||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 октября 2002 г. N 45-о02-96

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2002 года кассационные жалобы осужденного К. и его защитника Захаровой Л.П. на приговор Свердловского областного суда от 14 февраля 2002 года, которым

К., <...>, холостой, с неполным средним образованием, неработавший, несудимый, -

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Д., <...> по ч. 3 ст. 30 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

К. признан виновным и осужден за убийство в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений П., 1952 года рождения, при указанных в приговоре обстоятельствах 23 июня 2001 года в парковой зоне в районе КПП-3 города Лесного Свердловской области.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного К., поддержавшего свою и своего защитника жалобы, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. указывает, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании неоднократно заявлял, что он в убийстве П. невиновен. Суд взял за основу его обвинения лживые первичные показания Д. на следствии, хотя последний пояснял в суде, что оговорил его (К.). Суд не учел заявление Д., что потерпевшего убил он (Д.).

К. излагает в жалобе, что в тот день он, Д., К.Е. и Ч. в парковой зоне развели костер, употребляли спиртное. На расстоянии 30 - 50 метров от них находились двое мужчин. Он и Д. пошли за дровами. Один из тех мужчин помог им донести щит до костра.

По дороге домой у Д. с Ч. произошла ссора. Тут Д. вспомнил, что забыл велосипед у костра. Позвал его (К.) с собой. Направился к месту, где отдыхали. Он (К.) какое-то время оставался с девушками, а потом пошел к Д., однако последнего у костра не обнаружил. На том месте, где были посторонние мужчины (потерпевшие), услышал удары, ворчание человека. Позвал Д., но ему никто не ответил. Обойдя кусты, увидел Д., который сидел на одном из мужчин, замахивался на последнего камнем, стукнул его, хотел еще замахнуться, но он (К.) у Д. камень вырвал. Возможно, когда Д. замахивался на мужчину, на его (К.) брюки попали капли крови. Он (К.) увидел рядом лежащего, не подающего признаков жизни, еще одного мужчину. Он (Козлов) подошел к нему, повернул ему голову, пощупал у него пульс, понял, что он мертв. Рядом с трупом лежал молоток. Вспомнил, что держал молоток в руках, когда разбирали щит. Подумал, что этим молотком Д. убил и П., фамилию которого узнал после, испугался, решил забрать молоток.

Пошли с Д. к своему костру. Последний взял велосипед. Тут появились сотрудники милиции и задержали их (осужденных).

Утверждает, что на предварительном следствии Д. свою вину переложил на него (К.). Это суд не учел, заявление Д. во внимание не взял. На руках у него (К.) могла быть кровь от того, что он поворачивал голову П. и щупал у него пульс. Чьи были носки в его (К.) вещах, не знает. С П. у него не могла произойти ссора, борьба, для этого не было повода.

По мнению К., прямых доказательств его вины в убийстве П. нет, имеются только косвенные и лживые показания Д. Неприязненных отношений у него (К.) с потерпевшими не было. Сойти с тропинки, ведущей к их (осужденных) костру, он не мог, как и не мог запнуться о потерпевшего, что подтвердил Д. в суде. Это он сбился с тропинки и вышел к костру потерпевших, убил П.

Первые показания с них (осужденных) брали с нарушениями закона, путем применения незаконных методов ведения следствия.

При аресте Д. сказал ему, чтобы об увиденном в ту ночь никому ничего не говорил, чтобы своим молчанием он (К.) помог ему (Д.). Отказ от очной ставки с Д. его (К.) попросили написать следователь и адвокат.

К. отмечает, что у него умер отец, матери сделали сложную операцию.

Просит рассмотреть его жалобу и "вынести оправдательный приговор", "снять с него обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ или назначить новое рассмотрение, новое расследование дела".

В кассационной жалобе адвокат Захарова Л.П., выступающая в защиту К., указывает, что суд не принял во внимание показания Д., который в судебном заседании заявил, что П. убил он, а К. в этом невиновен. Адвокат считает, что на следствии Д. оговорил К., пытаясь уйти от ответственности за данное преступление. К. же виновным себя на следствии и в судебном заседании не признал.

Приводит показания К., а также Д. в суде.

Полагает, что к показаниям потерпевшего К.В. надо отнестись критически, поскольку он по состоянию здоровья являлся инвалидом. Доказательств причастности К. к убийству П., с точки зрения адвоката, судом не добыто, просит в отношении К. "вынести оправдательный приговор".

