||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 ноября 2000 г. N 86пв2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Радченко В.И.,

    членов Президиума                            Вячеславова В.К.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                    Свиридова Ю.А,

    с участием заместителя Генерального

    прокурора Российской Федерации                   Давыдова В.И.

 

рассмотрел по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 12 января 1998 года, на решение Мелеузовского городского суда от 2 декабря 1998 года, на определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 17 марта 1998 года и 23 марта 1999 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 года дело по иску Д. к акционерному обществу "Мелеузовский завод железобетонных конструкций" (МЗЖБК) Республики Башкортостан о восстановлении на работе, снятии дисциплинарных взысканий, взыскании заработной платы и компенсации за моральный вред.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Д. работала начальником экономического отдела на Мелеузовском заводе железобетонных конструкций, впоследствии ставшим акционерным обществом "Мелеузовский завод железобетонных конструкций".

Приказом N 223 от 3 июля 1995 года она была освобождена от занимаемой должности в связи с реорганизацией предприятия.

Приказом N 266 от 8 августа 1995 года Д. был объявлен выговор за систематическое нарушение формирования фонда оплаты труда по цехам (т. 1, л.д. 44).

Приказом N 136-к от 21 ноября 1995 года на Д. было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 20 ноября 1995 г. с 9 часов 30 минут до 11 часов (т. 1, л.д. 45).

26 января 1996 года Д. была уволена с работы за систематическое нарушение трудовых обязанностей по пункту 4 ст. 39 Трудового Кодекса Республики Башкортостан приказом N 6-к от 17 января 1996 года (т. 1, л.д. 90).

Поводом к увольнению истицы послужило отсутствие ее на работе без уважительных причин 27 декабря 1995 года с 8 часов 45 минут до 11 часов, и то, что ранее за нарушение трудовой дисциплины была подвергнута дисциплинарным взысканиям.

Считая увольнение неправильным, Д. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, снятии дисциплинарных взысканий, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации за моральный вред.

В подтверждение требований указала, что дисциплинарные взыскания наложены незаконно, причиной увольнения является ее критика руководства акционерного общества.

Д. также просила суд взыскать с ответчика невыплаченную заработную плату, ссылаясь на то, что приказом N 299 от 12 сентября 1995 года ей незаконно была установлена пониженная часовая ставка.

Решением Мелеузовского городского суда от 18 апреля 1996 года, оставленным без изменения определением Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 18 июня 1996 года, требования Д. удовлетворены частично: признан незаконным приказ N 299 от 12 октября 1995 года об установлении часовой ставки и в ее пользу с ответчика было взыскано 2128000 рублей и компенсация за моральный вред, причиненный невыплатой заработной платы в сумме 200000 рублей. В остальной части иска отказано (т. 1, л.д. 227 - 233).

Постановлением президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 21 февраля 1997 года судебные решения в части отказа в иске Д. о восстановлении на работе отменены, и дело в этой части направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (т. 1, л.д. 273 - 275).

Решением Мелеузовского городского суда от 26 мая 1997 года отказано в иске Д. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации за моральный вред, причиненный увольнением (т. 1, л.д. 374 - 375).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 4 сентября 1997 года названное решение суда первой инстанции от 26 мая 1997 года было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд в связи с тем, что необходимо обсудить вопрос о распространении на истицу, как на председателя ревизионной комиссии профсоюзного комитета предприятия, предусмотренных ст. 235 КЗоТ РСФСР, дополнительных гарантий при ее увольнении с работы по инициативе администрации (т. 1, л.д. 397 - 398).

Постановлением президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 12 января 1998 года определение кассационной инстанции от 4 сентября 1997 года было отменено и дело направлено на новое кассационное разбирательство (т. 1, л.д. 421 - 423).

Определением кассационной инстанции от 17 марта 1998 года решение Мелеузовского городского суда от 26 мая 1997 года было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (т. 1, л.д. 431 - 434).

