||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 1997 года

 

(извлечение)

 

Богатовским районным судом Самарской области 13 декабря 1994 г. К. осужден по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР.

Как указано в приговоре, он признан виновным в злостном хулиганстве, совершенном с угрозой применения ножа при следующих обстоятельствах.

Днем 17 сентября 1994 г. К. в нетрезвом состоянии на огороде, где находились его бывшая жена К. и другие лица, нецензурно ее оскорблял, чем грубо нарушил общественный порядок. В связи с тем, что она отказалась зайти в дом для выяснения отношений, из хулиганских побуждений ударил ее кулаком по лицу, а когда она упала, бил ногами и причинил ей легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Поскольку К. убежала к родственнице Б., он пришел туда с ножом, приставлял его к груди К., и та реально восприняла угрозу применения ножа. Б., испугавшись, что К. ударит бывшую жену, отняла у него нож. Тогда он ударил К. по лицу, причинив ей легкое телесное повреждение, повлекшее кратковременное расстройство здоровья.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Самарского областного суда протест прокурора области о переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 112 и ст. 207 УК РСФСР оставил без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденного и об отмене постановления президиума Самарского областного суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 февраля 1997 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

Президиум Самарского областного суда, оставляя без удовлетворения протест прокурора области, в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР, не привел оснований, по которым доводы протеста признал неправильными или несущественными, фактически сослался лишь на показания потерпевшей.

Как видно из показаний К. в суде, отношения между ним и его бывшей женой - К. были неприязненные. 17 сентября 1994 г. они поссорились. Потерпевшая К. показала, что с К. и несовершеннолетней дочерью от брака с ним она проживала в одном доме. Между ней и бывшим мужем происходили ссоры, он нередко избивал ее.

Свидетели Б. (сестра К.) и С. (его племянница) подтвердили, что К. и его бывшая жена жили плохо.

Таким образом, из материалов дела видно, что отношения между К. и К. на протяжении длительного времени носили неприязненный характер. Хотя брак между ними официально расторгнут, они фактически жили одной семьей. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что К. действовал беспричинно, из хулиганских побуждений, а не из личной неприязни, противоречит материалам дела. Об этом свидетельствовали и действия К., совершенные против бывшей жены. В деле отсутствуют сведения о нарушении им общественного порядка. По его словам, во время ссоры с К. на личном огороде кроме них находились его сестра и племянница, других граждан не было.

Как показали К., Б. и С., действия К. были направлены против бывшей жены, остальных он нецензурно не оскорблял и телесных повреждений им не причинял.

Согласно показаниям свидетеля П., она слышала, как К. скандалят, однако не вмешивалась, решив, что они сами решат "семейные дела".

Таким образом, умысел К. был направлен не на нарушение общественного порядка, а на выяснение отношений с бывшей женой, с которой он продолжал проживать совместно, хотя и относился к ней неприязненно.

Кроме того, суд вопреки требованиям ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного К. обвинения, указав в приговоре, что он грубо нарушил общественный порядок в присутствии граждан, беспричинно выражался нецензурно и совершил другие действия, хотя органы предварительного следствия беспричинность действий ему в вину не вменяли. Речь шла о ссоре. Как видно из материалов дела, у К. не было умысла на нарушение общественного порядка. Он звал свою жену домой, чтобы разобраться с ней в личных отношениях, и лишь после того как она отказалась, избил ее.

Доводы К. о том, что он избил жену из ревности, судом не опровергнуты.

При таких обстоятельствах избиение К. бывшей жены следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР как умышленное причинение легких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья, а его угрозу ножом - по ст. 207 УК РСФСР (угроза убийством), поскольку потерпевшая воспринимала ее как реальную.

Вместе с тем в соответствии с новым Уголовным кодексом РФ действия К., квалифицированные по ч. 1 ст. 112 УК РСФСР, подлежат переквалификации на ст. 115 УК РФ, поскольку в соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"