В возражениях на жалобы государственный обвинитель, приведя мотивы, изложенные в них доводы находит необоснованными, просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К. и его защитника - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина К. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого с участием защитника (л.д. 59 - 61 т. 1) Д. пояснял, что около 22 часов 22 июня 2001 года он со своей сожительницей Ч., К. с К.Е. пришли на пустырь в парковой зоне, расположенный в районе КПП-3, называемый населением "Дунькин пуп", где отдыхали на природе, употребляли спиртное, жгли костер. Недалеко от них находились два "бомжа", которые тоже развели костер.

Ночью девушки пошли домой. Он и К. догнали их возле памятника "Воинам-интернационалистам", просили их вернуться, еще посидеть, но те не согласились. Тогда он (Д.) сказал К. пойти к своему костру, забрать велосипед. Возвращаясь, они вышли к костру "бомжей". Он прошел на то место, где перед этим отдыхали. У костра "бомжей" услышал шум, подошел туда. Увидел, что К. бил одного "бомжа" головой о камень. Пригнувшись, заметил кровь, разбитую голову у этого "бомжа". Последний был мертв, убедился в этом. Сзади услышал шевеление второго "бомжа". Он (Д.) нанес ему удар ногой по лицу, локтем - в область затылка.

Как он (Д.) понял, проходя перед этим мимо "бомжей", К. за кого-то из них запнулся, в связи с чем у того и произошел конфликт с погибшим. Слышал, как К. выругался и сказал: "Чего ты тут разлегся". После этого началась возня, К. ругался с потерпевшим.

Аналогичные показания Д. давал при проверке его показаний на месте преступления (л.д. 67 - 68 т. 1).

Потерпевший К.В. пояснил в суде, что вечером 22 июня 2001 года он со своим знакомым П. пришли в район "Дунькиного пупа", разожгли костер, мыли собранные бутылки, распивали спиртные напитки. Легли у костра спать. Ночью он проснулся от шума. Увидел стоявших перед лежащим П. двух мужчин. Из них один - Д. подошел к нему (К.В.) и ударил его ногой в область виска, после чего он потерял сознание. Помнит, что с ним на месте происшествия о чем-то говорил работник милиции. Затем пришел в себя только в больнице.

Утверждал в судебном заседании, что с П. он не ссорился, никогда с ним не дрался. У него (К.В.) была травма бедра, ходит он медленно. Без помощи рук подняться не может.

Свидетель В. - сестра К.В. пояснила, что последний до тех событий имел 2 группу инвалидности в связи с травмой на производстве, у него было сломано бедро. Он не мог быстро ходить.

Брат ей рассказал, что в ночь на 23 июня 2001 года на него и друга напали на "Дунькином пупу", его ударили ботинком в лицо. В настоящее время у брата наблюдаются провалы в памяти. В связи с травмой головы ему установлена 1 группа инвалидности.

Свидетели Ч. и К.Е. пояснили, что в ту ночь они действительно находились с осужденными в районе "Дунькиного пупа". Потом они пошли домой. К. и Д. их немного проводили, а потом возвратились на прежнее место, где отдыхали. До ухода домой, кроме двух "бомжей", в том месте, где отдыхали, никого больше не видели.

Свидетель Х. показал в суде, что ночью на 23 июня 2001 года он с М. и А. находились в наряде. Примерно в 4 часа получили по рации сообщение о подозрительном шуме в районе терапевтического корпуса; дежурный по УВД попросил проехать туда и проверить заявление. Осматривая лесной массив, они увидели двух парней, один из которых был с велосипедом. Дали им команду: "Стоять". Видел, как один из парней бросил молоток. На одежде этих молодых людей имелись следы крови, грязь. На лице парня, который бросил молоток, заметил ссадины, засохшую кровь. Этих молодых людей - осужденных они задержали. А. пошел осматривать близлежащую местность.

Потом он (Х.) отошел на некоторое расстояние к костру. Увидел там следы борьбы, один человек стоял на коленях, опираясь на руки, а второй лежал на спине, голова его была разбита. По всем признакам это был труп.

Кроме этих лиц у костра и задержанных двух молодых людей, в том районе других лиц они не обнаружили.

Чуть в стороне от костра потерпевших был еще один костер, но он уже догорал.

С потерпевшим они пытались говорить, но тот ничего сказать не мог.

Они вызвали следственную группу, скорую помощь. Задержанных (осужденных) отвезли в медсанчасть на освидетельствование. Они находились в состоянии алкогольного опьянения.