Решением Мелеузовского городского суда от 2 декабря 1998 года, оставленным без изменения определением кассационной инстанции от 23 марта 1999 года, в иске Д. о восстановлении на работе отказано. Признан незаконным приказ N 266 от 8 августа 1995 года "О наказании за нарушение Положения об оплате труда работников АО "МЭЖБК". В остальной части требований отказано (т. 2, л.д. 100 - 103, 133 - 136).

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 года был оставлен без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 12 января 1998 года, решения Мелеузовского городского суда от 2 декабря 1998 года и определений судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 17 марта 1998 года, 11 марта 1999 года (об отложении дела слушанием) и 23 марта 1999 года и оставлении без изменения определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 4 сентября 1997 года (т. 2, л.д. 156 - 164).

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене указанных судебных решений и оставлении без изменения определения кассационной инстанции Верховного суда Республики Башкортостан от 4 сентября 1997 года в связи с неправильным толкованием части 2 ст. 235 КЗоТ РСФСР.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум не находит оснований к отмене судебных решений по доводу, указанному в протесте.

Вывод судебных инстанций о том, что на Д. как на председателя ревизионной комиссии предприятия не распространяются дополнительные гарантии, установленные частью 2 ст. 235 КЗоТ РСФСР, является правильным.

Согласно указанной норме увольнение по инициативе администрации работников, избранных в состав профсоюзных органов и не освобожденных от производственной работы, допускается, помимо соблюдения общего порядка увольнения, лишь с предварительного согласия профсоюзного органа, членами которого они являются, а председателей и членов выборных профсоюзных органов на предприятии, в учреждении, организации, профорганизаторов - с предварительного согласия соответствующего объединения профессиональных союзов.

Такое же положение предусмотрено Трудовым кодексом Республики Башкортостан.

Судебные инстанции правильно исходили из того, что предусмотренные трудовым законодательством гарантии, распространяются только на рабочих и служащих, входящих в состав выборного профсоюзного органа, созданного в целях представительства и защиты интересов работников. Ревизионная комиссия таким органом не является, поскольку осуществляет внутренние контрольные функции, и деятельность администрации не контролирует, в связи, с чем ее члены не нуждаются в дополнительных гарантиях.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, оставив без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на судебные решения, обоснованно согласилась с суждением президиума Верховного суда Республики Башкортостан о том, что председатель ревизионной комиссии не является лицом, на которое распространяются гарантии, предусмотренные частью 2 ст. 235 КЗоТ РСФСР. По смыслу части 2 ст. 235 КЗоТ РСФСР и аналогичной статьи Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (п. 3 ст. 25) установленная ими дополнительная гарантия в виде получения администрацией предприятия предварительного согласия соответствующего объединения профсоюзов распространяется на таких профсоюзных работников, которые организуют работу членов профсоюза, работающих с ними на одном предприятии, представляют и защищают их трудовые права в пределах предоставленных им полномочий. Ревизионные же комиссии, несмотря на их выборность, к числу профсоюзных органов не относятся, являясь лишь комиссиями, призванными осуществлять контроль за бюджетно - финансовой и другой деятельностью профсоюзных органов; осуществление представительских функций, а также защита социально - трудовых прав и интересов работников в число их задач не входят; члены комиссий при осуществлении своих полномочий ни в какие взаимоотношения с администрацией предприятия не вступают, их указания и предложения по результатам проверок деятельности профсоюзного органа обязательны только для проверяемого профсоюзного органа.

Вывод Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что отсутствие каких-либо взаимоотношений с администрацией при осуществлении указанных функций исключает членов ревизионных комиссий из числа лиц, нуждающихся в дополнительных гарантиях, является правильным.

Между тем, с учетом требований части 2 ст. 327 ГПК РСФСР Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает возможным выйти за пределы протеста и отменить решение суда первой инстанции от 2 декабря 1998 года, определение кассационной инстанции от 23 марта 1999 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 года в части отказа в отмене названных судебных решений и направить дело на новое рассмотрение.

