||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 ноября 2000 г. N 859п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на приговор Архангельского областного суда от 17 сентября 1999 года, по которому

Ф., <...>, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений Ф. назначено наказание - 20 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Срок наказания Ф. исчислен с 23 февраля 1998 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2000 года приговор суда оставлен без изменений.

По данному делу осужден Г., в отношении которого протест не внесен.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Ф., исключении из описательной части приговора указания суда о совершении ею разбойного нападения группой лиц, по предварительному сговору.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда Ф. признана виновной в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни, по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Она же совершила убийство лица, заведомо для виновной находящегося в беспомощном состоянии, из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем, по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Она же совершила умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога.

Преступления Ф. совершены в г. Северодвинске Архангельской области при следующих обстоятельствах.

В начале 1998 года Ф. и Г. вступили в сговор на совершение кражи. Подыскивая подходящий вариант для реализации своего преступного намерения, Ф. обратила внимание на квартиру <...>, где проживала судья Северодвинского городского суда Л.Г.

Ф. ранее неоднократно бывала в данной квартире и, будучи в дружеских отношениях с дочерью потерпевшей Л.Я., была хорошо осведомлена об имуществе, находившемся в квартире Л.Г.

18 февраля 1998 года, узнав, что потерпевшая Л.Г. уезжает на три дня из города, а потерпевшая К. 1923 года рождения, являясь инвалидом 2-й группы, из-за отсутствия ноги не отлучается из дома, Ф. решила совершить разбойное нападение и убийство К.

Ф. приняла решение о совершении преступления 19 февраля 1998 года.

Опасаясь возможности возникновения какого-либо препятствия, Ф. позвала с собой Г. для поддержки и подстраховки, не посвящая Г. в свои намерения, полагая, что поставленный перед фактом, Г. не сможет отказаться от доведения преступления до конца.

Полагая, что будет совершаться квартирная кража, Г. взял с собой инструменты для вскрытия двери и встретился с Ф.

Ф. рассказала Г., что они совершат нападение на квартиру Л.Г., где имеется крупная сумма денег и ювелирные изделия, а в квартире находится пожилая женщина-инвалид, которая откроет дверь квартиры на женский голос, а она пройдет в квартиру, закроет потерпевшую в туалетной комнате и тогда позовет Г. для похищения имущества.

Согласно достигнутой договоренности Г. остался ждать в подъезде, а Ф. в 13 час. 45 мин. позвонила в квартиру потерпевшей и попросилась в туалет. Войдя в квартиру, Ф. набросилась на К. и нанесла ей удары ножом, причинив три резаные раны на кистях рук, резаную рану на передней половине шеи с повреждением наружных, внутренних сонных артерий.

В результате действий Ф. от массивной кровопотери потерпевшая К. скончалась на месте происшествия.

После этого Ф. открыла дверь квартиры и позвала Г.

Г., увидев труп К., испугался и хотел убежать, но Ф. остановила его, и они вдвоем похитили из квартиры золотые и серебряные ювелирные украшения и деньги на общую сумму 31.818 руб. 05 коп., причинив потерпевшей Л.Г. значительный ущерб.

Уходя с места происшествия, Ф. с Г., собрав легковоспламеняющиеся вещи и открыв конфорки газовой плиты, подожгли собранные предметы и скрылись с места преступления.

В результате указанных преступных действий потерпевшей Л.Г. причинен значительный ущерб на общую сумму 457999 руб.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность Ф. в содеянном установлена.

Однако юридическая оценка ее действиям дана не совсем правильная.

Судом преступные действия Ф. правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ.

Вместе с тем в описательной части приговора судом ошибочно указан квалифицирующий признак в действиях Ф. по эпизоду разбойного нападения "совершение преступления группой лиц по предварительному сговору".

По смыслу ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из постановленного судом приговора усматривается, что Ф. и Г. не договаривались о совместном участии в нападении на потерпевшую К. и Г. не оказывал Ф. какого-либо содействия в нападении. В то время когда Ф., проникнув в квартиру К., наносила потерпевшей ножевые ранения, Г. находился в подъезде дома и пришел в квартиру, когда К. уже была мертва.

При этом суд указал в приговоре, что Г. тайно совершил кражу имущества, принадлежащего потерпевшей, и квалифицировал его действия по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ.

Поэтому указанный судом в описательной части приговора квалифицирующий признак в действиях Ф. "совершение разбоя по предварительному сговору группой лиц подлежит исключению.

Кроме того, по смыслу уголовного закона квалификация действий осужденной Ф. как убийство, сопряженное с разбоем, исключает квалификацию этого же убийства из корыстных побуждений. Поскольку суд обоснованно признал, что убийство сопряжено с разбоем, подлежит исключению квалифицирующий признак п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - из корыстных побуждений.

На основании изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Архангельского областного суда от 17 сентября 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2000 года в отношении Ф. изменить. Исключить указание о совершении Ф. разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору. Исключить квалифицирующий признак убийства - из корыстных побуждений.

В остальном судебные решения оставить в силе.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"