||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 октября 2002 г. N 53-о02-10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Вячеславова В.К.

судей Верховного Суда РФ Кудрявцевой Е.П. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2002 года кассационный протест государственного обвинителя, кассационные жалобы осужденных С.В., С.А., П.В., Ф.В. на приговор Красноярского краевого суда от 5 октября 2001 года, которым

П.В., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. 3, 4, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", "н" УК РФ на 20 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 18 лет; по ст. 117 ч. 2 п. "е" УК РФ - на 6 лет; по ст. 111 ч. 3 п. "а", "в" УК РФ - на 10 лет; по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ - на 7 лет; по ст. 166 ч. 3 УК РФ - на 6 лет; ст. ст. 33 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ - на 4 года; 175 ч. 1 УК РФ - на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Ф.А., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 117 ч. 2 "е" УК РФ на 5 лет; ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", "н" УК РФ - на 19 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 17 лет; по ст. 111 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ - на 8 лет; по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ - на 7 лет; по ст. 213 ч. 3 УК РФ - на 5 лет; по ст. 166 ч. 3 УК РФ - на 8 лет; по ст. ст. 33 ч. 3, 5, 167 ч. 2 УК РФ - на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 24 года в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме;

Ф.В. <...>, со средне-специальным образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", "н" УК РФ на 20 лет; по ст. 161 ч. 1 УК РФ - на 3 года; по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 9 лет; по ст. 166 ч. 3 УК РФ - на 8 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 5 лет.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 25 лет в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме;

С.А., <...>, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 117 ч. 2 п. "е" УК РФ на 3 года; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - на 9 лет.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 10 лет в исправительной колонии строгого режима;

С.В., <...>, имеющий двух малолетних детей, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 117 ч. 2 п. "е" УК РФ на 4 года; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - на 14 лет.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 15 лет в исправительной колонии строгого режима;

И., <...>, со средне-специальным образованием, несудимый,

оправдан по ст. ст. 111 ч. 3 п. "а", 166 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", 167 ч. 2 УК РФ за недоказанностью его участия в преступлениях.

Л.В., <...>, несудимый,

осужденный к лишению свободы: по ст. 166 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 264 ч. 2 УК РФ - на 2 года с лишением права управления транспортным средством на три года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 6 лет с лишением права управлять автотранспортным средством на 3 года.

Уголовное дело в отношении Л.В. рассматривается в соответствии со ст. 360 ч. 2 УПК РФ в силу того, что кассационный протест государственного обвинителя касается его.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., объяснения осужденных С.В и Ф.В., поддержавших свои кассационные жалобы, мнение прокурора Лушпа Н.В., поддержавшей кассационный протест и возражавшей против доводов, изложенных в кассационных жалобах, судебная коллегия

 

установила:

 

П.В., Ф.А., С.А., С.В. осуждены за истязание группой лиц. Кроме того, П.В. осужден за соучастие в форме организаторства и подстрекательства, а Ф.А. за соучастие в форме пособничества в умышленном убийстве потерпевших О. и Д.Е., заведомо для них находившегося в беспомощном состоянии, совершенном неоднократно, с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; П.В. и Ф.А. также осуждены за умышленное убийство потерпевшего Ф., совершенное неоднократно, группой лиц, из корыстных побуждений; оба они, а также Ф.В. осуждены еще и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом, ранее совершившим умышленное убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, и за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, причинившее крупный ущерб;

П.В. - за похищение потерпевшего К., совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой по предварительному сговору.

Ф.В. осужден за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, а П.В. - за соучастие в форме организаторства, а Ф.А. в форме пособничества в совершении этого преступления.

П.В. осужден также за заранее не обещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем;

Ф.А. также осужден за хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Л.В. осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, причинившее крупный ущерб; за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

И. обвинялся в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего Д.Е., опасного для жизни человека, совершенном организованной группой; в умышленном причинении легкого вреда здоровью К.; в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой, с причинением крупного ущерба; в умышленном убийстве лица, заведомо находившегося в беспомощном состоянии, совершенном с особой жестокостью, организованной группой, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены: П.В., Ф.А., С.В. и С.А. 19 мая 1974 г., этими же лицами за исключением С.А. - 11 июля 1999 г.; Ф.А., Ф.В., П.В. - 4 - 5 ноября 1999 г.

