от машины, в которой находились К. и Б., а затем вернулся к машине.

Согласно протоколу осмотра трупа Б. вокруг головы трупа на уровне глаз, ушных раковин, затылочной области, запястий множественные, прерывающие друг друга витки прозрачной липкой ленты.

По заключению экспертов-биологов в автомашине "Нива", на которой приехали к гаражам Ф., К., Б., обнаружены вырванные волосы человека, которые могли произойти от Б.

По заключению экспертов-медиков на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения, которые причинены, возможно, при падении, а также при волочении по шероховатой поверхности.

По делу установлено, что С. и К.О. приехали на территорию гаражей на 20 минут позже, чем Б., К. и Ф.

На предварительном следствии Ф., также как и в судебном заседании, не отрицал того, что вместе с К. и (П.Л. погрузил труп Б. в автомашину и вывез его с территории склада, чтобы где-то избавиться от него.

Показания Ф. об этом согласуются с другими материалами дела.

При таких условиях судебная коллегия не соглашается с доводами кассационной жалобы адвокатов Баева и Смирновой о необоснованности осуждения Ф.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям К. и Ф. дана правильная юридическая оценка.

Уголовные дела в отношении С. прекращены: по ст. 126 ч. 3 УК РФ - за недоказанностью его участия в совершении этого преступления (т. 3 л.д. 232); по ст. 316 УК РФ - в связи с актом об амнистии (т. 4 л.д. 113 - 121).

Наказание К. и Ф. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Оснований для смягчения им наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 2 августа 2002 года в отношении К. и Ф. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"