||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 февраля 2001 г. N 83п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего - Меркушова А.Е.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрела дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Е. Меркушова на приговор Пермского областного суда от 18 августа 1999 года, по которому

К.В., <...>, несудимая, -

осуждена по ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 22 июня 1998 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 марта 2000 года приговор суда в отношении К.В. оставлен без изменения, а в отношении Е. в части его осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ отменен и дело производством прекращено в связи с его смертью.

Тот же приговор в части оправдания Е. по ст. 139 ч. 1 УК РФ оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении из судебных решений осуждения К.В. по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору суда, К.В. признана виновной в пособничестве в совершении убийства своего мужа Е.

Преступление совершено в городе Чусовом Пермской области при следующих обстоятельствах.

К.В. проживала в г. Чусовом, состояла в зарегистрированном браке с К., в то же время познакомилась с Е.В., встречалась с ним.

Е., находясь под следствием в розыске, желая избавиться от К., завладеть его имуществом - коттеджем, продать его, уехать в другую местность, зарегистрировать брак с К.В. на ее фамилию, тем самым скрыться от следствия, неоднократно склонял К. к убийству мужа. К.В. не соглашалась, но после настойчивых требований Е. согласилась.

29 мая 1998 года, согласно договоренности, К.В. сообщила Е., что утром следующего дня она с мужем идут в поле в район базы "Локомотив" искать участок под посадку картофеля

30 мая 1998 года, когда К.В. с мужем пришли в условленное место между лыжными базами "Локомотив" и "Металлург" в Чусовском районе, их встретил Е., который, реализуя умысел на убийство, ударил К. кулаком в лицо, затем нанес не менее 3-х ударов ножом в область груди спереди и сзади. К. вырвался и пытался убежать, но Е. догнал его и, желая довести преступный умысел до конца, нанес ему еще не менее 3-х ударов ножом в область груди.

От полученных ранений, повлекших обильное повреждение внутренних органов, К. скончался на месте. Его труп был обнаружен спустя неделю в указанном месте.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Материалами уголовного дела вина К.В. в соучастии в убийстве потерпевшего К. установлена.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению в части квалификации преступных действий осужденной К.В.

Суд ошибочно указал на квалифицирующий признак в действиях К.В. - убийство потерпевшего К. по предварительному сговору группой лиц. Согласно закону, при квалификации убийства по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного по предварительному сговору группой лиц.

Согласно закону, убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления и действовавшие совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовавшие в процессе лишения жизни потерпевшего.

По данному делу суд привел в приговоре доказательства, свидетельствующие о том, что непосредственным исполнителем убийства К. являлся Е., который неоднократно наносил потерпевшему удары ножом в грудь и спину.

То, что К.В. непосредственно не участвовала в процессе лишения жизни потерпевшего, признал и суд, указав в приговоре, что роль К.В. сводилась к тому, чтобы привести своего мужа в условленное место, что она и сделала, и там Е. убил его, т.е. К.В. оказала содействие в убийстве своего мужа, выполняя роль пособника, о чем указал и суд в приговоре.

Данные преступные действия К.В. охватываются диспозицией ст. ст. 33, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, поскольку соучастие К.В. в убийстве мужа не образует группы и предварительного сговора, и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ вменен обоим осужденным ошибочно.

В связи с общественной опасностью содеянного оснований для смягчения наказания К.В. не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Пермского областного суда от 18 августа 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 марта 2000 года в отношении К.В. изменить.

Исключить ее осуждение по ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"