Судом И. оправдан за недоказанностью совершения им этих преступлений.

В судебном заседании осужденные П.В., Ф.А. виновными себя, как в убийстве потерпевшего О., так и в его истязании, не признали, утверждая, что они лишь приняли участие в сокрытии трупа потерпевшего; отрицали свою вину они и в убийстве потерпевшего Ф., в похищении К.;

осужденные С.В. и С.А. в посягательстве на О. виновными себя признали частично;

Ф.В., не отрицая своей вины в убийстве Ф., отрицал причастность к этому преступлению Ф.А. и П.В., вину в отношении потерпевшего Д.Е., как и в отношении К., отрицал;

Ф.А. виновным себя в хулиганстве в отношении потерпевшего Д. признал, в отношении потерпевшего Д.Е. не признал;

П.В. виновным себя не признал.

В кассационном протесте со ссылкой на необоснованность оправдания И. по ст. 166 ч. 3 УК РФ государственный обвинитель ставит вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении И. в этой части. При этом государственный обвинитель указывает, что Л.В. с Д.Е. в салоне автомашины "УАЗ" выехал с целью убийства Д.Е.

В кассационных жалобах:

осужденный П.В., отрицая свою причастность к убийству О., Ф., утверждает, что убийство О. совершил С.В., а Ф. убил Ф.В. в его отсутствие. Отрицает он свою причастность и к посягательствам на потерпевших Д.Е. и К. По мнению осужденного, Д.Е. умер в результате автоаварии и самовозгорания автомобиля. Осужденный обращает внимание на необъективность и неполноту как предварительного, так и судебного следствия, на фальсификацию материалов дела в отношении него. В этой связи он ссылается на то, что осужден по ст. 175 ч. 1 УК РФ, а наказание ему назначено по ст. 175 ч. 2 УК РФ. П.В. утверждает, что оговорил себя и других осужденных под воздействием недозволенных методов следствия. В дополнительной кассационной жалобе он утверждает, что доказательств совершения им указанных выше преступлений по делу не имеется. По мнению осужденного, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в суде. Кроме того, выводы суда содержат существенные противоречия. С учетом изложенного он просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство с изменением меры пресечения;

осужденный Ф.В. также утверждает, что инкриминированных ему преступлений он не совершал и предъявленное ему обвинение не доказано. Ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и неправильное применение норм уголовно-процессуального закона, а также на несоответствие назначенного наказания тяжести преступления, он просит отменить приговор с прекращением производства в отношении него за отсутствием в его действиях состава преступления. В дополнительных кассационных жалобах он обращает внимание на нарушение ст. 303, 131 УПК РСФСР, на оговор со стороны П.В. и на самооговор под воздействием недозволенных методов следствия, на то, что его осуждение основано на противоречивых доказательствах. Он также обращает внимание на нарушение его права на защиту, заключающееся в том, что его защищала адвокат, которую "признали недействительной". С учетом изложенного Ф.В. просит об отмене приговора с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, в дополнительной кассационной жалобе (т. 11, л.д. 519) он просит дело направить на дополнительное расследование;

осужденный С.А. с приговором не согласен, считает, что материалы дела сфабрикованы. Он ссылается на самооговор под воздействием недозволенных методов следствия, на необъективность, неполноту и односторонность предварительного и судебного следствия, на неправильную оценку доказательств судом. Он оспаривает вывод суда относительно предварительного сговора и умысла на убийство потерпевших. Утверждает, что был лишен права воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. С учетом изложенного он просит либо об отмене приговора, либо о переквалификации его действий на ст. 316 УК РФ;

осужденный Ф.В. со ссылкой на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; на существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не конкретизируя при этом сами нарушения; на неправильное применение уголовного закона и несоответствие назначенного наказания тяжести содеянного им он просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование;

осужденный С.В. с приговором не согласен и считает его несправедливым и незаконным. При этом он ссылается на неполноту, необъективность и односторонность как предварительного, так и судебного следствия. По мнению осужденного, его осуждение основано на недопустимых доказательствах, добытых путем недозволенных методов следствия и в отсутствии адвокатов.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит вину осужденных в содеянном установленной показаниями самих осужденных Ф.А., П.В., С.В., С.А., данными с соблюдением уголовно-процессуального закона и положений ст. 51 Конституции РФ, которыми осужденные уличали себя и друг друга в совершении преступлений при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Изложенное объективно подтверждается протоколом осмотра места происшествия, из которого усматривается, что в месте захоронения трупа потерпевшего О. обнаружены фрагменты его одежды, о которой упоминали осужденные; два презерватива, что подтверждает способ истязания потерпевшего путем введения в анальное отверстие потерпевшего резиновой дубинки, на которую осужденные предварительно надели презервативы.

