||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 октября 2002 г. N 73-о02-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Кудрявцевой Е.П. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2002 года кассационные, жалобы на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 31 октября 2001 года, которым

С. <...>, судимый 30 марта 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, -

осужден: по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 7 (годам) лишения свободы; по ст. 30 ч. 3 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 8 (годам) лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 9 (девяти) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ в отношении С. применены принудительные меры медицинского характера в виде лечения от наркомании.

По ст. 167 ч. 2 УК РФ С. оправдан за недоказанностью вины.

С. осужден за умышленное убийство своей сестры Т. и покушение на убийство ее 10-летней дочери Т.С., совершенном путем поджога бани, в которой находились потерпевшие.

Преступление совершено в ночь на 15 января 2000 года в г. Улан-Удэ при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения С. по доводам своей кассационной жалобы, мнение прокурора Титова В.П. об исключении из приговора указании о наличии судимости у С. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, о снижении наказания, назначенного С. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ с 8 до 7 лет и 6 месяцев лишения свободы и об оставлении в остальной части приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе:

С. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Он считает, что предварительное и судебное следствие по делу проведены неполно, необъективно, с нарушением уголовно-процессуального закона. Ссылается на то, что в отношении него в период расследования дела применялись противозаконные меры, а приводимые им в свою защиту доводы оставлены без проверки. Он отрицает наличие у него умысла на убийство, утверждает, что на момент совершения преступления он не давал отчета своим действиям и не мог руководить ими, так как находился в состоянии аффекта, поэтому выводы судебно-психиатрической экспертизы о его вменяемости считает неправильными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

С. в судебном заседании признал себя виновным частично. Он показал, что когда он находился в нетрезвом состоянии, у него возникали мысли о самоубийстве. Ранее он дважды пытался поджечь себя в бане. 14 января 2001 года он и его сестра Т. употребляли спиртные напитки по поводу дня рождения матери. Во время распития спиртного они с сестрой поссорились, он сильно расстроился из-за этого, поэтому он решил покончить жизнь самоубийством. Он взял канистру с соляркой и пошел в баню. Там находились его сестра с племянницей. Он разлил солярку на пол в предбаннике и стал бросать зажженные спички. В связи с сильным алкогольным опьянением он не осознавал своих действий, но уверен в том, что он не желал смерти своей сестры и племянницы. Сильным пламенем его выбросило на улицу. Когда он оказался снаружи, то кто-то крикнул, что в бане Т. и Т.С. и он сразу же заскочил в баню, чтобы их вытащить. Он не обнаружил в бане ни сестру ни племянницу. Поэтому выскочил из бани, потушил загоревшуюся на нем одежду и ушел к соседям С.О., которым сообщил, что он поджег баню, в которой находятся Т.С. и Т.

В период расследования дела С. показывал, что после того как он увидел в бане Т.С. и Т. его "взял псих". Он сказал, что у них нет дома, если они спят здесь. Затем он заявил, если они здесь то: "мы все втроем сгорим". После этого он стал в предбаннике разливать солярку и поджег ее.

Таким образом, фактические обстоятельства преступления установлены на основании показаний самого осужденного.

Оценив показания С. в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что сам характер действий осужденного, способ совершенного убийства одного лица и покушение на жизнь второго лица свидетельствовали о наличии у него прямого умысла на совершение указанного преступления, совершенного на почве личных отношений.

Анализ показаний осужденного и оценка их с выводами судебно-психиатрической экспертизы позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что на момент совершения преступления С. был вменяем, давал отчет своим действиям и мог руководить ими. Ссылка осужденного на то, что он находился в сильной степени алкогольного опьянения, что ранее он неоднократно пытался покончить жизнь самоубийством, не может служить основанием к освобождению его от уголовной ответственности за посягательство на жизнь других лиц или к изменению юридической оценки его действий.

Доказательствами вины осужденного судом обоснованно признаны и полно приведены в приговоре показания потерпевшей Т.С., свидетелей Г., С.И. К., выводы судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине смерти Т., данные протокола осмотра места происшествия, выводы пожарно-технической экспертизы.

При решении вопроса о назначении, наказания С. суд обоснованно суд учел повышенную общественную опасность совершенного преступления конкретные обстоятельства дела, данные отрицательно характеризующие С. и признал обстоятельством, смягчающим наказание несовершеннолетний возраст осужденного.

По ст. 105 ч. 1 УК РФ наказание С. назначено в соответствии, с законом.

Назначая С. наказание по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ суд не учел требований ст. 66 УК РФ о том, что срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ за оконченное преступление. В данном случае, с учетом несовершеннолетнего возраста С., 10 (десяти) лет лишения свободы. Поэтому в этой части приговор подлежит изменению со смягчением С. наказания, назначенного ему по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ до 7 лет и 6 месяцев лишения свободы.

Кроме того, из описательной части приговора в соответствии с ч. 2 ст. 86 УК РФ подлежит исключению указание о наличии судимости у С. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ.

Поскольку в деле содержатся данные о том, что С. обнаруживает клинические признаки гашишной наркомании, суд обоснованно применил в отношении него на основании ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ принудительное лечение от наркомании.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 31 октября 2001 года в отношении С. изменить.

Наказание, назначенное С. по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ смягчить до 7 (семи) лет и 6 месяцев лишения свободы. По совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 1, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ назначить С. 8 (восемь) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Исключить из описательной части приговора указание о наличии судимости у С. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"