Согласно п. 3 ст. 33 КЗоТ РСФСР трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, может быть расторгнут администрацией предприятия, учреждения, организации в случае систематического неисполнения работником без уважительных причин обязанностей, возложенных на него трудовым договором (контрактом) или правилами внутреннего трудового распорядка, если к работнику ранее применялись меры дисциплинарного или общественного взыскания.

В пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" N 16 от 22 декабря 1992 года (с последующими изменениями и дополнениями) разъяснено, что с целью вынесения законных и обоснованных решений по делам о восстановлении лиц, уволенных за нарушение трудовой дисциплины, необходимо выяснить:

1) в чем конкретно выразилось нарушение, явившееся поводом к увольнению, и может ли оно служить основанием для расторжения трудового договора по п. п. 3, 4, 7, 8 ст. 33 КЗоТ РСФСР;

2) учитывались ли администрацией при увольнении тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду;

3) соблюдены ли администрацией предусмотренные ч. 2 ст. 136 КЗоТ РСФСР сроки для применения дисциплинарного взыскания.

Отказывая Д. в иске о восстановлении на работе, суд исходил из того, что она, имея дисциплинарное взыскание в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 20 ноября 1995 года с 9 часов 30 минут до 11 часов, 27 декабря 1995 года вновь нарушила трудовую дисциплину, отсутствовав на рабочем месте с 8 часов 45 мин. до 11 часов 45 мин. без уважительных причин.

Однако причины отсутствия Д. на рабочем месте в указанные дни суд не выяснил, никаких суждений по этому поводу в решении не высказал. При таких данных вывод суда о том, что истица без уважительных причин отсутствовала на рабочем месте, нельзя признать правильным.

Д. в судебном заседании пояснила, что отсутствовала на рабочем месте по уважительным причинам, находилась в профкоме. Доводы истицы подлежали проверке и оценке судом.

Не высказано судом никаких суждений по поводу доводов Д. о том, что она уволена с работы якобы за систематическое нарушение трудовой дисциплины в связи с нежеланием администрации решать вопрос о ее трудоустройстве в связи с сокращением занимаемой ею должности.

Между тем для решения вопроса о правильности увольнения Д. следовало принять во внимание эти доводы и дать им оценку.

Суд счел, что наложенные на Д. дисциплинарные взыскания соответствуют тяжести совершенных ею проступков и иным обстоятельствам, поскольку она не исполняла свои трудовые обязанности, нарушала Правила внутреннего трудового распорядка, что пагубно повлияло на коллектив АО, на состояние трудовой дисциплины.

Учитывая, что суд не выяснил причины отсутствия Д. на рабочем месте, обстоятельств при которых это имело место, нельзя согласиться с выводами суда о соответствии тяжести совершенных проступков с применением к истице крайней меры дисциплинарного взыскания - увольнении по п. 3 ст. 33 КЗоТ РСФСР.

В соответствии с п. 28 ранее указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, если при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут за нарушение трудовой дисциплины, суд придет к выводу, что проступок имел место, но увольнение произведено без учета его тяжести, обстоятельств, при которых он совершен, а также предшествующего поведения работника, его отношения к труду, иск может быть удовлетворен (ч. 7 ст. 136 КЗОТ РСФСР).

При разрешении настоящего спора суд не учел предшествующее поведение Д., ее отношение к труду, то обстоятельство, что на время применения к ней дисциплинарных взысканий она была освобождена от должности начальника экономического отдела в связи с реорганизацией предприятия, вопрос о ее высвобождении не был решен.

С учетом изложенного названные судебные решения, как вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 327, 329, 330, 332 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение Мелеузовского городского суда от 2 декабря 1998 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 23 марта 1999 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 года в части оставления без изменения решения Мелеузовского городского суда от 2 декабря 1998 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 23 марта 1999 года отменить, и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"