Аналогичные показания дали свидетели М. и А.

Вина К. подтверждается показаниями свидетеля П.С., данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия, изложенными в приговоре.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у П. имелись множественные (14) ушибленные раны головы, множественные переломы костей свода, основания, лицевого черепа (не менее 4-х разнонаправленных ударных воздействия с образованием основных линий переломов на основании черепа), ограниченное субдуральное кровоизлияние в проекции кожной раны N 1, сливные, обширные пятнисто-диффузные субарахноидальные кровоизлияния по всей поверхности головного мозга, тяжелый ушиб головного мозга.

Были обнаружены следы жидкой темно-красной крови в ротовой полости и морфологические признаки аспирации крови в дыхательные пути.

Указанные телесные повреждения возникли от неоднократного ударного воздействия на область головы П. твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, либо при воздействии частями головы на таковые предметы, с достаточной для их образования силой, в краткий промежуток времени, 23 июня 2001 года, сопровождались смертью П.

Непосредственной причиной смерти П. явилась тяжелая открытая черепно-мозговая травма с множественными переломами костей свода и основания черепа, с субдуральными и обширными субарахноидальными кровоизлияниями, с тяжелым ушибом головного мозга, сопровождавшаяся смещением и сдавлением ствола мозга.

Причинение этих повреждений самому себе, а также их получение при падении с высоты собственного роста на твердый тупой предмет - исключается.

Все обнаруженные у П. телесные повреждения являлись прижизненными, они могли возникнуть как от ударов камнем, так и от ударов краем молотка.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на молотке (об. 5) обнаружена была кровь человека, которая могла принадлежать П. и К.В., имеющих одинаковую группу крови, присутствие в этом объекте крови Д. и К., имеющих А группу крови с сопутствующим антигеном Н, исключается. В смывах с рук К. (об. 10) кровь человека могла принадлежать П., К.В., имеющих такую же группу крови, а присутствие крови Д. и К. в этом объекте исследования исключается. В объекте N 11 в смывах с рук К. присутствие крови П., К.В., имеющих одинаковую группу крови, возможно при условии ее смешанного характера. На брюках К. и на его носках была выявлена кровь человека, которая могла принадлежать П., К.В., имеющих такую группу, а присутствие крови Д. и К. на этих предметах исключается.

Вина К. установлена и другими материалами дела.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в умышленном причинении смерти П. на почве личных неприязненных отношений, в ходе возникшей между ними ссоры.

Действия К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения К. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Всем доказательствам по делу, в том числе показаниям осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Суд обоснованно в основу обвинения К. положил показания Д. на следствии, указанные выше, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу, приведенными в приговоре, подтверждаются ими.

Оговора Козлова со стороны Д. судебная коллегия не усматривает.

Не доверять показаниям потерпевшего К.В. у суда оснований не было. Показания его последовательные, соответствуют материалам дела, установленным по делу фактическим данным происшедших событий. Ранее осужденных он не знал, никаких отношений с ними не имел.

Утверждение К. о применении в ходе следствия недозволенных методов ведения расследования материалами дела не подтверждено.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Доводы жалоб К. и его защитника о недоказанности вины К. в убийстве П., о его невиновности в совершении этого преступления, ссылки на то, что К. потерпевшего не убивал, это сделал Д., несостоятельны.

Эти версии тщательно проверялись, как не нашедшие своего подтверждения, опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно, с приведением мотивов отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать наличие у К. умысла на лишение жизни П., о чем свидетельствуют множественное нанесение им ударов в жизненно важные органы потерпевшего - в голову, характер и локализация причиненных ими ему телесных повреждений, повлекших его смерть.

Между действиями К. и наступившими последствиями - смертью П. имеется прямая причинная связь.

Мотив действий К. в отношении П. выяснялся, он установлен и указан в приговоре.

Психическое состояние К. исследовано.

С учетом заключения проведенной в отношении него судебно-психиатрической экспертизы, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний суд обоснованно признал К. вменяемым.

Действовал К. сознательно, последовательно, целенаправленно.

Для отмены приговора и прекращения дела в отношении К., как о том ставится вопрос в жалобах последнего и его защитника Захаровой Л.П., оснований не имеется.

Наказание К. назначено с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

Оснований для смягчения К. наказания судебная коллегия не находит.

Кассационные жалобы осужденного К. и его защитника Захаровой Л.П. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 14 февраля 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К. и защитника Захаровой Л.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"