Из протокола обыска помещений дома П.В. следует, что во времянке была изъята резиновая дубинка, на которой согласно заключению судебно-биологической экспертизы обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего О. не исключается.

Показания осужденных по способу причинения потерпевшим О., Ф. и Д.Е. телесных повреждений и способу сокрытия трупа объективно подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы в помещении указанной выше времянки обнаружена кровь человека, происхождение которой от О. не исключается. Аналогичное заключение судебно-биологической экспертизы относительно принадлежности крови, изъятой в этой времянке, и потерпевшему Д.Е.

Показания осужденных в части мотива убийства потерпевшего Ф. объективно подтверждаются показаниями свидетелей П.Н., К., Г.

Совокупность изложенных доказательств опровергает доводы осужденных С.В. и Ф.В. о том, что каждый из них совершил убийство потерпевших один: С.В. - потерпевшего О., а Ф.В. - потерпевшего Ф.

Кроме того, вина Ф.В. в хулиганстве подтверждается показаниями потерпевшего Д. об обстоятельства его избиения осужденным без какого-либо повода с его стороны; заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у потерпевшего Д. в лобно-височной области, сотрясения головного мозга, относящихся к категории легкого вреда здоровью. Вина Ф.А. и П.В. в похищении К. подтверждается, кроме показаний осужденных, показаниями потерпевшего.

Вина Ф.В. в завладении золотыми изделиями потерпевшего Д.Е. в ходе нападения на последнего объективно подтверждается протоколом выемки ювелирных украшений - золотого кольца, цепочки и печатки из автомашины К., по показаниям которого эти изделия из золота положил в его автомашину П.В. Последний утверждал, что ему дал их Ф.В.

Согласно протоколу опознания потерпевшие Д. опознали эти вещи как принадлежавшие погибшему Д.Е.

Показания осужденных по обстоятельствам причинения потерпевшему Д.Е. тяжких телесных повреждений и его умышленного убийства, завладения автомобилем потерпевшего без цели его сбыта, кроме того, подтверждаются показаниями осужденного Л.В., подтвердившего обстоятельства преступлений, изложенных в приговоре; заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у потерпевшего сочетанной травмы головы; протоколом осмотра места происшествия, в котором отражено, что сгоревший автомобиль потерпевшего вместе с находившимся в нем трупом потерпевшего со следами воздействия высокой температуры, был обнаружен в месте, указанном самими осужденными в их показаниях.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего Д.Е. наступила от воздействия высокой температуры.

Доводы о самовозгорании автомобиля с потерпевшим судом проверены и опровергнуты со ссылкой на совокупность изложенных выше доказательств, на показания свидетеля Л., слышал разговор между Ф.В. и П.В. о поджоге автомобиля потерпевшего; на заключение пожарно-технической экспертизы, исключившей самовозгорание автомобиля.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий за исключением квалифицирующего признака умышленного убийства, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении Ф.А., Ф.В. и П.В. Квалифицируя действия осужденных в части умышленного убийства потерпевшего О., суд исключил указанный квалифицирующий признак, сославшись на то, что осужденные сами привели потерпевшего в беспомощное состояние на месте убийства. Между тем, обстоятельства совершения убийства потерпевшего Д.Е., признанные установленными судом, также свидетельствуют о том, что потерпевший был приведен в беспомощное состояние также осужденными непосредственно перед его убийством. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает ошибочной квалификацию содеянного осужденными в части убийства потерпевшего Д.Е. с учетом названного квалифицирующего признака, который в силу изложенного подлежит исключению из приговора.

Совокупность обстоятельств совершения преступлений в отношении потерпевших О., Ф., Д.Е., в частности, применявшиеся осужденными орудия преступления, обладающие высокой поражающей силой; множественность, тяжесть и локализация телесных повреждений в области жизненно важных органов потерпевших свидетельствует, вопреки утверждению осужденных, об их умысле на убийство потерпевших.

