||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2001 года

 

Дело N 46-В01пр-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                      Нечаева В.И.

 

рассмотрела в судебном заседании 2 марта 2001 г. по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Ленинского районного суда г. Самары от 12 октября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 15 декабря 1999 г., постановление президиума Самарского областного суда от 29 июня 2000 г. дело по иску К. к УГПС УВД Самарской области о восстановлении на работе и взыскании денежного содержания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к Управлению Государственной противопожарной службы УВД Самарской области о восстановлении на работе и взыскании денежного содержания, считая свое увольнение по п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации незаконным.

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 12 октября 1999 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 15 декабря 1999 г., в иске было отказано.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 29 июня 2000 г. был отклонен протест прокурора области.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что К. проходила службу в Управлении Государственной противопожарной службы (УГПС) УВД Самарской области с 1976 года, являлась старшим инспектором инспекции госпожнадзора 74-й пожарной части 14-ОГПС, имела звание капитана внутренней службы.

Приказом N 21 л/с от 21.09.98 она была уволена по ст. 58 п. "б" (по достижении предельного возраста) Положения о прохождении службы в органах внутренних дел с 24.09.98 (л.д. 6 - 9).

Рабочим местом истицы являлся Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, администрация которого неоднократно ходатайствовала об оставлении ее на службе (л.д. 45 - 50).

К., 14.01.50 года рождения, предельного возраста для прохождения службы в звании капитана (45 лет) достигла в январе 1995 года. На 1996 и 1997 гг. срок службы истице продлевался (л.д. 105 - 110).

В марте 1998 г. К. вновь обратилась с рапортом к начальнику УГПС о продлении срока службы до достижения 50 лет, однако начальник УГПС Жарков А.В. ей в этом отказал, наложив 25.03.98 резолюцию "целесообразно оформить на пенсию". Непосредственные руководители истицы ходатайствовали об оставлении ее на службе (л.д. 16).

На заседании аттестационной комиссии УГПС, состоявшемся 25.02.98, было принято решение ходатайствовать перед начальником УГПС не продлять срок службы ряду сотрудников, в том числе К. (л.д. 17).

Из представления к увольнению из органов внутренних дел по п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ видно, что К. характеризуется положительно, проводит разъяснительную работу, занятия по программе пожарно-технического минимума среди сотрудников охраняемых объектов, грамотно и своевременно составляет служебную документацию, при сдаче зачетов по профессиональным знаниям показывает хорошие результаты (л.д. 56).

Клинико-экспертная комиссия поликлиники УВД признала К. здоровой, в справке КЭК от 18.12.97 указано, что она может продолжать службу в занимаемой должности, такое заключение согласовано с военно-врачебной комиссией (л.д. 14).

Отказывая К. в иске, суд исходил из того, что ее увольнение произведено с соблюдением требований закона; кроме того, истица без уважительных, по мнению суда, причин пропустила срок для обращения в суд.

С таким выводом согласиться нельзя, поскольку судом неверно истолкованы нормы материального права и нарушены нормы процессуального права, что привело к принятию незаконного решения.

В соответствии с абзацем 1 части 7 статьи 19 Закона РФ "О милиции" сотрудник милиции может быть уволен со службы по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел.

Федеральным законом "О пожарной безопасности" на сотрудников и военнослужащих Государственной противопожарной службы распространяются положения, регламентирующие прохождение службы соответственно в органах внутренних дел и в Вооруженных Силах РФ.

Статьей 59 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.92, установлены возрастные ограничения для сотрудников ОВД: в частности, сотрудники ОВД, имеющие специальные звания от младших лейтенантов милиции (внутренней службы, юстиции) до подполковников милиции (внутренней службы, юстиции), могут состоять на службе в ОВД до достижения 45 лет. Сотрудники, достигшие предельного возраста, подлежат увольнению.

В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники ОВД в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до 5 лет.

Суд не учел, что увольнение по инициативе руководителя без согласия сотрудника и без обоснования причин, подтверждающих невозможность дальнейшего прохождения службы, не соответствует Конституции Российской Федерации.

В приказе об увольнении истицы не указаны основания, послужившие поводом для освобождения от занимаемой должности в связи с достижением предельного возраста.

Отсутствие указания поводов к увольнению позволило администрации скрыть подлинные причины увольнения, допустило возможность произвола в решении вопроса об увольнении.

В данном случае имеет место препятствование истице продолжать службу, не основанное ни на интересах службы, ни на требованиях к профессиональным знаниям и личным качествам сотрудника.

Норма об увольнении по достижении предельного возраста по существу является гарантией прав сотрудника ОВД на продолжение службы в случае пригодности по состоянию здоровья и добросовестного исполнения в прошлом своих обязанностей. Обоснование администрацией невозможности продолжения сотрудником службы устраняет вероятность произвольных действий со стороны руководителя, не основанных на интересах службы.

К. была согласна продолжать службу, характеризуется положительно, медицинских противопоказаний для дальнейшего прохождения службы не имеет.

Ссылка президиума Самарского областного суда на то, что истица не прошла медицинскую комиссию, не соответствует материалам дела. Из справки клинико-экспертной комиссии, согласованной с военно-врачебной комиссией, видно, что К. признана здоровой и может продолжать службу в занимаемой должности.

Противоречит материалам дела и вывод судебных инстанций о пропуске истицей срока для обращения в суд без уважительных причин. Из выписки из медицинской карты К. видно, что 05.09.98 она обратилась в поликлинику УВД, ей был установлен диагноз "вегето-сосудистая дистония, криз", при осмотрах 30.09.98, 15.10.98, 05.11.98, 12.11.98 диагноз подтвержден, дополнительно установлен диагноз "астенический синдром", проводилось лечение (л.д. 84).

Истица в суде пояснила, что помещение в стационар в связи с гипертоническим кризом ей было предложено врачом, но из-за отсутствия в больнице лекарств она отказалась, получала лечение на дому (массаж, уколы), нервное напряжение (волнение) ей было противопоказано (л.д. 98 об. - 99), обращаться в суд она была не в состоянии из-за высокого кровяного давления (л.д. 91 об.).

Эти обстоятельства судом во внимание не приняты, хотя имели существенное юридическое значение, поскольку подтверждали доводы истицы о наличии уважительных причин пропуска срока на обращение в суд.

При указанных нарушениях судом норм материального и процессуального права состоявшиеся по делу судебные постановления законными быть признаны не могут.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное, выяснить юридически значимые для данного дела обстоятельства и вынести решение по существу возникшего спора после определения наличия или отсутствия противопоказаний для оставления истицы на службе после достижения предельного возраста нахождения на службе и после оценки обстоятельств пропуска срока для обращения истицы в суд.

На основании ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Самары от 12 октября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 15 декабря 1999 г., постановление президиума Самарского областного суда от 29 июня 2000 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"