||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 ноября 2000 года

 

Дело N 2-Г00-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2000 г. дело по кассационной жалобе Х. на решение Вологодского областного суда от 2 октября 2000 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., объяснения Х., поддержавшего доводы жалобы, представителя администрации Вологодской области В., возражающей против жалобы, заключение прокурора Гермашевой М.М., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Х. обратился в Вологодский областной суд с заявлением о признании противоречащими федеральному закону ст. 1, п. 4 ст. 11 Закона Вологодской области от 21 июля 1997 года (с последующими изменениями) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Вологодской области", а также п. 2.1 приложения 1, п. 1.2, 3.1 - 3.4 приложения 2, п. 1.2, абзаца 2 п. 3.2 приложения 5 постановления губернатора Вологодской области от 23 марта 2000 года (с последующими изменениями) "О совершенствовании региональной системы идентификации качества алкогольной продукции на территории Вологодской области".

В обоснование заявленных требований Х. ссылался на то, что оспариваемые им нормы Закона области и постановления губернатора области в части введения на территории Вологодской области специального идентификационного знака для алкогольной продукции ведут к ограничению свободы перемещения товаров на территории Российской Федерации, возлагают на хозяйствующих субъектов обязанность уплачивать дополнительный сбор, понуждают к заключению договоров на проведение дополнительной проверки качества продукции с уполномоченным на это предприятием.

Указанным выше решением в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, не соглашаясь с решением, Х. ссылается на то, что оспариваемые им нормы Закона области и постановления губернатора области противоречат федеральному закону.

Судебная коллегия полагает, что решение Вологодского областного суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что в целях обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, в том числе и алкогольной продукции, субъектами Российской Федерации могут вводиться определенные ограничения перемещения товаров и услуг.

На территории Вологодской области реализация алкогольной продукции разрешается только при наличии идентификационного знака области.

Принимая данное решение, суд неправильно применил нормы материального права.

Как следует из оспариваемых норм, введение специального идентификационного знака для алкогольной продукции, реализуемой на территории Вологодской области, ведет к ограничению свободы перемещения этой продукции на территории Российской Федерации.

Между тем в силу п. 2 ст. 74 Конституции Российской Федерации ограничение перемещения товаров и услуг может вводиться только в соответствии с федеральным законом.

Следовательно, указанные выше ограничения не могли быть установлены законом субъекта Российской Федерации.

В подтверждение выводов о том, что субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков, суд сослался на п. 4 ст. 12 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции". По мнению суда, введение идентификационного знака относится к таким специальным защитным мерам. Однако в соответствии со ст. 5 указанного Федерального закона установление обязательной маркировки специальными марками производителей и реализуемой на территории Российской Федерации алкогольной продукции относится к ведению Российской Федерации в области производства и оборота этилового спирта и спиртосодержащей продукции.

С учетом этого положения постановлениями Правительства Российской Федерации установлены специальные марки, порядок маркировки производимой и реализуемой на территории Российской Федерации алкогольной продукции.

Постановлением губернатора Вологодской области от 23 марта 2000 года "О совершенствовании региональной системы идентификации качества алкогольной продукции на территории Вологодской области" предусмотрено взимание платы за идентификационные знаки (п. 1.2 приложения 5). Однако Налоговым кодексом РФ не допускается установление налогов и сборов, которые бы нарушали единое экономическое пространство Российской Федерации и, в частности, прямо или косвенно ограничивали бы свободное перемещение в пределах территории Российской Федерации товаров (работ, услуг) (ст. 3).

Нельзя также согласиться с выводом суда об отсутствии оснований для признания противоречащей федеральному закону ст. 1 Закона области "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", устанавливающей, что оптовая торговля алкогольной продукцией на территории области может осуществляться только юридическими лицами, имеющими складские помещения определенной площади и установленный данным Законом оборот алкогольной продукции, поскольку указанные положения закона также предусматривают ограничения для оптовой торговли алкогольной продукцией.

С учетом указанных выше обстоятельств решение Вологодского областного суда от 2 октября 2000 года не может быть признано законным и подлежит отмене. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся в деле материалов, Судебная коллегия полагает возможным вынести новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Подтверждением того, что требования Х. являются обоснованными, служит и тот факт, что оспариваемое им постановление губернатора области от 23 ноября 2000 года "О совершенствовании региональной системы идентификации качества алкогольной продукции на территории Вологодской области" признано утратившим силу постановлением от 17 ноября 2000 года.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

решение Вологодского областного суда от 2 октября 2000 года отменить и постановить новое решение, которым удовлетворить заявление Х. и признать противоречащими федеральному закону, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу ст. 1 и п. 4 ст. 11 Закона Вологодской области "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Вологодской области" от 21 июля 1997 года (с последующими изменениями), а также недействительным и не порождающим правовых последствий со дня издания постановление губернатора области "О совершенствовании региональной системы идентификации качества алкогольной продукции на территории Вологодской области" от 23 марта 2000 года N 233 (с последующими изменениями и дополнениями).

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"