Оснований для переквалификации содеянного осужденными, в том числе и осужденного С.В. на ст. 316 УК РФ, по делу не имеется.

Вместе с тем, с учетом истечения сроков давности уголовного преследования П.В. по ст. 175 ч. 1 УК РФ приговор в этой части в отношении него подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами, изложенными в кассационном протесте, о необоснованности оправдания И. по ст. 166 ч. 3 УК РФ по следующим основаниям.

Из дела усматривается, что И. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 3 п. "а", 167 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к", 115, 166 ч. 4 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель со ссылкой на недостаточность доказательств отказался от обвинения И. по ст. ст. 115, 111 ч. 3 п. "а", 167 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "к" УК РФ.

Принимая решение об оправдании И. и по ст. 166 ч. 3 УК РФ, суд обоснованно сослался на тот же довод - на отсутствие доказательств вины И. в совершении этого преступления. При этом суд указал на то, что сам И. как на следствии, так и в суде отрицал свою причастность к содеянному и утверждал, что оказался случайным пассажиром в автомобиле осужденных, которых он попросил подвезти его до дома. Этот довод в судебном заседании не опровергнут. Осужденные по данному делу в судебном заседании подтвердили его показания и отрицали его причастность к преступлению. Ссылка в протесте на показания самого И. на следствии, в соответствии с которыми, по мнению автора протеста, он уличал себя в совершении данного преступления не основана на материалах дела. Согласно приведенным в протесте показаниям И. он оказался очевидцем совершенного осужденными преступления. Сам по себе факт присутствия на месте преступления при отсутствии доказательств совершения лицом конкретных действий, направленных на совершение этого преступления, не может свидетельствовать о его причастности к данному преступлению. Кроме того, государственный обвинитель в кассационном протесте не оспаривает принятое судом решение по ходатайству прокурора об оправдании И. по остальному обвинению за недостаточностью доказательств, принятому судом на основании той же доказательственной базы, что и в части оправдания по ст. 166 УК РФ. При таких обстоятельствах у суда не было оснований для постановления обвинительного приговора в отношении И.

Судебная коллегия не может согласиться и с указаниями в кассационном протесте, приведенными выше, в отношении осужденного Л.В. и находит необоснованным осуждение Л.В. по ст. 264 ч. 1 УК РФ по следующим основаниям.

Излагая обстоятельства совершения Л.В. этого преступления, суд фактически признал установленными обстоятельства, свидетельствующие о том, что Л.В. совершил свои действия в состоянии крайней необходимости. В этой связи, в частности, суд указал следующее: "не желая участвовать в осуществлении преступных замыслов подсудимых Ф.В., Ф.А. и П.В., Л.В. выехал на автомобиле УАЗ-469 из села Ермакова на дорогу и не желая выполнять указание П.В. ехать в сторону села Жеблахты Ермаковского района, развернул автомобиль в противоположную сторону и поехал в сторону д. Николаевка... На перекрестке дороги, идущей в с. Николаевка и дороги М-54, П.В. догнал автомобиль УАЗ-469, светом фар своего автомобиля подал сигнал Л.В. остановиться... Осознавая преступное намерение Ф.А., Ф.В. и П.В. о лишении жизни потерпевшего Д.Е., но еще не зная о способе осуществления преступного умысла, Л.В., не желая соучаствовать в их преступной деятельности, проехав с. Ермаковское, пытаясь оторваться от следующего за ним под управлением П.В. автомобиля марки М 2141, увеличил скорость... следуя в условия гололеда со скоростью 100 км/час, пытаясь уехать от следовавшего за ним автомобиля, оглянувшись назад... не справился с управлением" в результате автомобиль, потерявший управление, ударился о бордюрное ограждение дороги и перевернувшись встал на крышу в кювете. Изложив таким образом обстоятельства содеянного Л.В., суд ошибочно пришел к выводу о том, что Л.В. нарушил правила дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что умысел Л.В. был направлен не на нарушение правил дорожного движения, а на предотвращение тяжкого преступления. С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении Л.В. по ст. 264 ч. 1 УК РФ отменить с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и указанного в кассационных жалобах, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Доводы осужденных об оговоре и самооговоре осужденных под воздействием недозволенных методов следствия судом проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре с учетом совокупности изложенных выше доказательств, а также со ссылкой на показания осужденных по обстоятельствам содеянного, которые следствию не были известны и нашли свое подтверждение в ходе проведения дальнейших следственных действий, в частности, относительно способа, места и орудий убийства потерпевшего О. и его истязания, деталей одежды потерпевшего, предметов, использованных осужденными при его истязании; относительно способа убийства потерпевшего Ф.

