||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 октября 2002 г. N 20-о02-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Сергеева А.А. и Степанова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2002 года кассационную жалобу представителя потерпевшего М. кассационный протест государственного обвинителя Магомедрасулова К.Т. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 29 ноября 2002 года, которым

П., <...>,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. "г", ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., выступление прокурора Асанова В.Н., поддержавшего кассационный протест, объяснения П.К. - законного представителя оправданного, просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе представителя потерпевшего содержится просьба об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование жалобы говорится, что в ходе предварительного расследования дела нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, а утверждения суда об этом несостоятельны. Суд же необоснованно исключил ряд доказательств виновности П. и не дал оценки противоречивым доказательствам, игнорировал результаты биологической экспертизы.

В кассационном протесте также ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В протесте утверждается, что вина П. в содеянном подтверждается доказательствами, представленными органами предварительного следствия, а его доводы о вынужденном признании вины подтверждения не нашли. Приговор основан на предположениях, а не на фактах, указанных в нем нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия не допущено. Вопрос об отводе суду рассмотрен с нарушением закона.

Адвокатом Занкиевым З.Г., защищавшим оправданного, поданы возражения на кассационные жалобу и протест. Адвокат считает дело сфальсифицированным работниками дознания и следствия, просит оставить приговор без изменения, а жалобу и протест без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор в отношении П. подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 314 УПК РСФСР, в описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду, а также обстоятельства дела, установленные судом. В приговоре по настоящему делу суд излагает обвинение П., однако установленных в судебном заседании обстоятельств не приводит.

Допущено судом и нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР о всесторонне, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Нарушение выразилось в том, что исследуя и давая оценку ряду доказательств, суд не учитывал обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы.

В частности, вывод о нарушении органами предварительного следствия права П. на защиту назначением ему защитником адвоката Ибрагимова сделан без учета того, что названный адвокат был назначен П. в соответствии с его желанием. В приговоре это обстоятельство не оспаривается, но оценки ему не дано. Содержащееся в приговоре утверждение о том, что адвокат Ибрагимов "формально, а не реально" осуществлял защиту, носит голословный характер.

Вывод суда о том, что явка П. с повинной не была добровольной, не учитывает результатов медицинского освидетельствования об отсутствии на П. повреждений, показаний эксперта Ч. об обстоятельствах освидетельствования, показаний свидетеля М. о проверке показаний П. на месте происшествия. Приведенные судом доводы касаются оформления собственноручного заявления П. о явке с повинной, а не вопроса о ее вынужденном или добровольном характере.

При оценке показаний П., допрошенного 14 марта 2000 года в качестве свидетеля, не приняты во внимание его показания, данные на следующий день на допросе в качестве подозреваемого, в которых он подтвердил показания, данные 14 марта 2000 года.

Вывод о незаконных выемках обуви и одежды оправданного, а также о незаконном обыске, в ходе которого была обнаружена цепочка, сделан без надлежащего исследования и оценки доказательств: поручения следователя о выемке от 13 марта 2000 года, постановления следователя о проведении обыска от 28 марта 2000 года, протокола этого обыска, показаний лиц, принимавших участие в указанных следственных действиях. Эти доказательства получили одностороннюю оценку, основанную на противоречивых показаниях ряда свидетелей. Свидетель П.А., непосредственно обнаруживший цепочку во время обыска, судом вообще не допрошен.

Утверждение о недоказанности наличия на погибшей Л. приобщенной к делу цепочки не учитывает опознание этой цепочки ее матерью, показаний П. на предварительном следствии о завладении цепочкой и сокрытии по месту проживания его знакомого Р., где она была обнаружена при обыске.

Делая вывод о недоказанности продажи П. на рынке похищенного у погибшей кольца и появления у него денег, суд не принял во внимание опознание его свидетелем А. и показаний последнего о приобретении им у П. женских серег и колец, выдачу А. одного из этих колец и опознание матерью погибшей этого кольца как принадлежавшего дочери.

При оценке показаний А. не учтено обращение к нему родственников обвиняемого, что следует из его показаний, показаний свидетеля А.Д. и законного представителя П.К.

Результаты биологической экспертизы, согласно которым на ногтях рук погибшей Л. обнаружен антиген А, который не мог произойти от нее самой, но характерен для П. и О., вообще не получили оценки суда.

Нарушены судом и положения ст. ст. 69 и 314 УПК РСФСР, касающиеся допустимости доказательств.

Сославшись на допущенное, по его мнению, нарушение права П. на защиту, суд признал лишенными доказательственного значения "данные, добытые таким путем". При этом в приговоре не указано, какие именно доказательства признаны не имеющими юридической силы. Признав, что выемки и обыски проводились с нарушением закона, суд также не указал, какие конкретные доказательства, полученные в результате этих следственных действий, не имеют юридической силы. Не конкретизировано и утверждение суда о сомнительности заключений экспертов.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене в связи с его несоответствием фактическим обстоятельствам дела, а само дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого следует устранить указанные нарушения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 29 ноября 2001 года в отношении П. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе со стадии судебного разбирательства.

 

Председательствующий

ГОВОРОВ Ю.В.

 

Судьи

СЕРГЕЕВ А.А.

СТЕПАНОВ В.П.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"