||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 ноября 2000 года

 

Дело N 24-Г00-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 ноября 2000 г. дело по заявлению заместителя прокурора Республики Адыгея о признании противоречащими федеральному законодательству пунктов 2, 3, 5 ч. 2 ст. 21, части 6 ст. 21, части 2 ст. 24 и ст. 25 Закона Республики Адыгея "О статусе депутата представительного органа и выборного должностного лица местного самоуправления" по кассационной жалобе председателя Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея С. на решение Верховного Суда Республики Адыгея от 21 сентября 2000 г., которым заявление заместителя прокурора было удовлетворено частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей отменить решение суда в части признания противоречащим федеральному закону пункта 5 ч. 2 ст. 21 названного Закона, в остальной части решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

заместитель прокурора Республики Адыгея обратился в Верховный Суд Республики Адыгея о признании противоречащими федеральному законодательству вышеуказанных статей Закона Республики Адыгея "О статусе депутата представительного органа и выборного должностного лица местного самоуправления".

В подтверждение требования указал, что пунктом 2 ч. 2 ст. 21 этого Закона предусмотрено досрочное прекращение полномочий депутата представительного органа и выборного должностного лица местного самоуправления в связи с утратой гражданства Российской Федерации и Республики Адыгея. Однако это положение противоречит части 4 ст. 4 Федерального закона "Об общих гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", предоставляющей иностранным гражданам, постоянно проживающим на территории муниципального образования, право избирать и быть избранными в органы местного самоуправления на тех же условиях, что и гражданам Российской Федерации.

Пункт 3 ч. 2 ст. 21 этого же Закона, предусматривающий основанием для досрочного прекращения полномочий названных выборных лиц выезд на постоянное место жительства за пределы границ муниципального образования, по мнению заместителя прокурора, противоречит ч. 5 ст. 4 вышеупомянутого Федерального закона, не допускающей ограничения пассивного избирательного права в зависимости от постоянного или преимущественного проживания на определенной территории Российской Федерации.

Пункт 5 части 2 ст. 21 Закона Республики Адыгея, предусматривающий досрочное прекращение полномочий представительного органа и должностного лица местного самоуправления в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда в отношении этого лица, прокурор считает противоречащим ч. 3 ст. 4 Федерального закона "Об общих гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, согласно которой лицо лишается избирательного права только в случае лишения его свободы по приговору суда либо признания его судом недееспособным.

Часть 6 ст. 21 Закона Республики Адыгея, предусматривающая, что гражданин, чьи полномочия как депутата представительного органа или выборного должностного лица прекращены досрочно, не может быть ограничен в пассивном избирательном праве, за исключением случаев прекращения полномочий в соответствии с пунктами 2, 5, 6 и 7 части 2 настоящей статьи, по мнению прокурора, также противоречит ч. 3 ст. 4 указанного Федерального закона.

В силу п. 10 ч. 1 ст. 8 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления" статус и социальные гарантии депутатов, членов других выборных органов, выборных должностных лиц местного самоуправления устанавливаются муниципальным образованием самостоятельно и указываются в его Уставе. В связи с этим ст. 25 Закона Республики Адыгея, устанавливающую социальные гарантии указанных лиц, прокурор также просил суд признать противоречащей федеральному законодательству.

Часть 2 ст. 24 Закона РА, предусматривающую особые условия привлечения депутата представительного органа и должностного лица местного самоуправления к административной ответственности, прокурор счел противоречащей Федеральному закону, ссылаясь на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. N П-6.

Представитель Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея с заявлением прокурора не согласился, считая оспариваемые положения Закона Республики Адыгея законными.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе председатель Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея С., считая его неправильным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, находит подлежащим отмене решение в части признания противоречащим федеральному закону п. 5 ч. 2 ст. 21 Закона Республики Адыгея "О статусе депутата представительного органа и выборного должностного лица местного самоуправления" и вынесению в этой части требования нового решения об отказе в удовлетворении заявления прокурора.

Решение суда в остальной части подлежит оставлению без изменения.

Признавая противоречащим федеральному законодательству п. 5 части 2 ст. 21 названного Закона Республики Адыгея, суд исходил из того, что согласно ч. 3 ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации" досрочное прекращение полномочий депутата представительного органа и должностного лица местного самоуправления возможно в том случае, если в связи с вступившим в законную силу приговором суда он отбывает наказание в местах лишения свободы. Пунктом 5 ч. 2 ст. 21 Закона Республики Адыгея предусмотрено досрочное прекращение полномочий депутата представительного и выборного должностного лица местного самоуправления в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося депутатом представительного органа либо выборным должностным лицом местного самоуправления.

Между тем часть 3 ст. 4 Федерального закона ограничивает право избирать и быть избранными, участвовать в референдуме граждан, признанных судом недееспособными или содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Правило, содержащееся в части 2 п. 5 ст. 21 Закона Республики Адыгея не может рассматриваться как ограничение граждан избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, а является установленной субъектом Российской Федерации мерой ответственности выборного должностного лица или депутата представительного органа местного самоуправления в виде досрочного прекращения их полномочий за совершение преступления.

Право субъекта Российской Федерации устанавливать основания и виды ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, досрочного прекращения полномочий выборных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц предусмотрены пунктами 8 и 9 пункта 1 ст. 8 Федерального Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

При таких данных не было оснований для признания противоречащим федеральному законодательству пункта 5 части 2 ст. 21 названного Закона Республики Адыгея.

В остальной части решение суда является правильным. Суд обоснованно согласился с требованиями прокурора о признании противоречащими положениям Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления" пункта 2 ч. 2 ст. 21, ч. 6 ст. 21, касающейся указанного в ней пункта 2 части 2 ст. 21 оспариваемого Закона. Выводы суда подробно мотивированы и соответствуют требованиям закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Адыгея от 21 сентября 2000 г. отменить в части признания противоречащим федеральному законодательству пункта 5 части 2 ст. 21 Закона Республики Адыгея "О статусе депутата представительного органа и выборного должностного лица местного самоуправления" от 3 июня 2000 г. N 178 и вынести в этой части новое решение об отказе в удовлетворении требования заместителя прокурора Республики Адыгея.

В остальной части решение оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"