Не основаны на материалах дела и доводы о нарушении права осужденных, в частности, Ф.А., С.В. на защиту. Из дела усматривается, что им, как на следствии, так и в суде оказана юридическая помощь адвокатами, положения ст. 51 Конституции РФ, как и другим осужденным, им разъяснялись. В частности, Ф.А. со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ, отказывался от дачи показаний (т. 2, л.д. 252). С материалами дела в порядке ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР они, в том числе и Ф.А., ознакомлены с адвокатом в полном объеме. Копию обвинительного заключения, содержащую детальный анализ имевшихся в уголовном деле доказательств, они получили своевременно, что обеспечивало им полную возможность защищаться в судебном заседании от предъявленного обвинения. Доводы о применении в отношении них недозволенных методов следствия по делу проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре. Исследованным судом доказательствам, добытым с соблюдением уголовно-процессуального закона, судом дана оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений и обстоятельств, касающихся личности осужденных. Между тем, судебная коллегия считает ошибочным назначение осужденному П.В. окончательного наказания по совокупности преступлений в виде пожизненного лишения свободы. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями средней тяжести, тяжкими или особо тяжкими преступлениями, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть более 25-ти лет. По данному делу наказание в виде пожизненного лишения свободы при назначении наказания отдельно за каждое преступление не назначалось. При таких обстоятельствах назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы по совокупности преступлений не основано на законе. С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым заменить пожизненное лишение свободы, назначенное П.В. по совокупности преступлений, лишением свободы на определенный срок. При этом судебная коллегия считает необходимым на основании ст. 58 ч. 2 УК РФ назначить ему отбывание первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР, ст. 307 ч. ч. 4, 5 УПК РФ суд обязан мотивировать свои решения, в том числе, и в части назначения наказания и режима его отбывания. Приняв решение в резолютивной части относительно отбывания осужденными Ф.А. и Ф.В. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме, суд в описательно-мотивировочной части приговора не привел соответствующих мотивов такого решения. Между тем, из материалов дела следует, что осужденные Ф.А. и Ф.В. ранее не судимы, положительно характеризуются. С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об отбывании Ф.В. и Ф.А. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

Что касается ссылки П.В. в обоснование фальсификации материалов дела в отношении него на то, что он осужден по ст. 175 ч. 1 УК РФ, а наказание ему назначено по ст. 175 ч. 2 УК РФ, то она не соответствует материалам дела. Согласно приговору П.В. осужден по ст. 175 ч. 1 УК, по этому же закону назначено ему наказание (т. 11, л.д. 305). В копии приговора, направленной осужденному, в резолютивной части содержится опечатка.

Гражданский иск по делу разрешен в соответствии с законом.

Оснований для отмены приговора, а также для иного, чем указано в описательной части определения, изменения приговора, в том числе со смягчением назначенного наказания, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 5 октября 2001 года в отношении Л.В. по ст. 264 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством в этой части прекратить за отсутствием состава преступления. Считать его осужденным по ст. 166 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 5 лет в исправительной колонии общего режима.

Тот же приговор в отношении П.В. по ст. 175 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить за истечением сроков давности;

этот же приговор в отношении него, а также Ф.А., Ф.В. изменить:

исключить из приговора квалифицирующий признак умышленного убийства, предусмотренный ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ - совершение убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии,

исключить указание об отбывании Ф.А. и Ф.В. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме;

исключить из приговора указание о назначении П.В. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ наказания в виде пожизненного лишения свободы; считать его осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 4, 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к", "н", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 117 ч. 2 п. "е", 111 ч. 3 п. "а", "в", 126 ч. 2 п. п. "а", "в", 166 ч. 3; 33 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 25 лет в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме.

В остальном тот же приговор в отношении них, а также в отношении С.А., С.В. и И. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"